Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Растет число претендентов на пост президента России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Соколов и Карен Агамиров, сопредседатель партии "Союз правых сил" Ирина Хакамада и политолог Владимир Прибыловский.

Андрей Шарый: Сопредседатель партии Союз правых сил Ирина Хакамада будет баллотироваться на президентских выборах в качестве независимого кандидата. Хакамада сообщила, что выдвинувшая ее инициативная группа будет собирать необходимые два миллиона подписей самостоятельно, без поддержки "Союза правых сил". В студии Радио Свобода с Ириной Хакамадой беседовал Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Ирина, скажите, пожалуйста, почему вы нарушили планы своей партии и выдвигаетесь кандидатом в президенты от инициативной группы?

Ирина Хакамада: Я поддерживала идею игнорирования выборов, которых нет. Здесь было огромное количество необходимых условий, и поэтому необходимо объединить политические партии, которые представляют из себя демократов, и людей, которые борются за свободу, по голосованию "против всех". Но я считала, что это возможно сделать только единым фронтом, вместе с левой оппозицией. После того, как левые приняли решение участвовать в выборах, я посчитала, что наш голос не будет услышан и поэтому должен быть свой кандидат.

Михаил Соколов: Ирина, а вы пытались вести переговоры с левой оппозицией, то есть с коммунистами?

Ирина Хакамада: Переговоры вел Борис Немцов.

Михаил Соколов: И что, какова была позиция коммунистов? У них были какие-то условия общего бойкота со стороны организованных политических сил?

Ирина Хакамада: Вначале были. Вначале шли переговоры, и коммунисты соглашались. Я так поняла, что не было четкого согласия на голосование против всех, у них главная идея была все-таки бойкота. После того, как Борис Немцов мне об этом сообщил, я сказала, что идея бойкота плохая. Потому что нужно все-таки различать регулируемую демократию, это означает, что демократия в каких-то формах все равно существует. Если мы не хотим ее уничтожить окончательно, мы не можем нарушать закон о самой демократии, призывать бойкотировать выборы, мы можем призывать, например, голосовать "против всех". А уже после того, как в последнее время, три дня назад на съезде, коммунисты выдвинули кандидата, мы поняли, что эта система не сработает.

Михаил Соколов: А как вам понравился кандидат коммунистов Николай Харитонов?

Ирина Хакамада: Я предполагала эту ситуацию, и я не думаю, что невыдвижение Зюганова связано с каким-то политическим проектом, это связано с внутренними противоречиями внутри партии. Потому что действительно сейчас Геннадий Андреевич потерял свой рейтинг внутрипартийный в связи с тем, что коммунисты потерпели серьезное поражение, и поэтому у них было несколько кандидатов, в результате голосования победила самая компромиссная фигура. Кстати, часто так бывает - побеждает не харизматик, а наиболее компромиссный.

Михаил Соколов: Вы обещали уйти из политики в случае поражения на думских выборах. Почему вы это не сделали?

Ирина Хакамада: У меня есть еще время.

Михаил Соколов: Вы считаете, что обязательство такого рода не надо выполнять?

Ирина Хакамада: Я считаю, что, во-первых, любые обещания можно выполнять, когда они соответствуют вашему состоянию души. После того, как коммунисты выдвинули кандидата, после того, как Глазьев и Геращенко заявились тоже кандидатами, я поняла, что на самом деле предвыборная кампания состоится президентская, это не будет, как многие надеялись, борьбой Жириновского и Путина. Таким образом, многие надеялись, что это будут маргинализированные выборы. Выборы будут имитационными, но достаточно мощными. Это означает, что сейчас рано уходить, нужно сыграть эту роль до конца и взять на себя хоть какую-то ответственность, я ее на себя взяла.

Я надеюсь обратиться к гражданскому обществу и к своим избирателям. У меня есть свое мнение о том, как нужно выстраивать страну, в какой стране мы сейчас живем, в какой можем жить в будущем. Как сделать так, чтобы люди смогли действительно получать достойные доходы за свой достойный труд. И, пользуясь своим конституционным правом, я призываю людей услышать мою программу, если смогу участвовать в выборах, и поддержать ее как альтернативную программу президента и соответствующих партий.

Я считаю, что мы глубоко оторвались от людей, и фактически в этом наша главная ошибка. А теперь я попытаюсь все-таки к людям обратиться. И я уверена, что если мы вместе поймем, что меньше нужно обращать внимания на Кремль, а выдерживать свой путь, тогда и появится шанс, в том числе и собрать подписи.

Подписи мы будем собирать в разных местах, мы объявим эти ключевые точки. Вначале мне нужно сдать документы. Потому что сейчас самое главное - сдать все документы, это очень сложный процесс. Там нужно сдать все декларации за четыре года, как мною поданные (у меня нет проблем), но также и поданные моей семьей. Поэтому чисто организационная проблема, занимает очень много времени, и мы не уверены, что мы корректно все соберем. Потому что я согласилась выдвигаться только после того, как выдвинулись коммунисты. То есть у меня осталось на сборы всех документов фактически двое суток.

Теперь по программе. Я считаю, что в России власть приватизирована бюрократией. Поэтому я выступаю за то, чтобы политический класс вернул себе власть, и поэтому правительство должно быть партийным и нести ответственность перед избирателем, как несет депутат. Поэтому то, что мы сегодня видим в парламенте, это не так страшно с точки зрения ответственности, за четыре года придется ответить, но при условии, что правительство назначается этим самым большинством в триста с чем-то голосов.

Михаил Соколов: Ну как же, ждите.

Ирина Хакамада: Это моя программа. Второе: я считаю, необходима амнистия капитала, объявленная с 2001-го года. Это связано с тем, что сколько угодно можно обвинять олигархов в приватизации власти, я с этим согласна, но нельзя забывать о том, что сама власть предложила эти правила, и никто предприятия на залоговых аукционах с оружием в руках не захватывал. Это означает, что ответственность несет, в том числе, и вся власть, включая не только Чубайса и Гайдара, но и включая Черномырдина, Кириенко, вообще всех, кто был у власти.

Михаил Соколов: В Петербурге Путин был вице-мэром, тоже был во власти.

Ирина Хакамада: Поэтому, если уже говорить о каком-то равенстве перед законом, то это равенство должно быть реальным. Реальным, чтобы не пересажать всех и не начать гражданскую войну, можно только путем амнистии по происхождению источников капитала, прекратить все пересмотры, ввести закон о том, что все сделки, срок давности по сделкам приватизационным является не более трех лет, и с 2001-го года начать новую историю действия закона. Второе, я считаю, что никакого малого бизнеса в России не будет до тех пор, во-первых, пока не будет налоговых каникул, как это было раньше. На два года освободить их вообще от всех налогов. Индивидуальным предпринимателям просто дать возможность купить патент и на этом закончить все эти налоговые истории очень сложные, которые пересматривают правила игры бесконечно долго. А самое главное - это давление бюрократии. Поэтому без изменения структуры правительства сделать ничего нельзя. Пока там 48 министерств, а не 8-9, которые действительно занимаются социальной сферой, безопасностью, бесполезно о чем-либо говорить, ничего не сдвинется с места. И, наконец, я считаю большой ошибкой демократов было то, что они фактически уничтожили военную элиту, не создали нормальной функциональной системы для военной элиты, и мы получили сегодня реванш, когда спецслужбы фактически занимаются не своим делом. Ни в коем случае нельзя спецслужбам давать ни политической власти, ни экономической. И с этой точки зрения моя программа абсолютно противоположна программе Владимира Владимировича Путина.

Михаил Соколов: Проголосуют ли за вас избиратели "Яблока" вопреки позиции Григория Явлинского?

Ирина Хакамада: Я не знаю. Во всяком случае, Григорий Алексеевич еще своего мнения не высказал, а в частном разговоре он привел правильные доводы. Он сказал, что если я вступаю в предвыборную кампанию, то в этом случае я фактически помогаю Кремлю, чтобы увеличить явку. Но мы с ним об этом разговаривали до того, как левая оппозиция, КПРФ выдвинули своего кандидата. Сегодня - как прореагирует, так прореагирует. Как избиратель прореагирует - я не знаю. В любом случае я с уважением отношусь ко всем лидерам политических партий демократических. Точно так же я трагически переживаю и наш проигрыш на парламентских выборах, но считаю, что нужно иметь мужество и двигаться дальше.

Андрей Шарый: Во вторник кандидатом в президенты от блока "Родина" назван Виктор Геращенко, депутат Государственной думы, бывший глава Центробанка России. Его партийный коллега, лидер фракции "Родина" в Государственной Думе Сергей Глазьев намеревается зарегистрировать свою кандидатуру методом самовыдвижения, как и Ирина Хакамада. Подтвердил свои намерения баллотироваться в президенты председатель Совета Федерации Сергей Миронов. Он подводил итоги года в общении с журналистами, подводил итоги выборов в Государственную Думу для возглавляемой им "Российской Партии Жизни", а также делился мыслями по поводу президентских выборов. Рассказывает Карен Агамиров:

Карен Агамиров: Сергей Миронов удовлетворен работой верхней палаты парламента.

Сергей Миронов: Удалось нормально обеспечить законотворческий процесс Федерального собрания, в том числе с учетом того, что Госдума осенью участвовала в избирательной кампании. Удалось еще четче наладить работу Совета законодателей России.

Карен Агамиров: Председатель Совета Федерации об итогах выборов в Государственную Думу и неудаче возглавляемой им "Партии Жизни":

Сергей Миронов: Мы получили абсолютно адекватное отражение настроения россиян. Если сейчас кто-то говорит о том, что где-то что-то было неправильно, было оказано давление или еще что-то, по старой русской пословице: нечего на зеркало пенять, лучше посмотри на себя. Абсолютно адекватное отражение настроения россиян. Странно слышать со стороны кого бы то ни было оспаривание этих итогов. Теперь по поводу поражения блока "Партия Возрождения России - Российская Партия Жизни". Я не согласен, что это поражение, по одной простой причине. Для парламентских партий, таких, как "Яблоко" и СПС, безусловно, непрохождение в Госдуму, неполучение 5% результата - это поражение, и по-другому трактовать его нельзя. Для "Российской Партии Жизни", которой всего лишь полтора года, миллион двести тысяч голосов, отданных за нее - это не поражение, это нормальный результат.

Карен Агамиров: Еще раз о правых.

Сергей Миронов: Безусловно, необходима какая-то одна партия, представляющая правый спектр, а не две, здесь им, конечно, необходимо объединяться. Несмотря на то, что итоги выборов таковы, каковы они есть, на самом деле с моей точки зрения, было бы лучше, если бы в парламенте представители правых движений были бы представлены.

Карен Агамиров: Миронов о выдвижении своей кандидатуры на пост президента России и разнице в программах своей и действующего президента.

Сергей Миронов: Четвертого января соберется съезд "Российской Партии Жизни", на котором будет приниматься решение о выдвижении, либо невыдвижении своего собственного кандидата на пост президента Российской Федерации. Не секрет, что в случае положительного решения этим кандидатом буду я.

В чем отличие? Отличие заключается в следующем. Сейчас, как говорит наш президент и декларирует это, и, собственно говоря, правительство президента исходит именно из этого, что по мере роста экономики можно будет решать те или иные социальные проблемы - повышать пенсии, повышать стипендии, повышать минимальную заработную плату, повышать минимальный жизненный уровень. Моя точка зрения: для России, которая сейчас переживает очень непростой период, 31 миллион человек живет ниже черты бедности, но реально можно сказать, что в два раза больше людей живет на грани нищеты, с моей точки зрения, необходимо сейчас срочно заняться поднятием уровня жизни россиян, и только на этой базе мы сможем дальше уже поднимать нашу экономику. Потому что идет опускание на социальное дно миллионов россиян. Курс президента поддерживается россиянами, и курс президента правильный. Пути реализации этого курса, особенно то, как это делает правительство, которое, кстати, правительство президента, вот здесь необходима значительная корректива. Именно по этой позиции я буду дискутировать. Лидеры партий, которые лично не собираются участвовать в президентских выборах, делают стратегическую политическую ошибку.

Карен Агамиров: И, наконец, председатель Совета Федерации о праздновании Нового года.

Сергей Миронов: Да, действительно, завтра у нас 31 декабря, пока еще рабочий день. В обозримом будущем у нас, наверное, как во многих странах, будут нормальные рождественские каникулы, и эти каникулы будут начинаться с 31 декабря. Праздник должен начинаться с утра.

Карен Агамиров: Прокомментировать выкладки председателя Совета Федерации Сергея Миронова я попросил политолога Владимира Прибыловского.

Владимир Прибыловский: Он считает, что нужна более сильная социальная политика, желает покритиковать правительство, повлиять на правительство и президента и выдвигает свою кандидатуру. При этом сам же говорит, что блок, в который входила его партия, не прошел в парламент. Тут причина и следствие между собой не согласуются. Ясно, что кандидат в президенты Миронов наберет не больше голосов, чем партия, которая с его именем выступала на выборах Государственной Думы. И как такой результат и такая избирательная кампания могут повлиять на курс президента, курс правительства? Да никак не могут повлиять. Для чего он выдвигает свою кандидатуру? Для того, чтобы придать хоть какой-то вес этой кампании, помочь президенту. У президента такие смешные соперники. Слава Богу, послушный Центризбирком гробовщика "закопал", а то смешно было бы: главный соперник президента Путина - гробовщик Стерлигов. Но нет же солидных соперников. От партии Жириновского - боксер, от правых никого нет, от них никогда не бывает, от "Яблока" нет, коммунисты выставляет символическую фигуру, которую к тому же еще снимут перед выборами.

Миронов хочет помочь президенту, он все-таки спикер. Кроме того, у него какая ни какая прошлая репутация, а правый демократ. Он ее, предположим, испортил за последние три года, сейчас у него скорее репутация лакея президента. И вот он своей фигурой заменяет того, чего нет - заменяет Явлинского, заменяет весь демократический спектр. Потом перед Западом Путину будет легче отчитаться - вот, у меня был солидный соперник.

XS
SM
MD
LG