Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с наркоманией в Екатеринбурге


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют: руководитель службы социально-психологической помощи детям и подросткам "Форпост" в городе Екатеринбурге Марина Терновая, руководитель телефона доверия для детей и подростков, психолог службы "Форпост" Юлия Дерягина, начальник отдела по профилактике и борьбе с наркоманией Сергей Шершов.

Андрей Шароградский: В прямом эфире из нашей екатеринбургской студии корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева и ее гость Марина Терновая, руководитель службы социально-психологической помощи детям и подросткам "Форпост" в городе Екатеринбурге.

Светлана Толмачева: Поводом для нашей сегодняшней беседы послужило заявление властей города о том, что в Екатеринбурге уровень наркомании за последние два года снизился в 8 раз. При этом специалисты из городской администрации высказывают опасения, что нынешний спад наркомании это явление временное и впереди очередной подъем. Прежде, чем мы начнем наш разговор с Мариной Васильевной, я предлагаю послушать сообщение, которое подготовила наш корреспондент Дарья Здравомыслова:

Дарья Здравомыслова: Антону 19 лет. Наркотики он попробовал в 10, этому его научил старший брат. Попав в зависимость, он ушел из школы, а позже и из дома - вылез из окна, когда родители заперли его в квартире. Таким образом родственники пытались оградить его от приятелей наркоманов. Через 7 лет употребления героина Антон решил слезть с иглы?:

Антон: Надоела вся эта канитель. Каждое утро просыпаешься с головняком, где порошка взять, куда поставить. Это не жизнь, так, существование. Ты не живешь, а просто существуешь. Ноги тянет, кости ломит, спать не можешь. Болото, короче, одним словом. Это такое болото, из него делов вылезти...

Дарья Здравомыслова: Антон не колется уже три года. Но многим его знакомым этого сделать не удается. Выдержав физическую ломку, они не могут справиться с психологической зависимостью и снова срываются. Руководитель телефона доверия для детей и подростков, психолог службы "Форпост" Юлия Дерягина считает, что эту проблему можно было бы решить, если бы наркоманы обращались к психологам. Однако, они этого не делают.

Юлия Дерягина: Очень сложно работать психологу, потому что нет доверия к психологам у людей, которые наркозависимы. Эти люди не доверяют вообще никому, они доверяют только своим чувствам, тому оргазму, который они испытывают, в наркологическом измерении.

Дарья Здравомыслова: Сейчас количество наркоманов в Екатеринбурге постепенно уменьшается, однако, появилась новая проблема: подростковый алкоголизм. За год уровень несовершеннолетних с этим диагнозом вырос в 5 раз. По мнению начальника отдела по профилактике и борьбе с наркоманией Сергея Шершова, именно среди детей, склонных к алкоголю и табакокурению, случаи потребления наркотиков встречаются наиболее часто:

Сергей Шершов: Подростки, допускающие употребление алкоголя и табака, в 120-150 раз чаще начинают употреблять наркотики, чем их непьющие и некурящие сверстники. Поэтому широкое распространение алкоголя и табакокурения в молодежной среде может привести ко второму, более страшному всплеску наркомании. То есть, если вы не курите, вам никогда не захочется попробовать марихуану, к примеру. А если вы курите, то соблазн попробовать что-то другое весьма велик, и поэтому такие цифры.

Дарья Здравомыслова: В следующем году в Екатеринбурге планируется создать единый центр доверия и муниципальный реабилитационный центр, при котором будет работать служба по трудоустройству. Вряд ли это отразится на показателях уровня наркомании, но, по крайней мере, у наркозависимых появится еще один шанс вернуться к нормальной жизни.

Светлана Толмачева: Марина Васильевна, утверждение о том, что в Екатеринбурге стало меньше наркоманов, прозвучало в том числе и на городской конференции по проблемам безнадзорности. После этого заявления по залу, где находились около 300 социальных работников, прошел ропот какого-то гула несогласия. Многим просто не верится, что спад наркомании в Екатеринбурге. Вы уже 11 лет в "Форпосте" работаете, с вашей точки зрения, есть ли повод радоваться?

Марина Терновая: В какой-то степени повод радоваться есть, потому что спад действительно наблюдается, это проявляется в том, что физически потребителей героина стало меньше. Связано это со многими причинами, в частности, с тем, что в прошлом году летом в городе не было чистого героина, его было мало, и он был очень грязным, то есть, ребята, употребляя его, сжигали вены, и очень многие клиенты, допустим, нашего пункта обмена шприцев просто переломались, в вынужденной ремиссии находятся, и они перестали колоться. Кто-то из них перешел на алкоголь, кто-то остался трезвым, тем не менее, физически этих ребят стало меньше. Это одна из причин. Вторая - что нет сейчас такого роста постановки на первичный учет по наркозависимости. Видимо, здесь сыграла свою роль работа по первичной профилактике. Изменились тенденции моды в подростковой среде. Сейчас уже не модно "ширяться", что называется, колоться в вену. Сейчас ребята предпочитают уже, во-первых, пиво, во-вторых, для тех, кто постарше, пришли другие виды наркотиков, пришли психостимуляторы, пришли таблетки, и поэтому молодежь, которая имеет возможность получать эти наркотики, она предпочитает пользоваться этими наркотиками. Третье, что можно было бы сказать в этом плане, видимо, какое-то разочарование услугами официального здравоохранения. Многие ребята, употребляющие наркотики, по несколько раз проходили через официальную медицину, и эффекта не было никакого. Сейчас они предпочитают либо самолечение, либо обращаются к частным врачам. Поэтому на учете ребят становится все меньше и меньше.

Светлана Толмачева: На сегодняшней конференции по безнадзорности, которая проходила в Екатеринбурге, один из участников высказал такую мысль, что детская наркомания, беспризорность и вообще подростковая преступность - это следствие того, что государство нарушает права ребенка, и это ответ несовершеннолетнего человека на то, как к нему относятся не столько взрослые, сколько само государство. Согласны ли вы с этой мыслью, и насколько это действительно подтверждается какими-то фактами из жизни?

Марина Терновая: Я бы не согласилась с этим на 100 процентов, потому что причины появления зависимости у человека намного глубже. Они лежат в плоскости созревания личности, рождения ребенка и его развития. Но с тем, что права ребенка в нашей стране нарушаются, я вполне согласна. Причем происходит это не столько на уровне законотворчества и существования официальных законов, сколько на уровне личностных отношений. Вспомним родителей в нашем городе, которые не могут отдать ребенка в детский сад, и вынуждены сразу с рождения ребенка вставать в очередь на то, чтобы он в 4-5 лет пошел в детский сад. Вспомним школы, которые вытесняют детей неугодных, тем или иным способом. Вспомним высшее образование, которое раньше могли получить любые юноши и девушки, сейчас это платно. Это трудно, и те перипетии, которые происходят при поступлении в вузы, тоже дают свои основы, чтобы ребенок или молодой человек ощущал себя незащищенным. Когда он не защищен, он, естественно, будет сопротивляться, сопротивляться изнутри, выбирая при этом те доступные способы, которые возможны для его защиты, в том числе отход от реальности, который и влечет наркомания.

Светлана Толмачева: Социальные работники предложили создать отдельную штатную единицу при городской администрации Екатеринбурга – уполномоченного по правам ребенка в Екатеринбурге и, может, даже и в Свердловской области. С вашей точки зрения, это каким-то образом изменит судьбу хотя бы нескольких детей, живущих в Екатеринбурге, которые попали в сложную жизненную ситуацию?

Марина Терновая: Я думаю. здесь нужно говорить не о нескольких людях, здесь нужно говорить о возможности принципиальных подходов к защите прав детей, но вообще, такая должность необходима, конечно.

XS
SM
MD
LG