Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убийство Сергея Юшенкова


В Москве убит депутат Государственной Думы России Сергей Юшенков. Кому выгодно это преступление?

Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Долин, Андрей Трухан, Карэн Агамиров, Михаил Соколов и Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Вечером в Москве в результате покушения убит депутат Государственной Думы, один из лидеров партии "Либеральная Россия" Сергей Юшенков. В него несколько раз стреляли, сообщил агентству Интерфакс помощник депутата со ссылкой на его водителя, который находится на месте происшествия. У Сергея Юшенкова пулевые ранения в груди. Инцидент произошел на улице Свободы в районе Тушино. На место происшествия выехал начальник ГУВД Москвы генерал Владимир Пронин, туда также отправились и другие высокопоставленные милицейские чины. В Министерство вызвана группа следователей Главного управления по такого рода преступлениям, которые специализируются на раскрытии заказных убийств. По данным Северо-западной префектуры, Сергей Юшенков убит возле дома, в котором проживал, этот дом примыкает к зданию прокуратуры. Источник в префектуре заявил агентству Интерфакс, что депутат приехал домой, вышел из машины и по пути был убит. По его словам, рядом с телом Юшенкова брошен пистолет – оружие убийства.

Сразу после гибели Юшенкова наш корреспондент Карэн Агамиров связался с его друзьями и сподвижниками – депутатом Государственной Думы России Юлием Рыбаковым, главным редактором журнала "Среда" Алексеем Панкиным и ректором Российского Государственного университета академиком Юрием Афанасьевым. Сейчас коротко о биографии Сергея Юшенкова.

Андрей Трухан: Сергей Николаевич Юшенков родился 27-го июля 1950-го года в селе Прямухино Калининской области в семье колхозника. Учился в Торопецком сельскохозяйственном техникуме. В 1974-м году окончил Новосибирское высшее военно-политическое училище. В 1980-м поступил в военно-политическую академию имени Ленина в Москве, там же закончил адъюнктуру и в 87-90-х годах преподавал марксистско-ленинскую философию. Юшенков – подполковник запаса, кандидат философских наук, автор ряда научных работ. В КПСС вступил в 74-м году на выпускном курсе училища, а вышел в июле 90-го года. По словам Сергея Николаевича, он в 92-м году вместе с несколькими сокурсниками организовал группу, которая планировала создание истинной марксистско-ленинской партии, затем, однако, группа самораспустилась. В августе 91-го года во время попытки государственного переворота Юшенков участвовал в организации обороны Белого дома, считал эти дни крупнейшим событием в своей жизни и в жизни страны за последние десятилетия. Был членом комиссии Министерства обороны СССР по упразднению военно-политических органов.

Сергей Юшенков относился к тем, кого называли демократами первой волны. Он был народным депутатом РСФСР, состоял во фракции "Радикальные демократы", дальше "Демократический выбор России", "СПС" и "Либеральная Россия", сопредседателем которой он был последние годы.

Сергей Юшенков, обладая недюжинным чувством юмора, сочинял миниатюры и фельетоны, многие из которых написаны от имени выдуманного депутата Егора Шугаева, посвящал деятельности Верховного Совета. Юшенков был автором нескольких пародийных законопроектов, например, "О наследственном депутатстве", который некоторые его коллеги по парламент воспринимали всерьез.

У Сергея Юшенкова остались сын и дочь.

Андрей Шарый: Сейчас у микрофона в санкт-петербургской студии Радио Свобода политический обозреватель нашего радио Михаил Соколов. Следствие не исключает, что убийство двух депутатов Государственной Думы – лидера "Либеральной России" Сергея Юшенкова и Владимира Головлева взаимосвязаны. Это заявление информировано источника ГУВД российской столицы на месте происшествия, он сообщил об этом агентству Интерфакс. Сергей Головлев был 21-го августа прошлого года в московском микрорайоне Митино. И можно, наверное, напомнить еще об одном громком политическом убийстве – это убийство депутата Госдумы Галины Старовойтовой в Санкт-Петербурге. Скажите. Михаил, есть ли какая-то тенденция в том, что произошли эти убийства трех либеральных политиков?

Михаил Соколов: Я так и думал, что попытаются к убийству Сергея Юшенкова приплести и дело Головлева, вот эти челябинские миллионы, тему приватизации. Это первое, что напрашивается таким стандартным милицейским следователям, которые не видят и не желают видеть политической составляющей того, что происходит в России. Я не думаю, что в данном случае эти два убийства Юшенкова и Головлева связаны, я даже думаю, что вскоре мы получим такие же комментарии осведомленных источников о каких-нибудь миллионах Бориса Березовского, с которым Сергей Юшенков создавал "Либеральную Россию", а затем разошелся. То есть еще будет много разнообразных пропагандистских акций людей, связанных с властью. Они попытаются перевести политическое убийство в убийство, связанное с теми или иными суммами, которые используются в политике. Если мы вспомним убийство Галины Васильевны Старовойтовой в Санкт-Петербурге, тогда тоже пытались приплести какие-то деньги, которые она, якобы везла, все это выдавалось от имени источников в ФСБ, в следствии и так далее. Но сейчас выяснено – никаких этих денег не было, а было, судя по всему, политическое убийство, которое, как часто бывает в России, пытаются раскрыть, но оно почему-то не раскрывается. Я думаю, что такие яркие принципиальные политики, люди, которых нельзя купить, как Галина Старовойтова, как Сергей Юшенков, они очень сильно мешают людям, которые хотят совершенно другого развития России, не демократического, авторитарного, называйте это как угодно. И я не знаю, был ли это заговор или это мог быть фанатик-одиночка, это тоже иногда бывает, хотя гораздо реже. Но можно, конечно, говорить о тенденции. В России убивают самых ярких демократических политиков. Я считаю, что после гибели Галины Старовойтовой среди радикального крыла демократов, демократов первой волны, безусловно, Сергей Юшенков был наиболее заметной, сильной фигурой, фигурой, которая могла вести партию "Либеральная Россия" на выборы и без денег Бориса Березовского. С ним должны были считаться и Союз правых сил, и "Яблоко". И, конечно, это невосполнимая утрата для принципиального либерального крыла демократического движения.

Андрей Шарый: Михаил, то, что вы говорите, подтверждают и некоторые заявления, которые делают политики. Сразу после смерти Сергея Юшенкова, его коллега по партии, сопредседатель "либеральной России" Борис Золотухин заявил о том, что "Сергей Юшенков всегда благородно вел свою политическую борьбу, у него не было личных врагов". То есть он исключил момент возможности личного убийства и убийства по личным причинам или то, что связано с экономикой. Есть заявление спикера Государственной Думы Геннадия Селезнева, который фактически открыто назвал это преступление политическим убийством. По вашему мнению, конечно, трудно сейчас давать оценки, однако, может быть, у вас есть, что сказать по этому поводу, Михаил, какое воздействие на ход политической борьбы, предвыборной кампании в России может оказать убийство Сергея Юшенкова?

Михаил Соколов: Андрей, я хочу сказать о том, о чем Сергей Юшенков просил, естественно, несколько дней назад не говорить, поскольку у него были определенные политические планы, а у меня с ним были, скажу прямо, дружеские отношения. Он говорил о том, что они собираются все-таки создать блок, провести конференцию с участием "Либеральной России", Республиканской партии Бориса Федорова и Владимира Лысенко и Движения автомобилистов России. Он еще не знал в тот момент, будет ли это действительно предвыборная коалиция, которая примет участие в парламентских выборах. По-моему, в тот момент он думал, что на первом этапе это будет попытка воздействовать на "Союз правых сил и на "Яблоко", тем более, что с "Яблоком" велись постоянные переговоры, с СПС они как-то заморозились, несмотря на определенные предложения Бориса Немцова вернуться в личном, правда, качестве в список СПС к тому же Сергею Юшенкову. И вот создание такого блока в ситуации, когда и у "Яблока" и у СПС что-то около 5%, никто не знает, больше 5% или меньше, это была бы довольно серьезная такая заявка как минимум влиять на ту или другую партию. То есть у Юшенкова оказывался в каком-то смысле контрольный или важный акционерный пакет в демократическом движении. То есть уже без этой коалиции трудно было бы представить себе развитие действительно предвыборной ситуации в России, то есть с ним должны были бы вестись переговоры. Это первое. И второе. Я хотел бы напомнить, что Сергеем Юшенковым была задумана и фактически начата акция "Это твой кандидат". В десятках газет и не только в Москве, но и в провинции, были напечатаны объявления, предлагавшие людям демократической ориентации выдвигать своих кандидатов, предлагать демократам тех, кто может войти в список. Это необязательно в единый демократический список, необязательно должны быть политики, состоящие в СПС, "Яблоко" или "Либеральной России". Это люди, которые придерживаются либеральных взглядов, могли бы считаться лидерами общественного мнения. Может быть и беспартийные, фигуры, скажем, как Юрий Афанасьев или еще кто-то, кто мог бы действительно попытаться на таких важных думских выборах повести единый список. Надо сказать, что в газеты пришли, насколько я знаю, десятки тысяч писем. И это фамилии не партийных вождей по большей части, это реальные лидеры демократического общественного мнения. Это была очень серьезная акция, она финансировалась через фонд бывшего спикера Государственной Думы Ивана Рыбкина, и на нее дали достаточно большие деньги весьма серьезные люди и фирмы. То есть в мае должна проводиться конференция, на которой был бы оглашены результаты такого масштабнейшего изучения общественного мнения, десятки тысяч людей в котором приняли бы участие. И опять же с результатами такой акции демократическим силам, демократическим партиям, которые в общем-то замкнулись в своей аппаратной борьбе и оторвались от избирателей, тоже трудно было бы не считаться. И последнее, что я хотел бы сказать, что Сергей Юшенков принадлежал к числу людей, которых нельзя было купить. Я помню, как в 94-м году ему предлагали не выступать против чеченской войны и предлагали генеральское звание, он от этого отказался. Я думаю, что это очередное демонстративное убийство, чтобы никому неповадно было в России открыто говорить правду о том, что делается в стране, о том, что делает Кремль, о том, что происходит в Чечне, о том, что угрожает России.

Андрей Шарый: На линии прямого эфира наш корреспондент Владимир Долин. Владимир, где вы находитесь, что происходит вокруг вас?

Владимир Долин: Я нахожусь у дома 13/2 по улице Свобода, дома, где жил депутат Юшенков. Он был убит тремя выстрелами в спину, когда заходил в подъезд. Это, что удалось узнать, к сожалению, немного. Здесь очень много милицейского начальства, огромное количество автомобилей с мигалками и сиими номерами. Вход во двор, где произошло убийство, перекрыт. Отсюда видно, где я нахожусь, что какая-то часть двора ограждена милицейской линией. За ней, по все видимости, происходят действия следователей и оперативных работников.

Андрей Шарый: Владимир, скажите, пожалуйста, известно ли что-то о прибытии высокого милицейского начальства? Сообщают информационные агентства, что лично занимается расследованием убийства начальник ГУВД Москвы генерал Владимир Пронин, нет ли кого-то из высокопоставленных московских руководителей на месте событий?

Владимир Долин: По всей видимости, генерал Пронин здесь, но он во дворе, и здесь, где стоят журналисты, высоких руководителей нет, здесь есть майоры, прапорщики милиции, которые не пропускают во двор, где произошло это убийство.

Андрей Шарый: Владимир, кто-то из представителей Министерства внутренних дел выходил к журналистам, какая-то официальная информация есть уже о том, что случилось?

Владимир Долин: Нет, никто из высокопоставленных представителей МВД пока к журналистам не выходил.

Андрей Шарый: В московской студии Радио Свобода Карэн Агамиров сразу после известия о гибели Юшенкова связался с друзьями и сподвижниками погибшего – депутатом Государственной Думы Юлием Рыбаковым, главным редактором журнала о средствах массовой информации "Среда" Алексеем Панкиным и редактором Российского Гуманитарного университета академиком Юрием Афанасьевым.

Карэн Агамиров: У Сергея Юшенкова было много врагов, это мы знаем, они и убили подло, вот так в спину тремя выстрелами, но у него было и много друзей. Вот мнения его сподвижников, друзей мы сразу собрали после этого скорбного случая. Главный редактор журнала о медиа "Среда" Алексей Панкин.

Алексей Панкин: Я просто потрясен этим известием, я с Сергеем Юшенковым очень близко дружил на заре гласности, он тогда был адъюнктом военно-политической академии и делал вещи, прямо скажем, и нетривиальные, и небезопасные с точки зрения карьерного роста подполковника. Он много работал с журналом "Век 20-й. Мир", который военная элита тогда просто ненавидела. Говорят, что их начальство просто Язов вызывал за такие штуки, топал ногами и кричал, что ушлет их политруками черт знает куда. Он первый, я помню, когда только говорили и гадали, что такое "Память", он первый притащил в редакцию все программные документы общества "Память". Это был совершенно незаурядный человек. Можно было не соглашаться с тем, что он делал, с его политикой, но то, что он был человек честный, что он был человек очень искренний, что он не делал вещей, в которые он не верил, это совершенно очевидно. Это, конечно, огромная потеря для нашей политической жизни, не говоря о том, что из жизни ушел очень хороший человек.

Карэн Агамиров: Независимый депутат Государственной Думы Юлий Рыбаков, они просто старые и очень добрые друзья с Сергеем Юшенковым.

Юлий Рыбаков: Трудно говорить, все это настолько неожиданно, настолько нелепо, что трудно говорить и слов у меня на самом деле нет. Сергей Юшенков был веселым и хорошим человеком, светлым человеком, который был нужен России, наверное, поэтому его и убили. Я не могу сейчас строить каких-то предположений, не время. Светлая ему память.

Карэн Агамиров: Скажите, пожалуйста, Юлий Андреевич, вы ведь близко дружили с Юшенковым?

Юлий Рыбаков: Да.

Карэн Агамиров: Он ничего не предчувствовал, все-таки человек довольно активно выступал в оппозиции?

Юлий Рыбаков: Нет, у меня не было такого ощущения.

Карэн Агамиров: Вы говорите, трудно строить прогнозы, но, безусловно, следствие и так далее, но вы понимаете, как у нас раскрываются убийства?

Юлий Рыбаков: Да, я прекрасно понимаю, что они у нас не раскрываются, если это никому не нужно. "Либеральная Россия" – один сопредседатель гибнет, второй сопредседатель гибнет. Значит, это кому-нибудь нужно. Думаю, что Путину это не нужно.

Карэн Агамиров: Когда вы последний раз встречались с Сергеем Николаевичем?

Юлий Рыбаков: Две недели назад примерно.

Карэн Агамиров: Сегодня в первой половине дня наш корреспондент с ним разговаривала, и он строил планы победить на выборах, был бодрый, активный.

Юлий Рыбаков: В том-то все и дело, что нет предположений, которые бы приходили сейчас на ум.

Карэн Агамиров: Юрий Афанасьев – его представлять не надо. Я ему сообщил это скорбное известие, когда он возвращался домой на машине.

Юрий Афанасьев: Это для меня был человек - воплощение совести, правды, честности, смелости и мужества. Вообще он вел себя часто очень неосмотрительно, может быть, лично для себя. Говорил часто и делал такое, что заведомо было ему во вред. И тем не менее, он страстно болел за состояние дел в армии, он очень хотел, чтоб была в России подлинная, настоящая демократия. Таких людей, как Сергей, кристально честных и чистых мало на этой земле.

Карэн Агамиров: Вы говорите "неосмотрительно". Это что – предупреждение, что особенно не выступайте как Юшенков?

Юрий Афанасьев: Нет, я имею в виду, что даже в тех случаях, где он явно мог нажить себе врагов, делая какие-то откровенные заявления.

Андрей Шарый: Убийство политика было совершено в тот день, когда партия "Либеральная Россия" официально объявила о завершении ее регистрации Министерством юстиции. Юшенков был одним из лидеров этой партии. А общеизвестно, как проблемы сопровождали "Либеральную Россию" на пути к регистрации. Сегодня прошла пресс-конференция, на которой выступал Сергей Юшенков, там побывала корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева. Мыв представим вам одни из последних публичных слов, сказанных Сергеем Юшенковым в своей жизни.

Сергей Юшенков: Мы на центральном совете партии обратились ко всем партиям с предложением - сформировать единый такой список путем праймериз – первичных выборов. Сейчас этот проект имеет место, присылают письма граждане, около 10 тысяч на данный момент прислано, идет голосование в Интернете, в зависимости от выдвинутых кандидатов, от количества присланных вариантов своего списка избирательного, мы намерены вести переговоры со всеми другими демократическими партиями о создании такого единого блока. СПС на уровне представителя, своего наблюдателя, принимает участия, представители "Яблока" не принимают участия, но говорят, что вернутся к этому вопросу ближе к выборам.

Андрей Бабицкий: Общаться с ним можно было по любому поводу, и в его отношениях с людьми и в его отношениях к людям никогда не было напряжения, истерии или надрыва. Он был политиком так называемой первой демократической волны, команыа радикальных ниспровергателей основ, агрессивно хоронивших минувшую эпоху, провожавших ее с проклятиями в небытие. Несмотря на то, что на его знаменах всегда были те же самые лозунги, по темпераменту Сережа Юшенков как-то всегда сторонился последних погромных баталий, невыносимых для интеллигентного человека даже не своей идеей, об этом сейчас говорить не приходится, а безжалостной безудержностью отрицания. Сережа тоже отрицал, но как-то со вкусом в буфете с вечной полуулыбкой на устах и сведем анекдотом. С большим пониманием того, что от политиков в России требуется одно – держать дистанцию от самого себя, чтобы не относиться к тому, что ты делаешь слишком серьезно, но и оставаться верным тем принципам, которые по нынешней конъюнктуре вроде бы и защищать как-то неловко. Он был человеком и добрым, и совестливым, и, что самое главное, для власти не так чтобы не очень неудобным политиком. Я прекрасно понимаю, что у него просто не хватило совести продолжать работать в одной партии с Борисом Березовским потому только, что он не умел и не желал наносить власти смертельного удара, входя в альянсы, само существование которых претило его принципам. В этом смысле он стал почти игрушечным политиком, человеком, не владевшим искусством политической интриги, просто живая, улыбающаяся, охотно общающаяся с журналистами идея немодного ныне либерального протеста. В его смерти есть это чудовищное несоответствие между минимальностью той роли, которую он играл в реал-политик и непоправимостью кровавого приговора. Можно, наверное, успокаивать себя мыслью, что те либеральные принципы, которые Сережа считал для себя незыблемыми, вовсе не такой уж и бесконечный мизер, который с брезгливой гримасой выводится сегодня за рамки любой престольной беседы сегодняшние мыслители-государственники. За эти принципы он заплатил жизнью. А мы остались без знакомого симпатичного улыбчивого лица, зная, что уж в рожах недостатка точно не будет.

Андрей Шарый: На месте события работает наш корреспондент Владимир Долин.

Владимир Долин: Я по-прежнему нахожусь на северо-западной окраине Москвы на улице Свобода у пятиэтажного дома, в котором жил депутат Государственной Думы Сергей Юшенков. Во дворе дома идут следственные действия, журналистов не пускают. К журналистам выходил начальник главного управления внутренних дел Москвы генерал Василий Пронин. Он заявил, что убийство связано с политической деятельностью депутата Сергея Юшенкова. Сейчас толпа журналистов у подворотни дома 13/2 по улице Свободы редеет, зато появились досужие зеваки, идут политические дискуссии. Кто-то уже обвиняет покойного Сергея Юшенкова, кто-то вступается за него. Новостей нет. Во дворе продолжаются следствия, их ре результат пока неизвестен.

Андрей Шарый: Владимир, что известно об обстоятельствах убийства?

Владимир Долин: Известно только то, что в Сергея Юшенкова стреляли четыре раза, во дворен найден пистолет. Генерал Василий Пронин сказал, что убийство было профессиональным. Оружие - это пистолет Макарова с глушителем.

XS
SM
MD
LG