Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cудебный процесс по делу об убийстве Галины Старовойтовой


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин

Андрей Шарый: В Петербурге на судебном процессе по делу об убийстве депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой в последние дни развитие событий вдруг пошло стремительно. На скамье подсудимых, напомню, 6 человек, еще 6 находятся в розыске. Один из обвиняемых неожиданно решил дать показания о подготовке к совершению преступления. Из Петербурга передает корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин, Санкт-Петербург: Бывший помощник Галины Старовойтовой Руслан Линьков, раненый во время покушения и признанный потерпевшим по делу, на заседании суда 29 июня заявил, что узнает в подсудимом Виталии Акишине одного из двух стрелявших в Галину Старовойтову киллеров.

Руслан Линьков: Я узнал одного из стрелявших в Галину Васильевну Старовойтову, гражданина Акишина, еще на предварительных слушаниях 29 декабря 2003 года. Как только я зашел в зал судебного заседания и увидел на скамье подсудимых шесть человек, мой взгляд остановился именно на Акишине, который сидел во втором ряду, в центре, он смотрел на меня, и мы встретились взглядами и в этот момент я увидел, что он просто даже передернулся. Через некоторое время, когда дошло дело до моего выступления в суде, я в начале своего выступления перед судом сказал о том, что мне не известен никто из обвиняемых за исключением гражданина Акишина, которого я видел в парадной, с оружием в руках, который шел нам навстречу, спускался сверху и производил, соответственно, выстрелы в сторону Галины Васильевны Старовойтовой. В парадной в момент нападения на Галину Васильевну не было совсем темно, свет горел на первом этаже при входе в парадную и свет горел на третьем или на четвертом этаже выше по лестничной клетке, где произошло убийство. И определенный тусклый свет падал через окно с улицы. При этом освещении и еще при вспышке от выстрела я разглядел лицо гражданина Акишина и мне в принципе было достаточно этого.

Дмитрий Казнин: Затем 1 июля один из шести подсудимых, Алексей Воронин, попросил суд разрешать ему дать признательные показания. Суд удовлетворил его просьбу и Алексей Воронин рассказал, что по заданию еще одного подсудимого, бывшего офицера главного разведывательного управления Юрия Колчина, которого следствие считает организатором преступления, следил за Галиной Старовойтовой. Также Алексей Воронин, как следует из его показаний, по заданию того же Юрия Колчина устанавливал, а прямо перед убийством снял прослушивающую аппаратуру с чердака дома Галины Старовойтовой. Кроме того, находясь в день убийства в съемной квартире на окраине города, Алексей Воронин видел, как подсудимый Виталий Акишин примерял накладные усы и бороду, а находящийся сейчас в розыске Олег Федосов накладывал себе женский грим и надевал парик. Также Алексей Воронин рассказал о том, какая атмосфера царила в охранном предприятии "Благоверный князь Александр Невский", сотрудниками которого являлись все подсудимые. Об этом Руслан Линьков.

Руслан Линьков: Офис данной организации напоминал тоталитарную секту. На территории этого предприятия "Фонд Александр Невский", где существовало несколько смежных структур и православных, и патриотических, национал-патриотических организаций, была создана небольшая церковь в одной из комнат, где все сотрудники предприятия и приходящие туда лица два раза в день возносили молитву в обязательном порядке. То есть никто не мог уклониться от данного мероприятия. Туда приходил батюшка священник, который два раза в день служил, у него все руки были в татуировках, он сидел за убийство. Соответственно, очень уважаемая такая православная организация, на мой взгляд, строящаяся на националистических, таких профашистских принципах. И, естественно, не удивительно было для меня услышать от господина Воронина в его показаниях, что многие из руководителей этой организации говорили о том, что Галина Старовойтова для них является врагом, она для них олицетворение так называемого лже-массонского заговора, который якобы разрушает Россию. И именно поэтому с Галиной Старовойтовой им нужно было бороться.

Дмитрий Казнин: По словам Алексея Воронина, пока шло предварительное следствие, на котором он также давал признательные показания, другие подсудимые оказывали на него давление, сначала упрашивая молчать и обещая взамен большие деньги, а затем угрожая ему.

Еще одной неожиданностью стал арест проходившего по делу свидетелем Вячеслава Лелявина, старшего брата находящегося на скамье подсудимых Игоря Лелявина. Он был арестован сразу после показаний Алексея Воронина, в которых фигурировал отнюдь не только как сторонний свидетель. Теперь ему будут предъявлены обвинения в прослушивании телефонных переговоров с использованием прослушивающих средств и в участии в террористическом акте. Что касается возможных заказчиков убийства Галины Старовойтовой, то, мнению Руслана Линькова, имена возможных и посредников, и самих заказчиков уже звучали в суде.

Руслан Линьков: В суде прозвучали так или иначе имена и Селезнева Геннадия Николаевича, и Яковлева Владимира Анатольевича. Но, опять-таки, дело следствия, которое еще не закончено, установить причастность этих лиц и степень их вины. Я могу лишь добавить, что и тот, и другой, и Геннадий Николаевич, и Владимир Анатольевич, достаточно хорошо известны и знакомы с лидерами так называемой тамбовской группировки, у них были достаточно прочные деловые связи. Не исключаю, что рано или поздно это все всплывет и выйдет наружу. Звучало то, что депутаты от ЛДПР могут быть причастны к убийству Галины Васильевны Старовойтовой. Конечно, идеологически они были противниками. В зале заседаний упоминались фамилии Михаила Глущенко и Вячеслава Шевченко, это бывшие депутаты Госдумы от ЛДПР. Господин Глущенко где-то сейчас бегает за границами Российской Федерации, Вячеслава Шевченко уже нет в живых. Но я убежден, опять-таки подчеркну, что скорее всего здесь речь идет о посредниках в организации убийства Галины Васильевны Старовойтовой, нежели о заказчиках. То есть эти люди могли иметь политические претензии к Галине Васильевне, но никаких других мотивов к убийству Галины Васильевны у них не было. Вероятно, просто из уважения к каким-то своим политическим партнерам они просто выполнили заказ.

Дмитрий Казнин: По мнению Руслана Линькова, к концу судебного разбирательства имена тех, кто являлся посредниками в организации убийства Галины Старовойтовой могут быть названы. Дело осложняет то, считает Руслан Линьков, что эти люди, имея какой-то компромат на высокопоставленных людей в российских властных структурах, всячески тормозят расследование.

XS
SM
MD
LG