Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура предъявила обвинения Леониду Невзлину


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Андрей Шарый

Кирилл Кобрин: Сегодня Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест одного из совладельцев компании ЮКОС Леонида Невзлина. Прокуратура считает, что Невзлин был фактическим заказчиком нескольких убийств конкурентов и неугодных ЮКОСу лиц. Напомню, что в начале этого года суд уже выдавал санкцию на его арест, обвиняя в неуплате налогов. Леонид Невзлин, получивший в ноябре прошлого года гражданство Израиля, живет за границей. Подробнее о предъявленных ему обвинениях наш корреспондент Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Прокуратура обвиняет Леонида Невзлина в причастности к убийству в 99-м году супругов Гориных. Сергей Горин в то время был сотрудником службы безопасности нефтяной компании ЮКОС. По версии следствия, он начал собирать компрометирующий материал на своего непосредственного начальника Алексея Пичугина и Леонида Невзлина и поэтому было принято решение о его физическом устранении. В прокуратуре полагают, что Невзлин выступал заказчиком убийства, а Пичугин, которого арестовали в прошлом году, его исполнителем. Следствие считает, что Леонид Невзлин давал указания и об устранении других людей, препятствующих деятельности нефтяной компании "ЮКОС". В частности, речь идет об организации убийства мэра Нефтеюганска Владимира Петухова в июле 98-го года. Кроме того, Леониду Невзлину инкриминируют организацию нескольких неудавшихся покушений. Он якобы заказывал своему подчиненному Алексею Пичугину убийство начальника Управления общественных связей Москвы Ольги Костиной, а также управляющего компанией "Ист Петролеум Хендельгес МБХ" Евгения Рыбина. Леонид Невзлин в январе нынешнего года был объявлен в международный розыск и заочно арестован с санкции суда по обвинению в уклонении от уплаты налогов в размере 27-ми миллионов рублей, а также хищении чужого имущества на сумму более 3-х миллиардов рублей.

Кирилл Кобрин: Прокомментировать новое обвинение Генпрокуратуры России в адрес Леонида Невзлина мой коллега Андрей Шарый попросил московского адвоката Невзлина Дмитрия Харитонова.

Дмитрий Харитонов: Реакция резко негативная. Я, более того, возмущен тем беззаконием, которое в очередной раз творит Генеральная прокуратура и Басманный суд. Дело в том, что решение об аресте Леонида Невзлина было принято в пятницу. Ни я, ни Генри Маркович Резник ни Генеральной прокуратурой, ни судом об этом не уведомлялись. Судебный процесс прошел без нашего участия. Хотя 4 июля прошлого года, когда Леонид Невзлин был допрошен по этому делу, мой ордер находится в деле, которое касается убийства Гориных, два наших ордера находятся в другом деле по обвинению Леонида Борисовича, масса ордеров прошла через Басманный суд в связи с тем, что мы обжаловали решение о наложении ареста на денежные средства, которые, якобы, находятся на счетах. Более того, судья, который принимал это решение, мне сегодня сообщили его фамилию в канцелярии, я участвовал в процессе у этого судьи, когда мы обжаловали постановление об объявлении Леонида Борисовича в международный розыск.

Андрей Шарый: По сути самих обвинений какова ваша позиция?

Дмитрий Харитонов: Я, к сожалению, пока не знаком с текстом самого обвинения. Но абсолютно уверен, что дело искусственно создано по ряду причин. Прежде всего я отказываюсь верить в то, что в Генеральной прокуратуре работают непрофессионалы. Леонида Невзлина допрашивали, как я уже говорил, 4 июля прошлого года, с того времени Генеральная прокуратура до января 2004 года трижды заявляла о каких-то претензиях к Леониду Невзлину. Ни одной повестки или приглашения для допроса по этому делу мы не получали. И у Генеральной прокуратуры, видимо, не было никаких оснований для предъявления Леониду Невзлину обвинения. Сейчас, судя по всему, эти основания возникли. Если Генеральная прокуратура профессиональная, а я не сомневаюсь в ее профессионализме, то выяснить его причастность можно было в течение этого достаточно большого срока, а именно года. Всем достаточно хорошо известно, это было в многочисленных публикациях, какие методы применяет Генеральная прокуратура в уголовном деле в отношении Алексея Пичугина, а мы говорим именно об этом деле. Генеральная прокуратура, по заявлению адвокатов, применяла к Пичугину психотропные средства. Генеральная прокуратура, судя по всему, получила некие сведения о причастности Леонида Невзлина, но получить их законным путем абсолютно невозможно, потому что Леонид Борисович никакого отношения к тому, в чем его пытаются обвинить, естественно, не имеет.

Андрей Шарый: Господин Харитонов, вы, с одной стороны, говорите, что уверены в профессионализме Генеральной прокуратуры, с другой стороны, обвиняете ее в том, что нарушается процедура, в том, что незаконным способом получаются обвинения в адрес Невзлина, и в ряде других нарушений. Как состыкуются эти ваши заявления?

Дмитрий Харитонов: Все очень просто. Всем понятно, что дело ЮКОСа не имеет никакого отношения к праву. Мы говорим не о правовых нормах, а о нормах несколько других. Я говорю о том, что Генеральная прокуратура, если бы у нее были основания предъявлять Леониду Невзлину обвинения, сделала бы это в июле прошлого года. Генеральная прокуратура расследовала дело в течение целого года и она не нашла каких-то оснований для того, чтобы предъявить ему обвинение. Из этого я делаю вывод, что те основания, которые возникли сейчас, это основания, которые не имеют никакого отношения к самому процессу и к законному доказыванию того, что происходит. А если бы у Генеральной прокуратуры были такие возможности, я думаю, что обвинение появилось бы гораздо раньше.

Андрей Шарый: Скажите пожалуйста, означают ли ваши слова, что вы считаете, что Генеральная прокуратура работает по политическому указанию сверху, из Кремля?

Дмитрий Харитонов: Я не знаю, по какому указанию работает Генеральная прокуратура. Я вижу, что все, что творится вокруг Леонида Невзлина, - это снежный ком, который накатывается все больше и больше. Сначала было налоговое дело, затем появилось дело о, якобы, имевшей место причастности Невзлина к хищению, теперь мы уже дожили до обвинений в убийствах.

Андрей Шарый: 21 июля Леонид Невзлин обратился с письмом в Генеральную прокуратуру, в котором просил защитить его, Невзлина, его близких от шантажа и угроз со стороны незнакомого ему бизнесмена Рыбина, который вымогает у вашего клиента миллионы долларов. Это письмо Невзлин готовил с вашей юридической помощью?

Дмитрий Харитонов: Нет, Леонид Борисович обратился сам. Через два дня после того, как это заявление Леонида Невзлина было подано мной в Генеральную прокуратуру, в газете "Известия" было опубликовано интервью с Евгением Рыбиным и цитату я бы вам из этого интервью прочитал. "Хотя не исключено, что таким шагом, то есть подачей заявления, он, Невзлин, пытается привлечь внимание правоохранительных органов Израиля, дать им понять, что скоро его будут обвинять в более тяжких преступлениях". Вывод делайте сами. По-моему, достаточно очевидно, что Рыбин говорит о возможных обвинениях более тяжких, которые ему будут предъявлять.

XS
SM
MD
LG