Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Глазьев о предвыборной программе




Программу ведет Андрей Шароградский. С лидером блока "Родина" Сергеем Глазьевым беседовал Владимир Бабурин.

Андрей Шароградский: Гость нашей московской студии - Сергей Глазьев, с ним будет беседовать Владимир Бабурин. Владимир, я попрошу вас подробнее представить вашего гостя и начать с ним разговор.

Владимир Бабурин: Добрый день, если я буду подробнее представлять нашего гостя, очень много на это уйдет времени: депутат Государственной думы, лидер объединения "Родина", профессор, много чего еще есть. Я думаю, достаточно, Сергей Юрьевич, если вы что-то хотите добавить, добавьте сами.

Сергей Глазьев: Спасибо, добрый вечер.

Владимир Бабурин: Как вы оцениваете почти закончившуюся предвыборную кампанию в смысле чистоты, равенства возможностей в сравнении с предыдущими?

Сергей Глазьев: К сожалению, несмотря на все усилия Центризбиркома и здоровой части нашей общественности, - начинали эти выборы, помнится, с выставки в Манеже, где все клялись быть честными, не нарушать закона, - выборная кампания стала одной из самых грязных в истории России. Очень много клеветы, лжи прямой, попыток обмануть избирателей и применения прямого силового давления по отношению к недоброжелательным конкурентам. Я очень хорошо почувствовал это, как говорится, на собственной шкуре. Я баллотируюсь кроме избирательного блока "Родина" еще по одному из одномандатных округов Московской области, где мои конкуренты дошли даже до подлога документов, попыток снять меня с выборов путем раздачи, якобы, от моего имени водки, кильки и всякого рода других вещей, чтобы обвинить меня в подкупе избирателей.

Владимир Бабурин: Об этом рассказывали и мы, в том числе. Основным атакам, мне это казалось естественным, вы подвергались со стороны коммунистов. Естественным мне это казалось потому, что вы с ними делите, как это модно сейчас говорить, одно электоральное поле. И методы борьбы, которые соратники господина Зюганова применяют, мне очень напоминают газеты прошлого века, только это сделано в Интернете. Чего стоит один только сайт, который появился в Интернете. Он назывался "С кем повелся Сергей Глазьев" - от одного названия повеяло 30-ми годами, о которых мне родители рассказывали, и 70-ми, которые я сам весьма хорошо помню. Я не буду цитировать этот сайт, кроме одной вещи: "Пришла пора тщательно проанализировать идеологию и состав этого избирательного объединения, объявившего себя второй колонной левых". Давайте действительно ответим и проанализируем. Тем более, что коммунистам вы уже ответили в открытом письме в газеты "Завтра" и "Советская Россия": "Остаются немалые расхождения по идеологическим и мировоззренческим вопросам, не позволяющие всем патриотическим силам объединиться в рамках партийного избирательного списка КПРФ, очевидно также, что далеко не все наши граждане - противники проводимой в стране политики, как и часть из нас, готовы голосовать за партийный список КПРФ". Так почему остаются, почему не позволяют объединиться, и почему не готовы?

Сергей Глазьев: Я не могу согласиться, что со стороны КПРФ шла наиболее оголтелая критика или грязь в наш адрес. Действительно, было много оскорбительных и, прямо скажем, лживых заявлений со стороны Геннадия Андреевича Зюганова, к моему большому сожалению. Зюганов просто поливал нас грязью, но это не позиция КПРФ, это позиция лично Зюганова, который не захотел объединяться с "Народно-Патриотическим Союзом".

Владимир Бабурин: Бог с ним, с Зюгановым. Почему не позволяет объединиться, почему не готовы? Общество почему не готово?

Сергей Глазьев: Что касается материалов, о которых вы говорите, это, в общем-то, к КПРФ вообще не имеет отношения. Эти сайты финансируются известными нам олигархами. Один из активных людей в этой части - господин Белковский, который через "Агентство политических новостей" пытается нас столкнуть с КПРФ. Нас стравливают те силы, которые не хотят, чтобы патриотические силы объединялись. Стравливают, причем с разных сторон, под ширмами газет "Завтра" и "Советская Россия" идут платные публикации людей, которые к КПРФ не имеют никакого отношения, но в то же время от имени КПРФ пытаются нас в чем-то обвинять. Я на это смотрю спокойно, это попытки внести раскол, разброд, стравить нас.

Владимир Бабурин: Я как раз хочу услышать ответ, почему невозможно объединиться сейчас?

Сергей Глазьев: Объединиться как раз можно. Мы предлагали объединиться перед выборами, создать единый блок народно-патриотических сил, КПРФ, НПСР, коммунисты, аграрии, патриоты, с тем, чтобы предложить от общего имени конкретную программу действий, социальной справедливости и экономического роста, с которой мы идем на выборы. Но Зюганов решил идти отдельным партийным списком. Я считаю, что это большая политическая ошибка. Мы долго ждали решения КПРФ, оно так и не произошло, поэтому в сентябре мы создали свой избирательный блок, где показали, как можно объединить и левых, и правых, и предпринимателей, товаропроизводителей, ученых, профсоюзы...

В нашем избирательном блоке более 30 организаций разного направления, которые объединяет одно: стремление добиться того, чтобы власть, наконец, стала работать в общенациональных интересах. Чтобы Дума стала защищать интересы страны, а не интересы частные отдельных корпораций, тех или иных лоббистов. Ведь сегодня думское большинство, в общем-то, голосует так, как платят. А нам нужно, чтобы думское большинство голосовало в интересах страны. Для этого мы создали наш блок, и я думаю, что получим общественную поддержку, потому что та программа, с которой мы выступаем, это действительно программа конкретных интересов людей, интересов страны. Нам противостоят самые разные силы, которые не заинтересованы в том, чтобы Дума, наконец, стала прозрачной, открытой, объективно защищающей интересы всего общества. Нам противостоят не только собравшиеся вокруг Геннадий Андреевича Зюганова раскольники в патриотическом движении, но и противостоит сегодня СПС, который...

Владимир Бабурин: Накануне вас в национал-социализме обвинили.

Сергей Глазьев: Который, я считаю, полностью обанкротился и, собственно говоря, вместо какой-то содержательной полемики Немцов, Хакамада и Чубайс стали просто закатывать истерики. С каждым днем они становятся все более нервными, все более дикими. Ничего более дикого, чем обвинение нашего блока в национал-социализме, трудно себе представить. Получается, что Геращенко, я уж про себя не говорю, Геращенко, Варенников, который сражался с фашизмом конкретно и нес знамя победы в 1945-м году... Крутов, Леонов, Георгий Иванович Шпак, который сражался в Чечне против бандитов, всех Чубайс обвинил в фашизме. В то время как нужно было бы посмотреть на себя, на то, что он сделал в России. Ведь последствия их деятельности вполне сопоставимы с ущербом, который Россия понесла во время Второй мировой войны, воюя как раз с фашизмом. СПС, я считаю, идейно полностью обанкротился, потому что вместо содержательной полемики они начали просто поливать своих оппонентов грязью. Немцов как трещотка заладил: "шариковы", "швондеры", как будто ничего больше в жизни не знает, кроме как шариковых и швондеров. Хотя рядом с ним господин Кох, который именно как Шариков и Швондер провел раздел в свое время имущества между своими, проведя келейную приватизацию в конкретных интересах отдельных лиц, злоупотребляя своими полномочиями. И ему в голову не приходило, что он ведет себя как Швондер с Шариковым.

Владимир Бабурин: СПС не может вам точно ответить, чуть позже Борис Немцов обещает к нам тоже прийти, по времени вы не сможете встретиться...

Сергей Глазьев: Это жалко...

Владимир Бабурин: Давайте лучше сменим тему заочной полемики, потом Немцов начнет отвечать... В своей предвыборной полемике вы активно используете тему природной ренты, причем настолько часто, что думаю, что значительная часть населения России уже выучила наизусть: "Только нефтегазовый комплекс ежегодно дает около 40 миллиардов долларов природной ренты, и это как раз та часть прибыли, которая зависит не от деятельности предприятий, а возникает лишь благодаря уникальным свойствам месторождений, подаренных природой. Еще, кроме этого, металлургия дает 5 миллиардов. Государство как собственник природных ресурсов имеет все основания эту прибыль изъять. Но не изымает, вернее, изымает, но не все, а лишь порядка 60 процентов этой природной ренты возвращаются обратно в бюджет". Вы предлагаете привести структуру распределения национального дохода в соответствии с принципами справедливости. Полагаю, даже встречаете понимание. Получается как в русских сказках, даже проще, щуку не надо ловить, сиди себе на печи и получай свой кусок природной ренты, как по щучьему велению.

Сергей Глазьев: Хорошо, что Немцов к нам придет, может, он объяснит свою позицию по этому вопросу. Он смешивает понятия, когда пытаются нас обвинить в том, что мы хотим все отнять и поделить.

Владимир Бабурин: Сергей Юрьевич, может, все-таки лучше вы не излагайте позиции Немцова, а говорите о своих.

Сергей Глазьев: Дело в том, что Немцов - наиболее характерный пример такой хлестаковщины. Суть сводится к тому, что он подменяет понятия. Суть сводится к тому, что мы говорим: вернуть природную ренту в доход государству. Мы не говорим - "отнять и поделить". Когда нас обвиняют в том, что мы хотим отнять и поделить - это вранье, подмена понятий. Мы хотим вернуть то, что по праву должно принадлежать государству и обществу, как это сделано в Англии, в Норвегии, в тех же США, в арабских странах, везде в мире, где есть нефть и газ, везде сверхприбыль от эксплуатации природных ресурсов, именуемая в научной теории природная или горная рента, поступает в доход государства. Мы предложили принять конкретные законы в соответствии с рекомендациями науки.

Владимир Бабурин: Я вас про сказку спросил - по щучьему велению...

Сергей Глазьев: Да какая же это сказка?! Мы имеем сверхприбыль от эксплуатации нефтегазовых месторождений, 40 миллиардов долларов ежегодно, последние три года. Это научные расчеты, которые мы обнародовали уже месяц назад. Никто даже не усомнился в их достоверности, они опубликованы. Можно считать доказанным фактом, что последние три года наша страна имеет 40 миллиардов долларов сверхприбыли от нефти и газа. Но эта прибыль не достается стране, а уходит в карманы частных лиц, которые присвоили себе право контролировать наши недра, хотя недра являются государственной собственностью. Мы утверждаем, что в соответствии с мировым опытом, в соответствии с рекомендациями науки, в наших условиях российских, раз Господь дал нам такие природные ресурсы - давайте ими распорядимся в интересах всего общества, а именно, как и рекомендует экономическая наука, перенесем тяжесть налогов с труда и производства на сверхприбыли от природных ресурсов.

Владимир Бабурин: То есть из этой сверхприбыли, в каком-то споре вы даже подсчитали, получается 40 рублей в день на человека. Не буду спорить много это или мало, действительно, это ежедневная минимальная зарплата...

Сергей Глазьев: Это немало для многих людей, но мы говорим о другом. Мы говорим о возврате этих денег в доход государства.

Владимир Бабурин: Здесь я не спорю и с вами абсолютно согласен, я не об этом, а о том, возможна ли адресная поддержка, адресное перераспределение. Потому что вам 40 рублей в день лишние - ни туда, ни сюда, мне, в общем, тоже, а вот за месяц это уже тысяча, за год десятки тысяч...

Сергей Глазьев: Я поясню нашу позицию. Сегодня все согласились, что природная рента есть. Все согласились с тем, что ее нужно возвращать в доход государства. Мы предлагаем конкретные законы, налог, например, на сверхприбыль недропользователей, который позволит 80 процентов сверхприбыли вернуть в бюджет, дав нефтяным компаниям возможность развиваться, замечу, и заставляя их развиваться. Ведь в той мере, в которой нефтяники вкладывают деньги в развитие, эти доходы не включаются в природную ренту. Поэтому, вводя механизм налогообложения природной ренты, мы их принуждаем к инвестициям. Поэтому это механизм экономически важный. Все уже согласны, что нужно вернуть. Мы называем цифру - 300 миллиардов рублей - это налог на сверхприбыль, который позволит уже в будущем году поднять доходы бюджета. Куда направить эти деньги - вопрос праздный, потому что наше правительство является банкротом, на сегодняшний день не выполняется более 50 социальных законов. Недофинансируются школы, больницы, культура, оборона, и так далее. Не выполняется ни один из федеральных законов, где установлены обязательства государства перед обществом. Объем недофинансирования расходов составляет более 400 миллиардов рублей. Поэтому мы говорим: эти деньги будут направлены, в соответствии с федеральными законами, в соответствии с бюджетным кодексом, на выполнение социальных обязательств государства, в том числе удвоение зарплаты работникам бюджетных отраслей, доведение детских пособий и стипендий студентов до тысячи рублей. Законы о ветеранах...

Владимир Бабурин: Если коротко: бедным платить, богатым - нет, это правильно?

Сергей Глазьев: Выполнять свои обязательства. Конечно, у государства обязательства, прежде всего, перед бедными, перед бюджетной сферой, перед теми людьми, которые работают в образовании, здравоохранении.

Владимир Бабурин: Понятно, вы обойдетесь, я обойдусь, еще какие-то люди обойдутся, их меньшее число, им совсем ничего не платить, это же можно как-то сделать?

Сергей Глазьев: Все это предопределено нашими законами. Скажем, детские пособия нужны на хорошем уровне, тысяча рублей в месяц, давайте их семьям дадим, которые имеют много детей...

Владимир Бабурин: Всем? Или только многодетным?

Сергей Глазьев: Всем, потому что все дети у нас должны быть равны, по закону. Поэтому каждому ребенку - тысячу рублей в месяц, точнее - родителям на его содержание. Стипендии студентам, закон о ветеранах и инвалидах, льготы ветеранам, пенсионерам, инвалидам по проезду на транспорте. Все это расписано в законах, которые не выполняются. Мы хотим заставить государство быть ответственным и выполнять законы, которые приняты, но игнорируются потому, что, якобы, нет денег. Есть деньги для этого, давайте их возьмем и направим на то, что государство обязано делать для общества.

XS
SM
MD
LG