Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За 80 лет небытия Владимир Ленин превратился для россиян из великого вождя в объект массовой культуры


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Татьяна Вольтская и Виктор Резунков, философ и психоаналитик Нина Савченкова, и журналист Юрий Белкин.

Андрей Шарый: 80 лет назад умер Владимир Ильич Ленин. Из фигуры обожествляемой за минувшие десятилетия он превратился в предмет ожесточенных споров, сначала идеологических, потом и теологически-бытовых - надо ли выносить тело из мавзолея, и в объект массовой культуры. Рассказывает Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: К 80-летию со дня смерти вождя российского пролетариата Ульянова-Ленина издательство митьков "Красный матрос" выпустило репринтным способом книгу 1925-го года "Ленин в поэзии рабочих", уникальный документ, где простые люди писали о вожде, пока культ еще не принял закостенелые формы.

"Побитый негр, упавший на колени,
Поденщик выгнанный, рабочий без руки,
Все помнили - пути наметил Ленин
Пути пройдут его ученики".


На выставке демонстрируются диафильмы, звучит голос Ленина. С необыкновенной наглядностью показано, как место упраздненного Бога занимает Вождь: "красные уголки" для рабочих напоминают алтари, штандарты - копии хоругвей, на транспарантах используется церковный шрифт. Из разных источников, в том числе из архивов, устроители акции извлекли потрясающие примеры фольклорных рассказов о Ленине. Вот, например: "Ленин скромный был, узнал, что его в главное место приехали приглашать, он в лес убежал, в ельнике спрятался. Его с аэроплана усмотрели, взяли". Дмитрий Горячев считает, что Ленин не великий человек, а великий миф.

Дмитрий Горячев: Ленин очень вовремя умер. Это стало идолом таким, то есть все другие фигуры, вся эта камарилья меньше значит - Володарский, Урицкий.

Татьяна Вольтская: Уникальные фотографии похорон Ленина, почтовые марки с его портретом в траурной марке, стаканы и подстаканник с изображением вождя из коллекции художника Дмитрия Шагина - все это история формирования феномена советского человека. Особенно впечатляет перекидной календарь 1937-го года с портретом вождя и пожеланием счастья.

Андрей Шарый: Чтобы спокойно относиться к образу Владимира Ленина, надо десакрализовать этот образ - так считает петербургский философ и психоаналитик Нина Савченкова. С ней беседовал Виктор Резунков:

Виктор Резунков: Как, по вашему мнению, влияет ли лежащая в мавзолее мумия Ленина на психологическое состояние российского общества, на его коллективное бессознательное?

Нина Савченкова: Конечно, неизбежно влияет, поскольку является прежде всего неким вопиющим симптомом. Ни для кого, собственно, не секрет то обстоятельство, что революция 1917-го года оказалась некоей фундаментальной травмой, и травмой, которую не удается адекватно проработать. Поэтому Ленин, который лежит на Красной площади, является таким сакральным объектом, который эту травму все время заново восстанавливает, все время поддерживает.

Виктор Резунков: Как, по вашему мнению, надо поступить - надо вытащить оттуда и перезахоронить?

Нина Савченкова: Вы знаете, ситуация сложная, такая классическая психоаналитическая проблема. Оставлять нельзя по той причине, о которой я уже сказала, потому что травма не будет изжита. Выносить нельзя тоже, прежде всего потому, что, вероятно, это послужит всего лишь способом другого забвения и способом ложной идентификации. Тогда Ленин неизбежно окажется нашим отцом, а мы окажемся теми советскими людьми, по отношению к которым Ленин генеративен. Поэтому, мне кажется, возможно только одно более или менее адекватное действие, о котором вот уже некоторое время говорят петербургские писатели-фундаменталисты, в частности, Сергей Коровин: нужно превратить это место в место публичное. Нужно сделать так, чтобы Ленин стал предметом, включить его в символический обмен страны. Нужно, чтобы рядом с мавзолеем висела большая табличка, и имелось всем известное окошечко, на табличке было бы написано "касса", большими буквами. Чтобы продавались билеты в мавзолей, чтобы инвалидам и пенсионерам была скидка, и детям тоже, а студентам продавали билеты по студенческим билетам, иностранцам чуть дороже. Нужно, чтобы эту территорию можно было арендовать для всевозможных акций, митьковских, или еще каких-нибудь. Действительно, нужно, чтобы фигура Ленина стала предметом разнообразных рефлексий. До настоящего момента мне известно всего лишь два прецедента достаточно радикальной рефлексии о Ленине - это фильм Александра Сокурова, где Ленин рассматривается как биологический объект, и философия Алана Бадью, то есть известный текст Алана Бадью "Апостол Павел. Обоснование универсализма", где Ленин сравнивается, рассматривается, как радикальный антиглобалист, который может противостоять американскому империализму. Это очень разные примеры рефлексии, но речь о том, что какая-то рефлексия обязательно должна быть, мы должны жить с Лениным, и эта жизнь должна быть совершенно конкретной.

Андрей Шарый: Многие обстоятельства жизни и смерти Ленина были засекречены во времена советской власти, да и сейчас в различных архивах немало неизвестных документов. Именно поэтому фигура пролетарского вождя и притягивает к себе, и отталкивает, и остается святой и сакральной. Фотограф Константин Кузнецов снимал Ленина живого и мертвого. Часть своего архива он передал журналисту Юрию Белкину, который записал рассказы старого и уже, увы, покойного фотографа.



Юрий Белкин: В январе 1924-го года Константин Андреевич Кузнецов работал кинооператором в кинокомитете. Помимо работы в кино он продолжал работать фоторепортером в "Известиях" и в журнале "Красная нива". Ему довелось побывать на 11-м съезде Советов в Большом театре вместе с ответственным секретарем газеты "Известия" Стекловым. Съезд долго не начинался, люди не могли понять в чем дело. В наступившей тишине на сцену вышел Калинин и объявил: "Вчера в шесть часов пятьдесят минут умер товарищ Ленин". Ответственный секретарь "Известий" тут же скомандовал: "Собирайтесь немедленно, едем в Горки". Они сели в аэросани и поехали в Горки. Они приехали в Горки одними из первых, там еще никого не было, только была небольшая группа местных крестьян, которые находились в доме Владимира Ильича Ленина. Кузнецов вошел в одну из комнат и увидел такую картину: на столе лежал абсолютно голый Ленин, лицо его было в грязи. Дело в том, что еще раньше в Горки приехал скульптор Меркулов, он сделал посмертную маску Ленина, и Владимира Ильича не успели еще ни обмыть, ни одеть. Кузнецов поднял камеру над головой и стал делать снимки. Вошла Надежда Константиновна Крупская, увидела, что Кузнецов снимает, рассердилась и прогнала его, запретила съемки. В этот день и в остальные он сделал огромную серию снимков похорон Владимира Ильича Ленина. Он снял в Горках на крыльце дома, там уже появились известные люди, такие как Калинин, Буденный. Он снимал траурный проход процессии от дома к железнодорожной станции, забрался в сугроб, был сильный мороз, с трудом удалось снимать, и он заснял, как люди шли от дома к станции. Он снимал возле Дома Союзов длинные очереди, где жгли костры. Он снимал на Красной площади в лютый мороз, когда красноармейцы и люди с непокрытыми головами прощались с Владимиром Ильичем Лениным.



Однажды, когда все сделанные им снимки он сдал в редакцию, особенно те снимки, где Владимир Ильич был голый, эти снимки сразу забрали и, по сути дела, их спрятали в Институт Ленина, а потом в Центральный партийный архив. Их никогда не публиковали, это были как бы секретные материалы, никто даже не подозревал о существовании таких снимков. Однажды я был в гостях у Константина Андреевича, он достал из секретера снимки и показал мне. Он мне рассказал, что эти снимки ко дню рождения ему подарил заведующий кинофотоархивом Центрального партархива Петров, который сказал: "Костя, я тебе дарю эти снимки, только я тебя прошу - никому никогда их не показывай". Через несколько дней я был в Центральном партийном архиве и спросил у заведующего: "Скажите, есть ли такие снимки?", он наотрез ответил мне, что таких снимков нет и не могло быть.

XS
SM
MD
LG