Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начинается ли в российской армии кампания по поиску своих "оборотней в погонах"?


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвует заместитель главного редактора "Еженедельного журнала" Александр Гольц.

Владимир Бабурин: Североморский гарнизонный суд вынес приговор в отношении помощника командира флагмана Северного флота тяжелого атомного крейсера "Петр Великий". Заместитель начальника по финансово-экономической работе Денис Долгачев решением суда приговорен к пяти годам заключения с отбыванием в колонии общего режима. Также удовлетворен иск прокуратуры о взыскании с осужденного около 9 миллионов рублей - сообщил председатель суда Руслан Тисленко. Напомним, что уголовное дело в отношении офицера корабля было возбужденно по статье 159 - это хищение путем мошенничества. В частности, офицеру инкриминировалось хищение денежных средств, которые он получал мошенническим путем, завышая суммы на закупку продовольствия и подделывая накладные на выплату довольствия личному составу экипажа. По версии следствия всего таким образом Долгачев похитил порядка 12-ти миллионов рублей. Часть этих средств была у него изъята при аресте. 9 миллионов рублей, как было сказано чуть выше, суд обязал офицера выплатить. Сейчас на линии прямой связи по телефону с нами Александр Гольц, заместитель главного редактора "Еженедельного журнала", военный обозреватель. Александр, когда в стране оперируют суммами в миллиардах, и не рублей, а долларов, кажется, что, может, и не слишком серьезная сумма - 12 миллионов рублей. Хотя, если подумать, то это примерно 10-летний заработок человека с довольно неплохой зарплатой - порядка трех тысяч долларов в месяц. Офицер старший - это не какой-нибудь проворовавшийся прапорщик, которых любят иногда показывать в сериалах о чеченской и других войнах. Но все-таки, наверное, это стрелочник. Вы тоже так считаете?

Александр Гольц: В российской армии сложилась система. Я бы назвал это системой всеобщей коррупции, которая пронизывает всю армейскую структуру, от верхов, - вспомним дело генерала Олейника, начальника финансовой службы всех вооруженных сил, - до какого-нибудь прапорщика-завскладом. Эта система всеобъемлющей коррупции основывается на двух вещах. Прежде всего, у любого командира должен быть некий финансовый резерв, чтобы сделать приятное вышестоящему начальству. И рано или поздно, например, вспомним, что адмирал Куроедов остался крайне недоволен, посетив тот же крейсер "Петр Великий", он потребовал, чтобы были найдены правильные картинки, повешены правильно картинки, а также заменены огнетушители, чтобы сделать это немедленно, у командира всегда должна быть в резерве какая-то сумма. И получить ее можно только всевозможными комбинациями. Этим грешат не только люди, которые хотят пополнить свой карман, но и вполне честные командиры. Но рано или поздно жена ему говорит: "Ведь прихватят – все равно будешь отвечать. Так принеси что-нибудь в семью". Так начинается коррупция.

Вторая основа всеобщей коррупции - закрытость. Любой начальник, который может сделать какие-то закупки, делает их сугубо по своей воле, может заключать сделки с коммерсантами, которые ему нравятся, проверять его могут только собственно военные же прокуроры или военные комиссии. Если тебя захотят сделать козлом отпущения - сделают, нет - закроют глаза.

Владимир Бабурин: Александр, сейчас вы говорите, пожалуй, о вещах, которые укладываются в эти 10-12 миллионов рублей. Но ведь пытались вести расследования по гораздо более серьезным финансовым преступлениям в российской армии, вспомним хотя бы Западную группу войск. Закончилось это тем, что бывший командующий ЗГВ генерал Матвей Бурлаков был на некоторое время назначен на должность заместителя министра обороны, а потом с этой должности смещен. Так это ничем и не кончилось, и, кажется, и не закончится.

Александр Гольц: Конечно же, крупных армейских коррупционеров выведут на чистую воду только в случае, если вышеназначенные коррупционеры чем-то очень сильно не понравятся властям или надо будет найти козла отпущения, как это произошло с генералом Олейником. Я вовсе не оправдываю этого человека, просто он оказался крайним в длинной цепочке высокопоставленных чиновников. С другой стороны, понятно, что никакой серьезной борьбы с армейской коррупцией - в условиях полной закрытости военного бюджета об этом говорить невозможно.

Владимир Бабурин: Пытались проводить журналистские расследования, пожалуй, самое яркое дело - Дмитрия Холодова, известно, чем оно закончилось, продолжается суд, не хочу предвосхищать его решение, будут люди признаны виновными или нет, но журналисты, которые занимаются расследованиями преступлений в военной сфере, получили много лет назад, когда был убит Дмитрий Холодов, серьезное предупреждение. И с тех пор настолько серьезных публикаций, настолько обличающих высокие военные чины, какие были в "Московском Комсомольце" у Дмитрия Холодова, я что-то не припомню. Я не ошибаюсь?

Александр Гольц: Наверное, вы правы. Не уверен, что существует причинно-следственная связь между разоблачениями Димы и его гибелью. На мой взгляд, там все немножко сложнее. Но дело даже не в этом, а в том, что журналиста действительно отвадили пытаться даже анализировать или рассказывать что-то про армейскую коррупцию, это правда.

Владимир Бабурин: Александр, и последний вопрос. Я обратил внимание на такое действительно чисто случайное совпадение: сегодня был осужден офицер Денис Долгачев, а завтра не очень круглый юбилей, ровно 15 лет назад на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду тяжелый атомный крейсер "Юрий Андропов". Сейчас этот крейсер называется "Петр Великий". Некоторые люди, оставим на их совести правы они или нет, связывают с Андроповым какие-то возможности установления порядка и борьбы с коррупцией. Как вы полагаете, не начнется ли сейчас очередная кампания борьбы с коррупцией в армии?

Александр Гольц: Нет, я уверен, что никакой серьезной борьбы с коррупцией до тех пор, пока не произойдут кардинальные изменения в наших вооруженных силах, вести нельзя. А армейским начальником, конечно же, надо отчитаться. Везде есть "оборотни в погонах". Значит, надо найти каких-то своих "оборотней". Пусть будет этот разнесчастный старший помощник начальника корабля. Вот и все.

Владимир Бабурин: Но вы предполагаете, что может развернуться кампания, вы вспомнили выражение "оборотни в погонах", не только в МВД, но и в армии?

Александр Гольц: Я не могу этого исключать. Периодически министр обороны, в последний раз это было в 2002-м году в Воронеже, заявляет, что все прогнило снизу доверху. Любое такое заявление может привести к поиску коррупционеров и ренегатов. Другое дело, что никто из серьезных коррупционеров, конечно, затронут не будет.

XS
SM
MD
LG