Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

КПРФ требует ручного пересчета голосов избирателей - есть ли у коммунистов веские доказательства фальсификаций?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров и Карен Агамиров, который беседовал с секретарем ЦК КПРФ Олегом Куликовым, российский политолог Николай Петров и американские эксперты Риджина Смит, Харли Баузер и Гэйл Лапидус – с ними беседовала Татьяна Ваксберг.

Андрей Шарый: Глава Центральной избирательной комиссии России Александр Вешняков подверг критике действия руководства КПРФ. Руководство компартии выступило с заявлением о фальсификации результатов выборов в Государственную Думу и потребовала ручного пересчета голосов. По мнению Вешнякова, альтернативные методы подсчета голосов, которые используют коммунисты, не выдерживают критики. В Центральной избирательной комиссии работал Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров: В документе, принятом сегодня Центральной избирательной комиссией, отмечается, что кандидаты на должность главы государства могут выдвигаться с 11-го декабря 2003-го года. Регистрация претендентов, выдвинутых избирательными блоками и партиями, завершается 6 января 2004-го года. Очередная президентская кампания пройдет по новому закону. Глава Центризбиркома Александр Вешняков рассказал о том, какие политические объединения смогут участвовать в избирательном процессе:

Александр Вешняков: Политическая партия, которая доказала свою состоятельность на выборах депутатов в Госдуму четвертого созыва, она может принять решение на съезде о выдвижении кандидата, и это решение дает право нам регистрировать его как кандидата на должность президента, не надо собирать подписи в поддержку такой инициативы.

Мумин Шакиров: Кроме того, свои кандидатуры смогут выдвинуть и те партии, и движения, которые не смогли победить на последних парламентских выборах. По словам Александра Вешнякова, кандидатами в президенты могут стать и самовыдвиженцы.

Александр Вешняков: То есть гражданин России может принять решение о том, что он достоин того, чтобы претендовать на эту высочайшую должность в Российской Федерации. Нужно собрать тогда группу в поддержку такой инициативы самовыдвижения - не менее 500 человек, провести собрание этих 500 граждан Российской Федерации, причем с присутствием нотариуса, который должен удостоверить, что эти граждане там были. Затем сдать документы в Центральную избирательную комиссию России, регистрируется группа, и затем - сбор подписей в поддержку этой инициативы, два миллиона подписей, в те же сроки, о которых я уже говорил для партий.

Мумин Шакиров: Глава Центризбиркома Александр Вешняков сегодня на пресс-конференции ответил своим оппонентам из КПРФ, чье руководство прямо обвинило ЦИК в манипуляции с результатами прошедших 7 декабря выборов в Государственную Думу. Коммунисты провели альтернативные подсчеты. Информационным центром КПРФ обработаны сведения с более чем 25% избирательных участков. Согласно этим данным, партия "Яблоко" преодолела 5% барьер, а "Союз правых сил" явно приблизился к этой заветной цифре. Что касается официальных данных, обнародованных Центризбиркомом, то партия "Яблоко" получила 4,5% голосов избирателей, а СПС едва дотянуло до 4%. По мнению Александра Вешнякова, альтернативные методы подсчета голосов, используемые коммунистами, не выдерживают никакой критики.

Александр Вешняков: Если хотят ошеломляюще воздействовать на избирателя, надо было делать по-другому. Надо взять нашу базу, которая вся уже опубликована, со всех избирательных участков, выбрать участки, где больше всего голосуют за правых или за левых, и взять 15%, тогда был бы совсем другой результат. Потому что у нас регионы разные, по-разному голосуют. Если вся Россия голосовала одинаково, а вы знаете, Москва, например, 10% за СПС и "Яблоко" примерно, а в некоторых регионах - 2% - это надо учитывать. То есть, здесь в данном случае определенное шулерство политическое для общественного мнения применяется, с моей точки зрения.

Мумин Шакиров: В то же время Александр Вешняков готов предоставить возможность своим оппонентам провести повторный подсчет голосов избирателей и готов рассмотреть официальные заявления КПРФ и других партий, которые подвергают сомнению результаты парламентских выборов.

Александр Вешняков: Пожалуйста: вся база данных с каждой участковой комиссии в единственной стране мира, которой является Россия, через сутки была в сети Интернет. И, пожалуйста, вы получили соответствующую копию как наблюдатель на избирательном участке, заходите на сайт Интернета, и сверяйте свою копию с той, которая в Интернете. Если она не сходится, сразу надо идти в комиссию, пока она еще итогов не подвела с соответствующей жалобой, устанавливать, что тут - технический сбой или преступление. Мы готовы, если это преступление, помогать, чтобы преступление было раскрыто, и фальсификаторы были наказаны. Но такого рода обращений не видим.

Мумин Шакиров: Кроме КПРФ и партия "Яблоко" во главе с ее лидером Григорием Явлинским тоже имеет серьезные претензии к Центральной избирательной комиссии. Правые обещали обнародовать свои альтернативные результаты после завершения подсчета голосов на выбранных ими избирательных участках.

Андрей Шарый: После выборов, на которых компартия собрала почти в два раза меньше голосов, чем 4 года назад - 12,7 против 24,3 в 1999-м году - она оказалась в довольно сложном положении. Появилась информация о том, что Геннадий Зюганов может быть смещен с поста генерального секретаря за провал на думских выборах. Есть и претенденты на этот партийный пост. Называют имена Валентина Купцова, Геннадия Семигина, Ивана Мельникова. О ситуации внутри компартии, о пересчете результатов голсования по выборам в Думу, об участии Генндия Зюганова в выборах президента страны корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров сегодня беседовал с секретарем ЦК КПРФ Олегом Куликовым:

Олег Куликов: Мы готовились долго, за полгода. Во всех регионах, на все избирательные участки мы направили своих наблюдателей, примерно 250-300 тысяч наблюдателей, которые должны были получить все протоколы со всех избирательных участков. Затем по специально обработанной схеме эти протоколы должны вводиться в компьютеры на местах, здесь в центре на сервер поступает информация, накапливается в режиме реального времени. И мы начали получать протоколы и информацию буквально когда закончилось голосование, через два-три часа, то есть в 15-16 часов по московскому времени к нам начала поступать информация с участков. Мы могли видеть те регионы и те протоколы, привязанные к конкретному месту, к конкретному населенному пункту. Сейчас у нас обработанно уже порядка 26% протоколов. Я хочу сказать, что это достаточно объемная работа, потому что в России 94 тысячи участков. Мы уже обработали около 25 тысяч протоколов. Какая тут сложность? Дело в том, что не все протоколы вводятся в машину, а если в машину не вводятся, значит, нарушено соотношение, которое установлено законом. В первую очередь из-за того, что в случае, где протокол не вводится, что-то неправильно составлено. И когда начинают пересчитывать, то происходят какие-то подтасовки или другие нарушения закона. Из некоторых регионов мы вообще не получили ни одного протокола. Во-первых, наши наблюдатели не были допущены, они просто были выгнаны с этих участков. Это некоторые республики Северного Кавказа, это Башкирия, это Мордовия, это Татария. Мы будем через суд, через Центризбирком, через прокуратуру требовать, чтобы нам выдали эти протоколы. Если протоколы не будут выданы на тех участках, мы будет требовать через суд и по закону, чтобы там был проведен пересчет голосов с нашим присутствием. У нас есть веские основания считать, что там выборы были проведены нечестно. Явка большая в тех регионах, под 90%, что совершенно неправдоподобно в наших условиях. Там повышенное голосование за "Единую Россию", до 70-75%, там пониженное голосование за нас. То есть там прошел вброс, математически, порядка трех-четырех миллионов.

Еще одна вещь, должно быть не очень понятная многим: они ввели 2,5% голосов, обозначили наш процент, и в дальнейшем он так и стоял. То есть, математики не могут это объяснить, это можно объяснить, если заведомо определены исходные параметры, то есть так называемая подгонка под ответ. Это означает, что все другие данные отбраковывались и вводились только те, которые обеспечивали заданный результат. Так вот, по тем результатам, которые мы сейчас получили по параллельному подсчету, по массиву около 25%, результат "Единой России" около 34%, КПРФ примерно 12,7%, меньше у ЛДПР, чем в итоговом протоколе, и больше у "Родины", чем в итоговом протоколе. Но по тем результатам, которые у нас есть, проходит "Яблоко", где-то 5,7%. То есть "Яблоко" забили как раз тем массовым вбросом за "Единую Россию" в регионах так называемого управляемого или фальсифицированного голосования. Это национальные республики, близкие к ним территории, примерно 15 регионов. Там же был завышен процент за "Единую Россию". Вот так, в очищенном виде мы считаем, что голосование за "Единую Россию" - порядка 32-33%, за КПРФ порядка 16%, скорее всего, проходит "Яблоко", и на грани СПС, и явка ниже на 3-4%.

Карен Агамиров: Но все-таки, у КПРФ, вы считаете, не больше 16%?

Олег Куликов: Не больше.

Карен Агамиров: Насколько обоснованны возникшие сейчас разговоры о том, что Геннадия Андреевича могут отстранить?

Олег Куликов: Совершенно необоснованные разговоры. Если вы наблюдали нашу избирательную кампанию, столько грязи, лжи, клеветы и "черного пиара" за все предыдущие выборы в сумме не было. И идет продолжение "черного пиара". Вчера был президиум, но вопрос совершенно не обсуждался. Все члены президиума выразили поддержку Геннадию Андреевичу, ни один не сказал, что ему надо уходить в отставку.

Карен Агамиров: В президентских выборах, как вы думаете, он будет принимать участие?

Олег Куликов: Я думаю, что нам пока надо осмыслить результаты параллельного подсчета. То, что сейчас происходит, говорит о том, участвуй, не участвуй, если заведомо подгоняется процент с целью уничтожить партию, то нам надо еще подумать.

Андрей Шарый: Сейчас в прямом эфире программы "Темы дня" российский политолог, эксперт московского Фонда Карнеги Николай Петров. Господин Петров, вы допускаете возможность того, что ЦИК с санкции властей, естественно, согласится на повторный пересчет голосов и какую-то корректировку результатов выборов?

Николай Петров: Думаю, что это крайне маловероятно, но хотел бы заметить, что вот на этапе самого голосования и подсчета голосов, мне кажется, в силу разных причин, эти выборы, пожалуй, честнее, чем многие предыдущие.

Андрей Шарый: Таким образом, вы считаете достаточно безосновательными заявления коммунистов, в том числе и Олега Куликова, о том, что имелись серьезные фальсификации в ходе выборов?

Николай Петров: Нет, я абсолютно согласен с тем, что административный ресурс очень активно использовался. В том, что говорит Олег Анатольевич о регионах с управляемым электоратом - полностью с ним согласен. Но мы сейчас подсчитали по предварительным материалам Центризбиркома как голосовали регионы по пяти сложившимся округам, из голосования в голосование повторяющимся базовым типам. Это твердые демократические регионы, умеренные, неустойчивые, консервативные и управляемые. И вот то, что мы видим, в целом соответствует и результатам, которые получают при параллельном подсчете голосов, и тому, о чем говорил Олег Анатольевич, то есть, управляемые регионы дают резкий всплеск голосования за "Единую Россию", это уже 56 процентов и падение голосов за КПРФ, на уровне демократических регионов, резко уменьшившееся голосование против всех и очень низкие результаты и у СПС, и у "Яблока".

Андрей Шарый: Господин Петров, что показывает ваш опыт политолога, как могут окончиться переговоры, которые ведут лидеры "Яблока", СПС и других демократических организаций с целью выдвижения единой кандидатуры на выборах президента и, может быть, создания хотя бы какой-то праволиберальной фракции в Госдуме?

Николай Петров: При всем моем уважении к лидерам проигравших партий, мне кажется, что логично было бы действительно менять руководство и пытаться перегруппировать силы, и вести новые бои, и за следующую Думу, и, в первую очередь, за региональные законодательные собрания, уже с новыми лидерами, но, честно говоря, я пока не вижу такой возможности, и мне кажется, что те достаточно жесткие заявления, что делались в ночь после выборов, вряд ли воплотятся в жизнь. Скорее всего, мы увидим такой вялотекущий процесс, объединительный, когда вроде никто не хочет ничем поступиться, и результат будет, мне кажется, понятный. За пределами Думы такого рода объединения, скорее всего, не получится, в лучшем случае - некая кооперация, а внутри Думы я надеюсь, что все-таки из тех крох демократических кандидатов, которые прошли туда по одномандатным округам, все-таки какую-то группу создать удастся.

Андрей Шарый: Тем не менее, как вы оцениваете перспективы появления, может быть, нового какого-то имени из числа демократически настроенных политиков и общественных деятелей, единого кандидата в президенты, или вы думаете, что этим человеком будет кто-то из уже известного набора политиков?

Николай Петров: Я думаю, что абсолютно нового имени, нам незнакомого и неизвестного, быть не может, просто потому, что, если речь идет о президентских выборах, где демократам придется собирать два миллиона подписей, то это, безусловно, должна быть фигура и известная и уважаемая. Другое дело, что, может быть, не из той обоймы СПС и "Яблока", которую мы знаем и можем пересчитать по пальцам одной руки, и участие которых в президентской кампании вряд ли поможет консолидации демократического электората.

Андрей Шарый: По вашему анализу, в лучшем случае какой процент голосов мог бы набрать единый кандидат от российских демократических организаций, если бы эти переговоры прошли достаточно быстро, и Кремль не слишком бы усердствовал в маргинализации такого кандидата?

Николай Петров: Я думаю, что здесь, конечно, очень много зависит от общей расстановки сил, будет ли скажем единый кандидат левых, и насколько серьезны будут демократические вожди в желании не сохранить свое место, а все-таки обеспечить какой-то прорывный успех демократов. Но думаю, что если бы это случилось и если бы возобладали соображения как бы общедемократические над такими корпоративными, эгоистичными, реально было бы рассчитывать процентов на 10, что было бы очень хорошим результатом и помогло бы пережить нынешний провал.

Андрей Шарый: В завершение темы обратимся к точке зрения западных экспертов: выборы в России не были честными, и их результат вписывается в тот курс, по которому Россия идет уже несколько лет. Таково мнение трех политологов из разных американских университетов, с которыми беседовала корреспондент Радио Свобода Татьяна Ваксберг. Это Риджина Смит из Пенсильванского университета, Харли Баузер из Джорджтаунского и Гэйл Лапидус из Стенфордского.

Риджина Смит: Мне кажется, что ни одни выборы в России в последнее время нельзя назвать свободными и честными. И, насколько мне известно, выборы, прошедшие в минувшее воскресенье, были не менее "честными", чем два предыдущих голосования.

Татьяна Ваксберг: Эту же точку зрения разделяют Гейл Лапидус и Харли Баузер. Профессор Лапидус сослалась на огромный, по ее словам, административный ресурс, который был мобилизован в пользу "Единой России". Она отметила, что особенно этой партии уделяли непомерно большое время средства массовой информации, ущемляя представителей остальных партий. Профессор Баузер сослался на другой пример:

Харли Баузер: Эти выборы точно не были честными, и еще неизвестно, были ли они вполне свободными. Лучшее тому доказательство - волшебные результаты из Чечни, где с 6 до 8 часов вечера число проголосовавших чеченцев повысилось с 40 до 70 процентов, и проголосовавших оказалось даже больше, чем в Москве.

Татьяна Ваксберг: По мнению Харли Баузера, среди самых смущающих итогов голосования - результат блока "Родина", названный профессором "красно-коричневым". По мнению же профессора Лапидуса из Стэнфорда, результаты блока "Родина" просто отражают тенденцию, которая проявила себя в России в последние годы:

Гейл Лапидус: Это поворот в сторону нарастающего агрессивного национализма, в какой-то мере граничащего с ксенофобией, в какой-то мере сопровождающейся враждебным отношением к Западу, Европе, Америке, и поскольку в практическом смысле слова "Родина" была создана Кремлем, прежде всего для того, чтобы отобрать голоса у коммунистической партии, ей надо было выйти с националистическими, и в то же время левыми лозунгами. Мы видели это уже под конец перестройки, и самое главное - во время путча 1991-го года. Тогда были такие же левацкие и националистические лозунги вперемешку, а затем эта тенденция усилилась и позволила состояться успеху "Родины", партии, которая создана за несколько месяцев до выборов, но отнимает голоса, как у коммунистов, так и у партии Жириновского.

Татьяна Ваксберг: Гейл Лапидус не разделяет точку зрения Анатолия Чубайса, который предупредил, что в понедельник после выборов россияне проснутся в другой стране. Она ожидает не поворота в политике, а продолжения той политики, которая была заявлена еще 4 года назад. Риджина Смит представила похожую точку зрения и предложила свой прогноз насчет возможного развития партии власти:

Риджина Смит: Я думаю, что Россия изменилась в тот день, когда Путин пришел к власти 4 года назад. Перед "Единой Россией" сейчас несколько возможностей. Первое - это превратиться в настоящую партию, которая энергично берется решать реальные проблемы, которая выдвигает кандидата в президенты, и так далее, но я лично не верю, что партия пойдет по этому пути. А вторая возможность - это сращивание партии и государства, что-то вроде КПСС, или Институционно-Революционной партии в Мексике. Выбор "Единой России" станет известен только в следующем году, поэтому только тогда мы и узнаем, стала ли Россия другим государством.

Татьяна Ваксберг: С этой точкой зрения не совсем согласен Харли Баузер, который считает, что совсем скоро "Единой России" просто не будет на политической сцене:

Харли Баузер: Дело в том, что этого типа партии власти, созданные для того, чтобы оказать поддержку президенту, обычно исчезают после проведения выборов, и таким образом на следующих выборах избиратели не могут эти партии наказать. То есть, в таких системах никто не несет ответственность.

Татьяна Ваксберг: Как выборы отразятся на американо-российских отношениях? Вот мнение

Гейл Лапидус:

Гейл Лапидус: Возможности для ясно выраженного партнерства, мне кажется, ослабли, но это не из-за результатов выборов, а из-за политических перемен, наступивших в течение последних лет. Америка все также хотела бы, чтобы Россия обратилась к демократическим политическим ценностям и к более либеральной экономической системе. Вот это был бы настоящий потенциал для партнерства между двумя странами. Но пока что обе страны разделяют, или им кажется, что они разделяют, общие интересы в борьбе против терроризма, хотя приоритеты у них и в этом контексте весьма разные. Но совпадение важных интересов совпадение политических ценностей - это не то же самое.

Татьяна Ваксберг: В отличие от нее, Харли Баузер считает, что для администрации президента Буша сейчас самое главное - борьба против терроризма, поэтому, сказал профессор, пока Россия - союзник Америки, на этом фронте отношения между двумя странами меняться не будут. Баузер, однако, полагает, что в гораздо большей степени выборы отразятся на отношениях России с Европой.

Харли Баузер: Этот состав Госдумы гораздо меньше похож на то политическое образование, которое Европа может понять, в ней нет социал-демократов, нет ничего похожего на правоцентристскую фракцию, а ведь когда ЕС примет новые страны Восточной Европы, то он сосредоточится на укреплении безопасности своих новых восточных границ, а важнее всего для ЕС сотрудничество между аналогичными партиями из разных стран. Однако в России они просто не найдут собеседника.

XS
SM
MD
LG