Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Екатеринбург в преддверии второго тура выборов мэра города


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Григорий Гилевич, который беседует с политологом Константином Киселевым.

Арслан Саидов: В гостях в екатеринбургской студии Радио Свобода политолог Константин Киселев.

Григорий Гилевич: Сейчас рядом со мной политолог, председатель совета Уральской Гильдии политических консультантов Константин Киселев. Разумеется, мы продолжаем анализировать состоявшиеся в воскресенье выборы. Константин Викторович, был такой момент в течение дня, когда наблюдатели отмечали чуть ли не самую низкую по стране активность голосования в Свердловской области. Как в целом вы можете прокомментировать явку в области и Екатеринбурге, соответствовала ли она вашим ожиданиям?

Константин Киселев: Явка абсолютно соответствовала ожиданиям. Было ясно, что в силу нового избирательного закона и тех последствий, которые следуют из применения этого закона, последствий, связанных с ограничением деятельности средств массовой информации, с разрешением номенклатурной агитации, ограничением всей другой агитации, явка будет, безусловно, снижаться, поскольку будет снижаться накал интриги. Так оно и получилось, явка была снижена. И это урок и избирательной комиссии - в марте месяце может 50% избирателей на выборы не прийти, и выборы президента просто могут не состояться. И это урок для всех, чтобы явку не делать некой догмой. Нужно явно менять закон, снижать барьер явки, снижать даже не до 20%, а до отмены этого барьера. Голосовать должны те люди, которые желают голосовать, которые хотят сделать свой выбор. И это будет более демократично, нежели сейчас заставлять людей ходить на выборы, заставлять людей голосовать за те или иные партии, за тех или иных депутатов.

Григорий Гилевич: Что же тогда будет с репрезентативностью?

Константин Киселев: Она будет абсолютно нормальная. Более того, я считаю, что более демократично дать человеку право выбирать, идти на выборы или не идти, поскольку основания для того, чтобы идти на выборы, либо не идти могут быть самые различные. Он может не идти, потому что он доверяет другим людям, он может не идти на выборы, потому что ему просто хорошо, он голосует таким образом за стабильность, даже не ходя на выборы. И он идет на выборы, если он недоволен чем-то. И в этом смысле лишать человека права выбирать, либо не выбирать, просто-напросто нельзя. Более того, сегодня в Российской Федерации у большинства населения выборы, право выбирать, воспринимаются не как право, а как обязанность. И поэтому очень многие люди используют выборы для решения своих мелких меркантильных проблем: почините мне трубу - я пойду на выборы, решите мои проблемы с жилищно-коммунальным хозяйством, и я пойду на выборы. То есть как будто ему кто-то должен что-то, и ради этого только он пойдет на выборы. Хотя во всем цивилизованном мире право выбирать - это именно право, право, за которое боролись. Нам это право было фактически даровано, и мы не осознали, что это право. Именно поэтому, мне кажется, люди из высшего, среднего класса, люди, которые живут хорошо, они сегодня начали понимать, что это право.

Григорий Гилевич: От прогнозов и реалий выборов по стране перейдем плавно к не менее важному событию для екаберинбуржцев - выборов главы города. Происходило ли все так, как вы ожидали? Второй тур, например, сразу планировался?

Константин Киселев: Да, безусловно, второй тур планировался и предполагался сразу же. Было ясно, что действующий мэр Аркадий Чернецкий не наберет 50%. Более того, вся социология показывала, что предел Чернецкого - это 35%, плюс-минус 1-2%, не более того. Соответственно, основная интрига была развернута вокруг того, кто пройдет во второй тур, и каким образом это попадание произойдет. И вот тот результат, который мы, соответственно, имеем. Благодаря грамотно разыгранной стратегии всей оппозиции против Чернецкого, Осинцев, чистый и незапятнанный, он выходит во второй тур с минимальным отрывом от Чернецкого, и героически сражавшийся Гусев занимает третье место. Я бы сказал, что на этих выборах есть три героя. Это, прежде всего, Эдуард Россель, который сделал вот этот самый рывок, благодаря которому был сделан рывок в рейтинге Осинцева. Это Олег Гусев, который мужественно сражался всю кампанию, оттягивая на себя все силы Чернецкого. И это, конечно, Юрий Осинцев, который вышел во второй тур.

Григорий Гилевич: Значительная часть электората, которая голосовала за тех или иных кандидатов, а их у нас было 13, можно сказать, высвободилась и готова свои голоса отдать во втором туре. Ваше версия развития событий. Насколько это дозволительно по закону сейчас прогнозировать вслух?

Константин Киселев: Я полагаю, что оппозиция максимально объединится. Она постарается суммировать все свои голоса и поддержит, естественно, Юрия Осинцева. Чернецкий, скорее всего, останется в меньшинстве, только какие-то подставные кандидаты могут высказываться в его пользу. Это первое, что произойдет. Во-вторых, во втором туре упадет явка, и повысится роль так называемых административных технологий, благодаря которым эту явку можно повышать, то есть приводить на выборы зависимых людей. И опять-таки во втором туре столкнутся две вещи: с одной стороны, это административный ресурс, который пока больше, безусловно, у Чернецкого, и силы объединенной оппозиции, объединенные против него. Что окажется сильнее? Мне кажется, что сейчас шансы объединенной оппозиции при поддержке Эдуарда Росселя несколько выше, нежели шансы Чернецкого, хотя мы видим и знаем, как он может использовать административный ресурс.

Григорий Гилевич: Как, по-вашему, чья кампания агитационная была наиболее точно выстроена и эффективна, даже если не брать во внимание результаты?

Константин Киселев: Я думаю, что наиболее выстроенная, точная и эффективная кампания была кампания Гусева. И, на самом деле, именно его заслуга в том, что такой результат получил Осинцев. Безусловно, это точный расчет Эдуарда Росселя, я считаю, гениального политика, который в нужное время в нужном месте наносит тот удар, рассчитанный удар, предпринимает абсолютно рассчитанные действия по поддержке того или иного кандидата, как это случилось сейчас. Он делает исключительно рассчитанные, иногда, правда, жесткие заявления, но заявления, которые работают. И Эдуард Россель в этом смысле был последние три недели ньюсмейкером кампании, вся кампания мэра Екатеринбурга замкнулась именно на нем. И можно было наблюдать растерянность тех СМИ, которые работали на Чернецкого, они ничего не могли сделать с Росселем и, соответственно, с его командой.

Григорий Гилевич: То есть у вас не складывалось впечатления, что Россель медлит с какими-то заявлениями? Какой-то момент был такой, мне кажется.

Константин Киселев: Да, такое впечатление складывалось у многих, но было ясно, что раньше, чем за три недели до выборов этого не стоит делать. Очень рассчитанное время, нужное время, нужное место. И вот этот политический талант Росселя заслуживает самых высоких похвал.

XS
SM
MD
LG