Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Верховный суд России отклоняет иски об отмене результатов выборов в Государственную Думу


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин и директор Института информационного права Андрей Рихтер.

Андрей Шарый: Верховный суд России отклонил все иски по делу об отмене результатов выборов в Государственную думу четвертого созыва. С требованиями признать итоги голосования недействительными в суд обратились представители партии "Яблоко", КПРФ и "Комитета-2008". Они считают, что при попустительстве ЦИК в ходе предвыборной компании были допущены нарушения законодательства и победители – партия «Единая Россия» - находились в привилегированном положении по сравнению с другими участниками выборов. Решение Верховного суда я попросил прокомментировать одного из лидеров партии «Яблоко» Сергея Митрохина.

Сергей Митрохин: Конечно, мы заранее были уверены, что суд примет именно такое решение. Потому что суд в нашей стране не является независимым, не является объективным – об этом знают все граждане России. Я считаю, что мы добились своей основной цели, и нельзя назвать этот процесс неудачей. Мы обсудили в высшем судебном органе страны крупнейшие проблемы, острейшие проблемы страны. Это проблема отсутствия честных выборов, проблема тотального засилья политической цензуры на государственном телевидении, использование административного ресурса во всех сферах нашей жизни, в первую очередь на выборах. И этот процесс по сути был политическим.

Андрей Шарый: Один из адвокатов, который принимал участие в процессе – это адвокат Комитета-2008 Вадим Прохоров заявил о том, что теперь заявители подадут желобу в кассационную коллегию, а затем обратятся в Европейский суд по правам человека. «Яблоко» поддержит такого рода судебные шаги?

Сергей Митрохин: Мы с самого начала решили идти до конца. И мы, конечно же, пройдем эти инстанции не только для того, чтобы добиться справедливости, но и для того, чтобы опять получить трибуну для разговора о том, что происходит в стране.

Андрей Шарый: Вы думаете, это единственное, чего можно добиться в нынешней российской политической ситуации?

Сергей Митрохин: Мы просто делаем вывод о том, что справедливости в нашей стране искать негде. Мы с математической точностью доказали факт несправедливости. Чудовищное доминирование одной партии «Единая Россия» в эфире, российских телеканалов - это было доказано математически, было подсчитано до секунды время каждой партии. То есть несправедливость была очевидной. Ну и поскольку задача суда в принципе в любой стране в любой исторический период является восстановление справедливости, то мы видим, что наш суд эту задачу решить не может. Отсюда очень печальный вывод для каждого гражданина – справедливости ему искать негде. На Украине была такая же ситуация, и народ пошел искать ее на улицы. Не хотелось бы чтобы в России ситуация развивалась по такому же сценарию, о чем, кстати, я говорил в своих выступлениях в Верховном суде, что если мы здесь не можем добиться справедливости, то мы добьемся в результате того, что народ будет искать ее на улице. Видимо, суд не внял этим предостережениям, и теперь вся ответственность за дальнейшее развитие ситуации в связи с выборами лежит на верховном суде.

Андрей Шарый: По вашему мнению, позиция Европейского суда, если он вынесет решение, которое удовлетворяет истцов, каким-то образом может повлиять на позицию российских властей или российских судебных органов?

Сергей Митрохин: Я думаю, что вообще повлиять на позицию властей мы смогли повлиять в ходе этого процесса. Потому что жесточайшая критика, которой подвергся Центризбирком, она будет иметь обязательно последствия, причем позитивные последствия. К этой критике нельзя не прислушаться. И поэтому любая инстанция, в которой мы в дальнейшем будем продолжать отстаивать справедливость, она внесет свой вклад в положительные изменения, которые будут происходить в нашей стране - это обязательно.

Андрей Шарый: Некоторые аспекты сегодняшнего решения суда я попросил оценить одного из лучших экспертов по законодательству в сфере регулирования деятельности средств массовой информации директора Института информационного права Андрея Рихтера.

Сегодня в интервью Радио Свобода один из лидеров партии Яблоко, один из истцов по этому делу заявил, что истцы предоставили математически точное обоснование нарушения закона в тех его параграфах, где речь идет о рекламном времени, предоставляемом в средствах массовой информации. Митрохин считает, что это абсолютно неопровержимые с точки зрения закона аргументы. Что говорит по этому поводу право?

Андрей Рихтер: То, что говорит по этому поводу право – это то, что не должно быть никаких нарушений. Другое дело, что иск, который был заявлен в Верховный суд, как понимаю, был с требованием отменить результаты выборов. А где критическая масса тех нарушений, после которых следует отмена результатов выборов - праву неизвестно. И если сравнивать решение Верховного суда Российской Федерации с недавними решениями Верховного суда Украины, то можно обнаружить в решении Верховного суда Украины указания на то, что нарушения должны вести к отмене результатов выборов. Но даже в этом решении украинском предел критической массы не определен. Конечно, нарушения были, конечно же, нарушения были в рекламном времени. Я не читал полного текста решения Верховного суда, я думаю, что с некоторыми требованиями следовало бы согласиться. Соглашаться ли с требованиями отменить результат выборов – это достаточно проблематичный вопрос.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, что предписывает закон? Есть ли достаточно четко прописанные нормы, связанные с количеством нарушений, которых было бы достаточно для того, чтобы признать выборы несостоявшимися?

Андрей Рихтер: Увы, нет. Как раз в этом и проблема, что закон не говорит о том, что здесь проходит грань – 1% нарушений, 5% нарушений, 10% нарушений. В принципе, нарушений не должно быть и за нарушения надо наказывать. В каком случае нарушения ведут к отмене результатов выборов – неизвестно праву.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, какова динамика последних лет российской законодательной практики? Вот эти все законы изменяются в сторону усовершенствования, в сторону уменьшения серых зон или их становится все больше и больше?

Андрей Рихтер: Вы знаете, все-таки за последние годы законодательство менялось к каждым выборам, к сожалению, такого не должно быть. Но раз меняется, так меняется. Все-таки это законодательство улучшается из года к году. Я думаю, что очень важным для вопросов рекламы, вопросов агитации было постановление Конституционного суда, принятого 30 октября 2003 года, которое определило, что, собственно, является агитацией. Это было довольно туманной зоной до этого и довольно непонятным для многих. В принципе, все идет к лучшему. Но, конечно же, не теми шагами, которыми хотелось видеть движение к прогрессу и движение к тому, что закон был ясным для всех и применимых всеми. Это, конечно, самая большая проблема российского законодательства.

Андрей Шарый: Могу ли я так интерпретировать ваши слова, что в случае повторения этого инцидента власти России, предположим, что имеют возможность влиять на позицию верховного суда, могут таким образом, не нарушая формально букву закона, каким-то образом добиться, чтобы эти спорные ситуации были трактованы в их пользу?

Андрей Рихтер: Вы понимаете, решение Верховного суда тоже следует определенной традиции. И подобного рода иски уже были на региональном уровне с требованием отмены результатов выборов, и все они так же заканчивались ничем. Так что вопрос должен стоять не о том, насколько сильна власть, чтобы влиять на решение судов, а насколько сильна традиция, которая позволяет судам выносить раз за разом решения о том, что результаты выборов отменить нельзя, несмотря ни на какое количество нарушений. Я думаю, что нужно традицию ломать. Я думаю, что правильно, что истцы собираются опротестовывать это решение в Европейском суде по правам человека. Я думаю, что это та инстанция, которая может здесь много сделать.

XS
SM
MD
LG