Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объявлены лауреаты литературной премии имени Аполлона Григорьева


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Владимир Бабурин: В Москве объявлены лауреаты литературной премии имени Аполлона Григорьева за прошлый год. Ими стали Борис Стругацкий, Виктор Пелевин и Юрий Арабов. На церемонии вручения побывала наш корреспондент Елена Фанайлова, она сейчас рядом со мной в студии.

Эта премия, насколько я знаю, одна из самых денежных. Сумма, которая выплачивается лауреатам, сопоставима с прежними государственными, если не ленинскими премиями. А насколько она престижна?

Елена Фанайлова: Литературная премия имени Аполлона Григорьева существует седьмой год в России, считается одной из самых престижных литературных премий. Коллизия этого года заключается в том, что постоянные спонсор и партнер премии "Росбанк" в этом году отказался финансировать ее.

Владимир Бабурин: Все-таки премии будут выплачены?

Елена Фанайлова: Это неизвестно. Неизвестно даже самим организаторам, литературным критикам, которые стоят у ее истоков.

Тройка лауреатов, среди которых могут оказаться и прозаики и поэты, называется "Накануне Татьяниного дня". Главный приз - 25 тысяч долларов получает только один из лауреатов в первый день Масленицы. Премия основана Академией российской словесности, то есть литературными критиками, которые живут в основном в Москве и работают в основном в толстых литературных журналах, поэтому решения премии всегда отличались здоровым консерватизмом. За исключением года, когда главная премия досталась молодой поэтессе Вере Павловой, лауреатами становятся люди, хорошо знакомые редакторам российских толстых журналов. Это означает, что потенциальный лауреат "григорьевки", с одной стороны, не должен иметь явного коммерческого успеха, а, с другой, если он экспериментатор, его авангардизм уже признан литературным сообществом.

Виктор Пелевин, который пишет на грани трэша или интеллектуал Юрий Арабов, известный публике прежде всего как сценарист Александра Сокурова, до этого года вряд ли могли рассчитывать на лауреатство. Комментирует председатель жюри премии Аполлона Григорьева этого года Павел Басинский.

Павел Басинский: Согласен, достаточно острый состав. Я объясню: дело в том, что жюри конкурса Аполлона Григорьева, чем отличается, кстати, от многих других, это единственное жюри, которое выбирается путем жеребьевки. Раз в год собираются академики, из кепки Андрея Немзера, одного из членов академии (так уже принято изначально) достаются бумажки, достает случайная журналистка, которую вызывают из зала, и она, собственно, вытягивает членов жюри. Она же потом вытягивает из пяти членов жюри председателя, коим в этот раз оказался я. То есть, что называется, решает судьба. В этом году состав жюри оказался очень разнородным. Он оказался разнородным по своим идейно-эстетическим взглядам и просто по географическому принципу: двое, я и Иванова, живем в Москве, Лурье живет в Питере, Валентин Курбатов живет в Пскове, а Александр Генис в Нью-Джерси. Вот такой разнородный состав жюри, вынужден был из достаточно сильного списка выбрать три произведения, на которые бы согласились все пять членов жюри. Это отражает ту сложную, достаточно конфликтную, рваную ситуацию в литературной критике, которая существует сегодня.

Елена Фанайлова: Продолжает комментарий член жюри имени Аполлона Григорьева, заместитель главного редактора журнала "Знамя" критик Наталья Иванова.

Наталья Иванова: Экстравагантный список, совершенно с вами не спорю. Может быть, нас надо было лишить денег для того, чтобы жюри решилось на экстравагантность? Может быть, если бы экстравагантность эта была продемонстрирована чуть раньше, то, может быть, были бы и деньги сохранены? Не знаю. Я так думаю, что в этом году так выпали три карты. Никто не стремился к экстравагантности, никто не стремился к тому, чтобы сделать что-нибудь особенное, чтобы привлечь к себе "любовь пространства, услышать будущего зов". Нет, просто в результате совершенно неожиданных поворотов работы жюри, если бы был такой театр, посвященный одному заседанию жюри, я сидела на этом жюри и думала, что если бы велась стенограмма, то уже пьеса. Потому что некоторые члены жюри входили в эту комнату со словами: "Да этого вообще выкину собакам, эту книгу. Как можно в руки взять такую гадость, и как это можно обсуждать?". А потом в результате люди несколько раз меняли свое отношение. Потому что это было очень подробное, аргументированное обсуждение, а не просто какое-то математическое вычисление, у кого больше рейтинг, у кого меньше рейтинг, кто больше наберет балов, кто меньше. Хотя пришлось на определенном этапе работы жюри прибегать и к математике, что называется, мягкое рейтинговое голосование. Было и такое. Это значит, когда есть список из претендентов, и каждый из нас пишет количество балов из этого списка, а потом мы складываем и видим, кто больше рейтинг из пяти членов жюри получил, чтобы понять нашу собственную ориентацию в литературном пространстве данной премии.

Елена Фанайлова: Я задала вопрос членам жюри: может ли оказаться, что в первый день Масленицы лауреаты премии Аполлона Григорьева не получат денег?

Павел Басинский: Да, такое может быть. Кстати, я напомню, что отнюдь не все премии, престижные премии мира, денежные. А лауреат зарабатывает на другом - к нему просто бегут издатели потом. Другое дело, что у нас в России пока не сложилась такая ситуация, но, может быть, сложится когда-нибудь. Я это говорю не потому, чтобы оправдаться. Ну да, мы оказались в такой ситуации, мы в ней как-то держимся. Значит премия Аполлона Григорьева покажет в этот раз, если не будет денег, что она стоит сама по себе. Мы посмотрим на лицо лауреата, как он это воспримет, посмотрим на прессу, как она об этом напишет. Проверим.

Наталья Иванова: Я надеюсь, что ваше радио случают многие, в том числе и люди, которые достаточно состоятельные, финансово-ответственные, я всех призываю поддержать эту премию, которую шесть лет спонсировал замечательный "Росбанк", большое ему за это спасибо. Я думаю, что в России сейчас есть и другие состоятельные люди и организации, фирмы, банки, и у вас еще, дорогие господа, есть целый месяц подумать. Здесь очень хороший бренд.

"Росбанк" никак не объяснял. Я просто думаю, что проходит время, может быть, у них есть какие-то новые проекты, на новые проекты нужны деньги. Это в принципе, все понятно. Если денег никаких не останется, и если мы просто выдадим букет и диплом, то, я думаю, что будет такая премия почета. Вы знаете, я получила последний Знак почета в 89-м году, единственный орден в моей жизни, а теперь он называется Орден почета. Будет такая Премия почета.

Елена Фанайлова: Возможно, главная премия почета, которая раньше равнялась 25 тысячам долларов, достанется одному из тройки лауреатов - либо Юрию Арабову за роман "Биг-бит", либо Виктору Пелевину за роман "Диалектика переходного периода из ниоткуда в никуда", или Борису Стругацкому, который под псевдонимом Сергей Витицкий выпустил роман "Бессильные мира сего".

Павел Басинский: Роман Арабова - это роман о подростке 70-х годов, который увлечен группой "Битлз" и который пытается создать первую в СССР рок-группу. Это один план действия. Второй план действия мне показался даже более интересным, более сильно прописанным, - это просто описание жизни группы "Битлз". Она описана так, будто Арабов просто присутствовал рядом с ними. Наверное, там есть ошибки, наверное, знатоки "Битлз" скажут, что он в чем-то ошибается, но эффект присутствия, то, как описано как двигается Леннон, как говорит Маккартни, их отношения - это удивительно сильно выписано. Этот подросток потом доезжает до Лондона, встречается с Ленноном, и они вместе с группой записывают песню, чего, конечно, не было в реальности, и в конце концов, оказывается, что этого не было. Вот такой роман, очень необычный, очень интересный, на мой взгляд.

Стругацкого представлять не надо, это очередная социальная фантастика, достаточно интересная.

Роман Виктора Пелевина как всегда скандальный, как всегда любопытный, как всегда проблематичный очень. Роман о том, как человек делает себе добровольную тюрьму. Человек достаточно богатый, он ее строит очень искусно, а потом из нее бежит.

Вот такие три произведения очень разные. Вообще проза была очень разной и интересная в прошлом году.

Наталья Иванова: Про Арабова - это роман о взрослении в страшные советские 70-е годы, в страшном глухом времени, в котором в них самих прорезалась лирика, поэзия. На самом деле это такой портрет художника в юности. Роман очень безиллюзорный, потому что кончается он плохо, кончается он в нашем тяжелом послевкусии.

И роман Пелевина кончается плохо. Человек, которого выталкивают без ничего из страны, это роман отчаяния. Да и роман Витицкого, называется "Бессильные мира сего", это роман о тех, кто все видит, но ничего не может сделать, кто даже все провидит, который понимает, что произойдет, но совершенно не может ни на что повлиять. Получается, что все три вещи достаточно грустные, достаточно безнадежные, не люблю этого слова "депрессивные", потому что они не депрессивные, там энергетика сильная чисто литературная. Но если посмотреть не только портрет художника в юности, но портрет нашего времени в литературе, как он отразился в сюжете этой премии, то это очень непростой портрет сложного, в чем-то кажущегося писателем безвыходного периода в жизни России.

Я думаю, что и Стругацкого читают, и Пелевина читают, и Арабова, я думаю, благодаря тому, что наша премия прозвучала. Прочтут не только критики, читатели, которые любят Пелевина и Стругацкого, полюбят Арабова, которого, я думаю, знают как сценариста, работающего вместе с Сокуровым над замечательными фильмами "Молох", "Телец", "Одинокий голос человека", и многие другие фильмы они делали вместе. Кстати, Арабов очень хороший поэт, лауреат премии журнала "Знамя". Должна сказать, что хотя я жалею очень о том, что поэты в этом списке отсутствуют, я считаю, что в этом году была очень сильная поэзия. И не могу тайны совещательной комнаты открывать, просто я могу пожаловаться слушателям "Свободы", что мне жалко, что этого нет. Мне жалко, что какие-то вещи не были номинированы, в Питере выходили замечательные книги, которые сюда не вошли. Книга Татьяны Вольтской выходила, кстати. Мне очень жаль, но я надеюсь на будущее.

XS
SM
MD
LG