Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор избившим человека екатеринбургским милиционерам


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.

Арслан Саидов: В Екатеринбурге вынесен приговор сотрудникам уголовного розыска Верхисецкого районного управления внутренних дел. Четверо милиционеров признаны в превышении должностных полномочий, пытках подозреваемого и незаконном обыске.

Светлана Толмачева: В прошлом году екатеринбуржец Александр Язовских с нетерпением ждал 14 марта - в тот день он собирался ехать в Башкирию, чтобы посвататься к родителям своей невесты. Вместо этого Александр и его будущая жена Рамзия оказались в милиции. Четверо сотрудников уголовного розыска Верхисецкого РОВД появились в общежитии, где живут Александр и Рамзия Язовских, глубоко за полночь.

Александр Язовских: В три часа ночи к нам сначала постучали в дверь, причем настойчиво, потом стали выбивать. Мы слышали голоса за дверью. Частенько у нас бывают дебоши, я в общежитии живу, думаю, может, дверь спутали или еще что-то. Я подхожу, спрашиваю: "Кто там?". "Открывай. Милиция". Когда я открыл дверь, меня никто ничего не спросил, сразу нахлынули в дверь. Один из них метнул удостоверение, что являются уполномоченными Верхисецкого РОВД. "Есть информация, что у тебя дома находятся краденые вещи". Какие вещи - непонятно. Стали тыкать на аппаратуру, которая у меня дома находится, то есть телевизор, магнитофон, техника, которая была. Я им говорю: "Это какая-то ошибка. На всю технику у меня есть документы".

Светлана Толмачева: По словам Александра, он показал милиционерам документы на все бытовые приборы, которые находились в комнате. А затем начался форменный обыск. Никакого ордера, никаких понятых не было. После того, как сотрудникам Верхисецкого РОВД стало ясно, что краденых вещей в комнате Язовских нет, они решили забрать его с собой в райотдел. Вместе с будущим мужем в милицию отправилась и Рамзия. Там их развели по разным кабинетам. Что было дальше, Александр рассказывает неохотно.

Александр Язовских: Они говорили: "Сознавайся, бери на себя или мы пустим твою подругу по кругу, обрежем ей волосы".

Светлана Толмачева: Александр Язовских говорит, что милиционеры предлагали ему взять на себя порядка двадцати краж, а когда поняли, что угрозы не действуют, начали избивать.

Александр Язовских: Во время допроса мне сломали нос, разбили губу, наносили удары по голове, в корпус, по всему телу. Когда меня спустили в камеру в пять часов утра, я радовался, что остался жив. У меня была одна мысль, как бы поскорее отсюда выбраться и вообще, поможет ли мне кто-нибудь. Я не знал судьбу своей невесты, где она. Ее отпустили на следующий день в 11 часов дня, ближе к 12-ти, а меня в два часа дня 14 марта. То есть я просидел 12 часов. Часа четыре меня били, пытали, остальное время я сидел в камере.

Светлана Толмачева: На следующий день Александр взял в травмпункте справку о нанесенных побоях, написал заявление в прокуратуру и обратился к адвокату Владимиру Капустину, именно он представлял интересы потерпевшего в суде.

Владимир Капустин: Процесс показал, что действительно, то, что делается сотрудниками милиции, доказать невозможно. Я ожидал приговор условно хотя бы, здесь даже нет лишения свободы условного, есть одни штрафы. То есть фактически, можно сказать, они наказания не понесли. Мы, конечно, будем его обжаловать.

Светлана Толмачева: 27 февраля суд признал сотрудников уголовного розыска Верхисецкого РОВД майоров Олега Аверина и Юрия Баскова, старших лейтенантов Дениса Плужникова и Андрея Свяжина виновными в превышении служебных полномочий, незаконном обыске и пытках подозреваемого. Старший группы Олег Аверин должен выплатить 110 тысяч рублей штрафа государству и 15 тысяч рублей в качестве возмещения морального вреда супругам Язовских. Трое других милиционеров должны потерпевшим по 7 тысяч рублей. Кроме того, всем четверым запрещено занимать должности, связанные со следственной и оперативно-розыскной работой, на сроки от полутора до двух с половиной лет. Впрочем, когда стало понятно, что дело дойдет до суда, из милиции уволились Юрий Басков, Денис Плужников и Андрей Свяжин, в Верхисецком РОВД продолжает работать только майор Аверин. Ни реального, ни условного срока подсудимым не вынесено, а вины своей они не признали. Защитник милиционеров Александр Черноскутов считает, что столь мягкая мера наказания объясняется тем, что у суда не было веских доказательств.

Александр Черноскутов: Доказательств в данном уголовном деле нет, потому что столь мягкое решение судебная инстанция не выносит, как правило. Получается некий компромисс: мы вас наказываем, а вы не жалуйтесь.

Светлана Толмачева: Сам Александр Язовских, хоть и ожидал более жесткого приговора, считает решение суда справедливым.

Александр Язовских: В принципе, справедливость все равно есть у нас. Против милиции как таковой я в целом ничего не имею. Потому что, как говорят, с милицией плохо, а без нее еще хуже будет.

Светлана Толмачева: Пока шло следствие, делом Язовских ежедневно интересовался екатеринбургский правозащитник Александр Ливчак. По его мнению, главное, что суд вообще состоялся.

Александр Ливчак: Я должен сказать, что уже большой успех, что обвинительный приговор, то, что дело дошло до суда, то, что не удалось спрятать эти заявления. Хотя милиция прятала, и мы до сих пор не можем найти концов от первоначального заявления, куда оно девалось. Наказание, конечно, я считаю, несоразмерно. Потому что милиционеры - ни малейшего раскаяния у них не было. Двигались отнюдь не ложно понятыми государственными интересами, когда они на заведомо невиновного человека пытались повесить 20 преступлений и при этом еще грозились его невесту изнасиловать, а самого его били так, что сознание терял несколько раз. Я считаю, что нужно вскрыть эту систему, и тут сделан большой шаг. То есть было очень тщательно все исследовано, хотя я недоволен приговором, но исследование доказательств было очень тщательное.

Сегодня нам позвонил человек, которого я раньше не знал, и сказал, что на него напали неизвестные люди, заковали его в наручники, затолкали в машину. Отвезли в милицию, били, заставили подписать какие-то бумаги, которые он не мог толком рассмотреть, потому что он был весь в крови, глаза заливала кровь. Он поступил грамотно: во-первых, он зафиксировал все телесные повреждения, сходил к врачам, а, во-вторых, он обратился в милицию. Нашелся честный человек в милиции, который его заявление зарегистрировал и переправил в прокуратуру. Я надеюсь, что прокуратура, поняв, что это дело получило огласку и спрятать концы в воду не удастся, я думаю, что прокуратура это дело расследует. Мы говорим, что давайте посадим в места содержания задержанных независимых наблюдателей, тогда все будет просто. Будут люди, которые не заинтересованы врать, будут независимые свидетели. В случае навета на милицию, мало ли, преступник может наговорить, независимый человек может сказать: нет, его никто не бил, мы видели. Но милиция на это не идет. У них все засекречено, они из всего строят государственную тайну, и это очень вредит делу.

Светлана Толмачева: Что значит быть незаконно задержанным, Александр Ливчак знает по собственному опыту, даже брошюру издал - "Как я тягался с ментами". Вот уже несколько лет Ливчак пытается обратить внимание властей на своей проект общественного контроля над действиями сотрудников милиции при задержании подозреваемых. Пока ГУВД Свердловской области и чиновники остаются безучастными, Александр Ливчак оказывает юридическую поддержку тем, кто пострадал от противоправных действий милиции, и надеется, что до суда удастся довести еще несколько подобных дел.

XS
SM
MD
LG