Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В пятницу в Северокавказском военном суде будет оглашен приговор полковнику Юрию Буданову


Программу ведет Петр Вайль. Принимают участие корреспондент радио свобода Сергей Слепцов, полковник Виктор Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», бывший пресс-секретарь Министерства обороны и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" Яков Кротов.

Петр Вайль: В пятницу в Северокавказском военном суде будет оглашен приговор полковнику Юрию Буданову, обвиняемому в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Адвокат подсудимого Алексей Дулимов призвал освободить Буданова от уголовной ответственности.

Сергей Слепцов: Выступавший сегодня на судебном заседании защитник подсудимого адвокат Алексей Дулимов в своей почти трехчасовой речи подверг резкой критике законодательные акты Российской Федерации, регламентирующие деятельность вооруженных сил на территории Чеченской Республики. Законы России, по мнению адвоката, просто не в состоянии защитить российских солдат и офицеров в ходе так называемой контртеррористической операции и вступают в противоречие с Уголовным и Уголовно-процессуальными кодексами России.

Адвокат подсудимого обратил внимание суда, на то, что представитель государственного обвинения, выступавший в прениях сторон, ограничился перечислением обстоятельств данного уголовного дела, не дав ему должной правовой оценки. Эти серьезные претензии защитник аргументировал противоречием реальной обстановки в Чечне и действующих российских законов. Конституция России, например, гарантирует неприкосновенность жилища граждан, а боевой устав российских сухопутных войск предписывает командирам подразделений непрерывное проведение поисково-разведывательных мероприятий, особенно в населенных пунктах, которые могли бы исключить действия снайперских групп. Как заметил адвокат Дулимов, его подзащитный, офицер российской армии, связанный дисциплинарным уставом, был просто обречен исполнять, прежде всего, именно воинские приказы и инструкции, тем более, что эти действия были направлены на то, чтобы обезопасить личный состав полка, которым командовал Юрий Буданов.

Адвокат Дулимов просил суд оправдать Юрия Буданова по тем пунктам, где ему предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий и похищении Эльзы Кунгаевой, так как, по мнению защитника, Юрий Буданов не имел умысла на само покушение и был убежден, на основании вполне достоверной информации, что проверяет дом, где скрывается женщина-снайпер.

Что же касается психической оценки состояния подсудимого, то его защитник призывал суд при вынесении решения принять за основу выводы только одной из шести проведенных в отношении подсудимого психолого-психиатрических экспертиз. Адвокат Дулимов считает, что наиболее полному исследованию психическое состояние Буданова было подвергнуто при проведении стационарной экспертизы в Институте имени Сербского. Тем более, именно там было установлено наличие осколочных ранений головы подсудимого, полученных в бою, которые не могли не привести к изменениям психики Юрия Буданова.

Адвокат Дулимов просил военный суд признать полковника Буданова не подлежащим уголовной ответственности и наказанию. По мнению защитника, суд должен решить вопрос о его лечении в психиатрической больнице специального типа. Как объявил председательствующий в судебном заседании полковник юстиции Владимир Букреев, решение по уголовному делу подсудимого полковника Юрия Буданова военный суд вынесет в 11 часов утра 25 июля.

Петр Вайль: В последнем слове на суде полковник Юрий Буданов заявил: «Приговор за меня вынесли журналисты и главная военная прокуратура. Скажу лишь одно – я русский солдат и 20 лет служил своему народу».

Дело Буданова комментирует полковник Виктор Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», бывший пресс-секретарь Министерства обороны.

Виктор Баранец: Скажу прямо, что факт для российской армии препозорнейший. И чтобы мы ни говорили сегодня, что надо делать какие-то поправки на то, что Буданов находился в экстремальной ситуации, что Буданов находился фактически в боевой обстановке, что Буданов уверовал в том, что Эльза Кунгаева была чеченским снайпером. Какие бы мы не выстраивали системы аргументации в защиту этого поступка Буданова, я считаю, что в данном случае ни один из них не может быть правомерным. В какой бы обстановке ни находился офицер, даже еще более тяжелой, чем Буданов, никто и никогда не давал ему право вершить самосуд. Установить, была ли Кунгаева снайпером или не была, действительно может сделать только следователи главной военной или Генеральной прокуратуры. И, к сожалению, мы до сих пор не получили убедительные ответы на эти вопросы. И если уж быть до конца беспощадно правдивым, а я таким себя считаю, то я думаю, что вот эта долгая юридическая, психологическая тяжба вокруг Буданова, она, конечно, связана прежде всего с тем, чтобы найти какую-то основу для того, чтобы увести Буданова от правовой судебной, уголовной, если хотите, ответственности. И как бы мне ни прискорбно было признавать, что мой сослуживец Буданов многие годы действительно служил добросовестно родине, но я считаю, что большинство российских офицеров не с Будановым, они с законом, который должен справедливо разобраться с этим уголовных делом. Когда я однажды задал читателям вопрос, как вы относитесь с Буданову, надо ли его судить или нет, меня больше всего поразило, что в каком-то националистическом раже тысячи людей сказали, что Буданова надо выпустить, Буданов патриот, Буданов честно служит России. Да, до этого случая можно было говорить, но после того, что он совершил с этой девушкой, говорить уже об этом нельзя. Потому что мы понимаем, что война – это не скольжение по сцене Большого театра, это грязная, кровавая работа, и, тем не менее, российский офицер в любой ситуации должен оставаться офицером и помнить о законе.

Петр Вайль: О деле Буданова православный священник, обозреватель Радио Свобода Яков Кротов.

Яков Кротов: Справедливость требует наказать Буданова и наказать, может быть, тяжело, наказать пожизненно. Этого требует справедливость. Но справедливость штука вредная. Ехидная, она требует наказать и сотни других российских офицеров, которые совершали аналогичные преступления, но при этом гордо продолжают ходить по лицу земли. Справедливость, наконец, требует, чтобы никто не вступался за Буданова, потому что только жертва может просить помиловать преступника. Буданов, убив Эльзу Кунгаеву, убил того единственного человека, который мог бы просить за него вступиться. И вот здесь справедливость заканчивается и начинается христианское милосердие, христианская дерзость, если угодно, христианская глупость, юродство. Но если по Евангелию, то надо просить помиловать даже за другого, даже за Эльзу Кунгаеву. Невероятное преступление, непростительный грех, но это Христос просить все равно простить. Человек уже отсидел без суда достаточно долго. Просить, но дать еще несколько лет, чтобы не озлобился, чтобы сохранилась покаяния. Просить и при этом, кстати, собирать денежки, собирать для Кунгаевых. Погибшую не вернешь, не выкупишь, но хотя бы свою совесть таким способом может быть кому-то нужно успокоить.

XS
SM
MD
LG