Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью Владислава Резника


С членом генерального совета партии "Единая Россия", заместителем руководителя фракции "Единство" в Государственной думе, заместителем председателя бюджетного комитета Владиславом Резником беседовал Михаил Соколов.

Арслан Саидов: До выборов остаются считанные дни. Партия "Единая Россия" по-прежнему не участвует в предвыборных дебатах. Ее лидеры не отвечают на выпады конкурентов. Что думают о критике справа и слева единороссы? На вопросы Михаила Соколова отвечает член генерального совета партии "Единая Россия", заместитель руководителя фракции "Единство" в Госдуме, зам председателя бюджетного комитета Владислав Резник.

Михаил Соколов: Ваши оппоненты сейчас достаточно активно раскручивают тему, что фракция "Единство" и партия "Единая Россия" поддержали бюджет, который носит антисоциальный характер. Вы отказались от индексации зарплат, пенсий, заблокировали повышение детских пособий. Какова реальная позиция вашей фракции?

Владислав Резник: Для меня эти обвинения выглядят достаточно нелогичными, носящими явно предвыборный характер. Предлагается увеличить детские пособия на такую сумму, которую бюджет будет выдержать не в состоянии. Причем заведомо известно, сумма подходит к миллиарду долларов. Естественно, такой суммы в бюджете 2004-го года не существует. Поэтому принимать закон об увеличении детских пособий, не обеспеченный деньгами - это впрямую обманывать людей, мы этого делать не будем, потому что считаем себя ответственными людьми. Что касается зарплат и пенсий, то за последние три года четыре раза индексировалась пенсия пенсионерам, было три индексации пенсии бюджетникам, поэтому обвинения из той же череды. С другой стороны, мы намерены и дальше увеличивать расходы на индексацию заработной платы бюджетникам и полагаем, что нам удастся это сделать в первой половине 2004-го года, и именно по нашей инициативе соответствующая поправка к постановлению Думы, если вы помните, была принята, где говорится о том, что правительство должно в первой половине 2004-го года внести соответствующие предложения. Поэтому мы соизмеряем наши желания с нашими возможностями, возможностями бюджета, и делаем, по-моему, достаточно успешную бюджетную политику.

Михаил Соколов: Насколько обосновано значительное повышение военных расходов, порядка 20 процентов, опять же оппоненты говорят, что эти деньги, в основном, идут на войну в Чечне, а не на проведение реформы и создание в России профессиональной армии?

Владислав Резник: В Думе третьего созыва я являюсь сопредседателем комиссии по расходам федерального бюджета, направляемым на обеспечение безопасности и национальной обороны. Поэтому я абсолютно ответственно могу сказать, что это не расходы на контртеррористическую операцию в Чечне, это расходы, связанные в большей степени с такими вещами, как повышение денежного довольствия военнослужащих и приравненных к ним лиц, и обеспечение государственного оборонного заказа, который формируется в соответствии с госпрограммой вооружения, которая была введена президентом в 2000-м году - до 2010-го года. Необходимость таких вложений, не говорю о социальной направленности - повышении денежного довольствия, была вызвана тем, что на протяжении ряда лет была так называемая вилка, диспропорция между выделением средств на текущее содержание вооруженных сил и их оснащение. Причем временами диспропорция доходила до того, что до 83 процентов всех средств, которые выделялись на национальную оборону, шли на текущее содержание, и только 18 - на оснащение. Мы эту тенденцию изменили и довели до примерно 34 процентов на оснащение. Потому что если это не делать, понятно, что деньги будут просто проедаться, армия будет воевать или не воевать, готовиться к войне в лаптях, и ничего хорошего мы не получим, мы не сумеем обеспечить нашей обороноспособности.

Михаил Соколов: Некоторые члены вашей партии, например, господин Юдин атакуют уже практически все нефтяные компании, обвиняя их в каких-то неправовых действиях, а вообще сама тема изъятия нефтяной ренты стала основной в избирательной кампании, с подачи Глазьева в основном, а потом и Генеральной прокуратуры.

Владислав Резник: Давайте начнем с чего? С отношения к делу "ЮКОСа"? Для того, чтобы мне прокомментировать дело "ЮКОСа", я хотел бы видеть все документы. Потому что я видел только позицию Генгпрокуратуры, если это ее позиция была на сайте в "Коммерсанте", и, по-моему, вчера была публикация со стороны обвиняемого Лебедева. Я сам не юрист, мне правовую оценку дать этому на сегодняшний момент сложно. Я думаю, что состоится суд, открытый, гласный, и в процессе судебного разбирательства мы увидим.

Михаил Соколов: А экономическая оценка?

Владислав Резник: Экономическая оценка для меня однозначна - рынок реагирует на это падением, экономика теряет средства, поэтому для того, чтобы этого не было, и нужен прямой, прозрачный, ясный процесс, в котором все точки будут расставлены. Тогда легче будет реагировать, акции не будут так падать, экономика не будет терять так много средств. Что касается отношения к нефтяной ренте, то, с моей точки зрения, насколько я понимаю и знаю, в разговорах Глазьева об изъятии природной ренты и разделении ее на всех граждан, чтобы каждому досталось по 7 или 13 долларов, там разные подсчеты, - это является дешевым популизмом. Потому что на сегодняшний день та же самая рента изымается в виде налогов, в виде экспортных пошлин, можно увеличивать налоги, можно их не увеличивать, можно изымать экспортную пошлину, больше собирать, грубо говоря, природной ренты таким образом, что сегодня как бы и делается. Поэтому серьезной основы я не вижу. Что касается Юдина и Генпрокуратуры - за 4 года работы в Думе в законотворчестве ни с чем дельным я его не увидел. Я помню его по выступлениям, митингам, которые он организовал на Кировском заводе, призывая "банду Собчака под суд отдать", или что-то в таком духе. Поэтому, видимо, за свое участие в выборах 1996-го года от Яковлева он получил поддержку, по спискам "Отечества" прошел в Думу, а все остальное как бы известно. Юдин на меня не производит никакого серьезного впечатления, кроме того, что вчера он позволил себе очевидную грубость, некорректность, с моей точки зрения, несовместимую с членством в "Единой России".

Михаил Соколов: Вы имеете в виду нападение на Бориса Грызлова?

Владислав Резник: Все его заявления вчерашние по поводу Бориса Вячеславовича Грызлова, не знаю, может в этот момент он был не совсем адекватен, но, с моей точки зрения, ему не место у нас в партии. Что показывает, между прочим, и правильность выбора генерального совета и съезда партии, не предоставившим ему место в списке.

Михаил Соколов: Делом "ЮКОСа", я не знаю было так задумано или так получается, осуществляется, условно говоря, передел акций внутри компании и перехват управления миноритарным акционером: вместо господина Ходорковского в результате компанией "ЮКОС-Сибнефть" будет управлять господин Абрамович.

Владислав Резник: Я деталей не знаю. Я вижу то, что пишут в газетах. Там разные версии. Мне все-таки кажется, что надо дождаться суда над менеджерами, они же акционеры "ЮКОСа". И в рамках вот этого рассмотрения думаю, что мы должны получить ответы на все интересующие общество и бизнес вопросы.

Михаил Соколов: Закон о гражданстве: ваша партия отстаивала одну позицию, президент изменил свое мнение, вы тут же повернули ее на 180 градусов и внесли поправки. О чем это говорит, о том, что у партии нет своего мнения?

Владислав Резник: Я закон о гражданстве к несчастью не вел, у меня область бюджета. Я в большой степени сужу по разговорам. Я понимаю ситуацию следующим образом: когда принимали закон о гражданстве в очень жестком виде, наверное, исходили из того, что сначала надо ввести максимальные ограничения, потом постепенно отпускать, потому что проблемы миграции, мигрантов, вообще демографические проблемы, а у нас они существуют, и надо ими заниматься, поэтому надо было что-то сделать и осмотреться... Насколько я предполагаю, задача была такая. Во-вторых, связано это было с тем, что, по-моему, на территорию Российской Федерации можно было въехать по 27 различным документам и достаточно легко находить возможность закрепления у нас. Поэтому, судя по всему, принималось такое решение. Вместе с тем, когда я узнал о допущенной ошибке, когда большая категория граждан, безусловно, имеющая право на получение гражданства, его не получила, я считаю, что партия правильно приняла решение голосовать за эти поправки.

Михаил Соколов: Вы баллотируетесь на Урале. Как и во многих регионах, там произошла чистка партии. За время избирательной кампании на многих территориях были исключены из рядов "Единой России" люди, которые выдвинулись самостоятельно или чем-то не понравились руководству. В Свердловской области партия ваша требует, чтобы мэр Екатеринбурга Чернецкий не переизбирался. Был исключен лидер фракции "Единство-Отечество" в Свердловской думе, и так далее. В Первоуральске был такой инцидент... Что у вас за партийный 1937-й год происходит?

Владислав Резник: Если мы говорим о людях, которые выдвигались самостоятельно, хотя партия в этом округе рекомендовала кого-то другого, то, с моей точки зрения, это грубейшее нарушение партийной дисциплины, и за это, безусловно, можно и нужно исключать. Ситуации, когда кто-либо не понравился руководству, и его за это исключили – я такого не знаю. Вот сейчас, по-моему, будет исключение Юдина. Я считаю, правильно будут исключать его за абсолютно недопустимые действия, выразившиеся в его высказываниях на пресс-конференции.

Михаил Соколов: А в Екатеринбурге история с мэром?

Владислав Резник: В Екатеринбурге никто мэра не исключал. Мэр у нас остается членом центральной ревизионной комиссии в нашей партии, исключения его не было. Генсовет рассматривал ситуацию по выборам мэра Екатеринбурга и принял решение отдать это на рассмотрение областной организации, чтобы она сама сделала свой выбор, кого они будут поддерживать. Они остановились на другом члене партии.

Михаил Соколов: Наблюдатели ОБСЕ зафиксировали абсолютное доминирование "Единой России" на трех телеканалах, соответствующие данные опубликованы: порядка 20 процентов на "Первом", на "Втором" канале, чуть меньше на "НТВ", похожие цифры у коммунистов, только их соотношение негатива и позитива совсем другое. У вас стопроцентный практически позитив, у КПРФ - 80 процентов негатива. Считаете ли вы проведение выборов в таких условиях честным?

Владислав Резник: Для меня как политика, а я занимаюсь политикой уже 4 года. Плохо только одно упоминание в прессе - некролог. Все остальное хорошо.

Михаил Соколов: А клевета?

Владислав Резник: Клевета, это, безусловно, плохо, но еще раз говорю, самое плохое - только некролог.

Михаил Соколов: Я фиксирую то, что речь идет об информационых программах, то есть, там, где должно быть хотя бы приблизительное равенство и некоторый нейтралитет в подаче информации. В этих программах зафиксирована явно негативная информация, тянущая на перспективу судебного преследования.

Владислав Резник: Я никакой клеветы не видел. Это что, достаточно частый показ истории Ведьманова, финансирования его Березовским, эти вещи? Или то, что идет растрата государственных денег, что зафиксировано проверяющими, надзирающими органами? Если это будет предметом судебного иска, я буду приветствовать рассмотрение публичное этого иска.

Михаил Соколов: Геннадий Зюганов подвергает, например, сомнению сообщения, что у него есть фабрики на Кубе, еще что-то... Действительно смешно.

Владислав Резник: Знаете, я не слышал, что у Зюганова есть фабрика на Кубе, для меня это новость.

Михаил Соколов: Вот мы с вами обсудили ряд тем избирательной кампании, те вопросы, которые задаются вашими оппонентами и просто людьми. В общем, вы вполне нормально, адекватно, спокойно на все вопросы ответили. Что мешало вашей партии участвовать в предвыборных дебатах и точно так же отвечать на те же самые вопросы?

Владислав Резник: По-моему, на сегодняшний день уже все поняли, почему мы не участвуем в этих предвыборных дебатах, потому что мне лично их смотреть противно. Я считаю, что мы правильно поступили, что не приняли участия в дебатах по федеральным каналам. С моей точки зрения, совершенно беспомощные, популистские разговоры ни о чем, или драки, которые там идут, я считаю, мы совершенно правильно сделали, что не приняли в этом участия. С другой стороны, мы активнейшим образом работаем на региональном уровне. Мы работаем с прессой, мы работаем на региональных телевизионных каналах, на кабельных сетях. Я считаю, что мы поступили абсолютно правильно, и я был как раз одним из тех, кто настаивали, что не надо принимать участие в этих дебатах.

Михаил Соколов: Многие люди теперь говорят, что вам вашей партии нечего сказать, кроме лозунга "мы с президентом", что если бы президент не пришел на ваш съезд, если бы он вас не поддержал открыто еще раз, то рейтинги, не будем говорить какие, но были бы у вас совсем другие...

Владислав Резник: Вы знаете, я не хотел бы говорить о рейтингах, но я хотел бы сказать, что мы выдвигали Путина в президенты, это был наш кандидат на предыдущих выборах, мы - та партия, на которую он опирался, он это говорил, и мы действительно вместе с президентом. Именно поэтому за нас, я уверен, проголосует большинство.

Михаил Соколов: А вы готовы выдвигать президента, и готов ли он выдвигаться от вашей партии на президентских выборах?

Владислав Резник: Знаете, это решает съезд партии и президент.

Михаил Соколов: А когда это будет?

Владислав Резник: В соответствии с законом это должно происходить до начала момента избирательной президентской кампании. В следующем году.

XS
SM
MD
LG