Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ахмад Кадыров остался единственным реальным претендентом на пост президента Чечни


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Олег Кусов и Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Глава администрации Чечни Ахмад Кадыров получил реальные шансы стать президентом республики. Хотя борьбу за этот пост продолжают восемь человек, серьезных противников у Кадырова, как считает большинство аналитиков, не осталось после того, как свою кандидатуру снял депутат Государственной Думы Асламбек Аслаханов, а Верховный суд республики отменил регистрацию бизнесмена Малика Сайдуллаева.

Олег Кусов: Кремль даже не пытается по сути дела скрыть своего вмешательства в чеченскую предвыборную кампанию. Только несколько событий одного дня в полной мере раскрыли позицию высшего российского руководства. Утром 11-го сентября сошел с предвыборной дистанции Асламбек Аслаханов. Он заявил, что принял предложение главы государства стать его помощником. Как создалось впечатление, о своих будущих должностных полномочиях Аслаханов имеет довольно смутное представление, по крайней мере, четко их обозначить не мог. Вечером 11-го сентября поступило сообщение об отмене Верховным судом Чеченской республики кандидатской регистрации Малика Сайдуллаева. Отмена произошла по иску другого кандидата в президенты Чечни, сотрудника пресс-службы Ахмада Кадырова Николая Пайзулаева. Истец убедил Верховный суд Чечни в том, что количество брака в подписных листах в поддержку Сайдуллаева превысило допустимые 25%. Не менее неожиданными оказались вечерние телевизионные репортажи о встрече Владимира Путина и Ахмада Кадырова в сочинской резиденции президента. По словам комментаторов, Путин и Кадыров обсуждали за чашкой чая сроки выплаты денежных пособий жителям Чеченской республики. При этом мало кто обратил внимание на то, что Ахмаду Кадырову все-таки нетактично обсуждать служебные вопросы под прицелом телекамер во время отпуска в рамках предвыборной кампании. 11-го сентября Кремль четко дал понять о своих политических предпочтениях в ходе предвыборной кампании в Чеченской республике. О том, что всем остальным кандидатам уготована непростая роль, поняла во время своей недавней рабочей поездки в Чечню глава Комитета по правам человека при президенте России Элла Памфилова.

Элла Памфилова: Сайдуллаева, Аслаханова и других, мы встретились практически со всеми кандидатами в президенты, и все, практически все они просили не бросать их на произвол судьбы, не оставлять их один на один с той ситуацией, которая есть.

Олег Кусов: Элла Памфилова считает, что мало кто сегодня располагает подробной информацией о действительном положении дел в Чечне.

Элла Памфилова: Ни у кого нет реальной объективной информации. Есть постоянные споры разных противодействующих сторон о том, сколько там жителей, что там происходит, кому отдают предпочтение, но ни у кого нет реальной информации. Надо честно сказать, признаться, что того, что мы задумывали - полномасштабного мониторинга мы уже осуществить не сможем.

Олег Кусов: Элла Памфилова убедилась, что нарушения прав человека в Чечне по-прежнему носят гипертрофированные формы.

Элла Памфилова: Самая тяжелая проблема, что действительно продолжают пропадать люди, что люди боятся. Я просто подтверждаю, об этом вы все знаете, но я просто подтверждаю личным опытом и личными встречами. Люди по-прежнему боятся. Потому что продолжают пропадать люди. И на мой взгляд, самое главное, что сейчас должны сделать и военное руководство в Чечне, напомнить, ужесточить наказание за невыполнение приказа № 80, прекратить эти походы в масках, бронетехники с замазанными номерами. Анонимные "зачистки" непонятные, когда неизвестно кто врывается в дома, заезжают в дома буквально на бронетранспортерах, творят бог знает что, забирают людей. Это надо видеть глаза этих людей, у которых пропадают дети. Военное руководство во всех средствах массовой информации должно четко заявить, что все, кто в масках, все, кто на бронетехнике с замазанными номерами - это бандиты. Немедленно сообщать в комендатуры, во все структуры власти, что это бандиты.

Олег Кусов: В пятницу утром по каналам информационного агентства "Интерфакс" прошло сообщение о том, что парламент Чеченской республики Ичкерия объявил импичмент президенту Ичкерии Аслану Масхадову. Однако многое в этом сообщении и даже в стиле его подачи остается нелогичным. Например, непонятно, почему сотрудники "Интерфакса", указывая в тексте должность Масхадова, употребили слово Ичкерия в кавычках, в то же время словосочетание "парламент Ичкерии" приводится без всяких кавычек. Нелогичны и доводы депутатов парламента о том, что отстранение Масхадова от занимаемой должности сразу позволит стабилизировать ситуацию в Чечне. Следуя логике депутатов, можно придти к несуразному предположению, что вся вторая чеченская война ведется ради должности Масхадова. Вот что сказал по этому поводу Иса Темиров, которого на пресс-конференции в "Интерфаксе" представили исполняющим обязанности председателя парламента Ичкерии. Иса Темиров на пресс-конференции заметно нервничал и постоянно подглядывал в лежащий перед ним текст.

Иса Темиров: Была работа над ним начата давно, депутаты парламента и мы посещали регионы, разговаривали с диаспорами, с самим населением в Чеченской республике и пришли к выводу, что сегодня для стабилизации обстановки в Чечне есть только одно решение - отстранить Масхадова от занимаемой должности . 15 августа был сделан запрос в Конституционный суд и на него получен ответ от Конституционного суда Чеченской республики Ичкерия. Исходя из этого, парламент Чеченской республики принял постановление, и я его сейчас зачитаю. "Постановление парламента Чеченской республики Ичкерия об отстранении от должности президента Чеченской республики Ичкерия Масхадова Аслана Алиевича. Парламент Чеченской республики Ичкерии, руководствуясь пунктом 10 статьи 62 конституции Чеченской республики Ичкерия установил, что, находясь в этой должности с 1997-го года, в нарушении статьи 2 части 2 конституции Чеченской республики Ичкерии незаконно присвоил власть и своим указом ввел в Чеченской республике Ичкерия шариатское правление, чем изменил основы конституционного строя, что само по себе является тягчайшим преступлением перед народом и государством. Указанные преступные действия президента Чеченской республики Ичкерии Масхадова повлекли за собой неисчислимые бедствия для народа Чеченской республики и к разрушению чеченского государства. Руководствуясь высшими интересами чеченского народа и в целях прекращения насилия и страдания, установления мира и спокойствия, учитывая результаты всенародного референдума от 23-го марта 2003-го года, парламент Чеченской республики Ичкерия постановил: отстранить от должности президента Чеченской республики Ичкерия Масхадова Аслана Алиевича".

Олег Кусов: Это был текст постановления парламента Чеченской республики Ичкерия об объявлении импичмента президенту Аслану Масхадову. Во время бесед с Ахмадом Кадыровым у меня создавалось впечатление, что и в загнанном в горы Аслане Масхадове он по-прежнему видит символического соперника. Кадырову во что бы то ни стало, необходимо было лишить Масхадова этого символа. Решение ичкерийского парламента состоялось как нельзя кстати для Кадырова, после того, как с дистанции сошли наиболее влиятельные кандидаты, а президент Путин сделал то, о чем мечтают многие участники предвыборной кампании в регионах - накануне голосования перед телекамерами напоил одного из кандидатов чаем. Официальная Москва сделала многое в последние дни для того, чтобы сохранить для Ахмада Кадырова роль лидера чеченского народа. К чему может привести такая позиция властей? На этот вопрос отвечает политолог, главный редактор исторического альманаха "Лабиринт времени" Тимур Музаев.

Тимур Музаев: В случае вполне, так сказать, вероятной победы Кадырова на выборах, я думаю, встанет вопрос самый важный: какую программу будет реализовывать кандидат после выборов? Если Кадыров все-таки найдет в себе политические силы реализовывать программу, которая бы отвечала настроениям населения, основной массы населения, то есть обеспечение безопасности, создание рабочих мест, борьба с коррупцией, тогда у него есть политическое будущее. Если то, что продолжалось до сих пор, то есть силовое давление, с одной стороны, в том числе силовое давление населения все более увеличивающееся, с другой стороны, выкачивание все больших федеральных средств из центра, распределение между своими, если эта политика будет продолжаться, я думаю, что политического будущего у Кадырова тогда не будет. В этом случае, вполне вероятно, ситуация будет обостряться, экстремистское крыло сепаратистов получит возможность для рекрутирования новых шахидов, новых боевиков, конфликт вполне может перейти на какой-то новый виток, террористические акты, серия террористических актов или противостояния внутри самого чеченского общества, уже вооруженное противостояние - возможно и то, и другое. Кстати, чеченское общество в первых числах сентября уже было практически на грани такого противостояния. Сторонники двух кандидатов, которые были готовы буквально схватиться между собой, сформировались в две группы, которые поддерживали различных кандидатов, и они были готовы вступить в реальное столкновение. Удалось какими-то срочными экстренными мерами остановить это кровопролитие. Одна из группировок поддерживала ныне действующего президента, а другая - одного из кандидатов, который ему противостоял. Позиция группировки, которая поддерживала этого кандидата, вызвала возмущение у представителей других групп, которые поддерживают действующего главу республики. Это идет речь об официальных федеральных структурах, в которых служат жители Чеченской республики. То есть это комендантские роты, это подразделение министерства внутренних дел, это ОМОН, это личная служба безопасности. Это несколько тысяч человек, порядка пять-шесть тысяч человек. И столкновение между этими формированиями могло открыть второй фронт в Чечне. Неизбежно были бы втянуты некоторые жители Чечни, гражданские, может быть, даже федеральные войска. Таким образом, внутричеченское противостояние вполне реально. Если после победы Кадырова он по-прежнему будет пытаться оказывать силовое давление на жителей Чечни, особенно в горных районах, то это может спровоцировать очень сильное противостояние.

Олег Кусов: Внезапные отставки кандидатов и объявление импичмента Масхадова скорее всего говорят о стремлении Кремля исключить возможность появления других вариантов. В проигрыше остались как всегда жители Чечни. Власти довольно в бесцеремонной форме указали им на человека, за которого следует проголосовать 5 октября. При этом людям дали понять, что большинство из них вообще могут отказаться от голосования, но результат от этого вряд ли изменится.

Андрей Бабицкий: Глухой ропот из разных источников относительно странной судьбы кандидатов на пост президента Чечни, выброшенных из предвыборной кампании или оставивших ее самостоятельно по разным причинам, не кажется сколько-нибудь основательным. Эти сетования или же имеют своей основой странное предположение, что выборы в Чечне могли бы иметь хотя бы относительное демократическое измерение, либо же транслируют отчаянную надежду многих чеченцев, что, может быть, удалось бы на кривой козе объехать силовой и административный ресурс Кадырова и вопреки сложившемуся порядку вещей избрать на пост президента другого кандидата. Кого угодно, только не Кадырова. И в том, и в другом случае в первоначальный расчет заложена неверная посылка. Чеченские выборы ни при каких обстоятельствах не могли быть демократическими, поскольку Кремль, от которого зависит во многом их итог, не намерен был ставить столь важный вопрос в зависимость от такой ненадежной и потенциально враждебной субстанции, как воля чеченского населения. Вообще в списке задач, которые федеральный центр определил необходимыми к решению в Чеченской республике, учет политических интересов людей отсутствует вовсе. Подавлять мятеж и при этом выяснять у населения, значительная которого поддерживает партизан, что оно думает по тому или иному вопросу, кого оно хотело бы видеть в роли своего лидера, было бы абсолютно нелогично. Странно другое: маниакальное пристрастие к соблюдению формально-демократических процедур при проведении тех или иных мероприятий, в серьезность которых не верит ни общественность внутри страны, ни заинтересованные политические круги за рубежом. Я склонен полагать, что референдум и выборы - это, скорее, инициатива самого Кадырова, которому давно должна была опротиветь роль назначенца, чье положение всецело зависимо от погоды в Кремле. Кремль, в свою очередь, достаточно легко пошел навстречу пожеланиям из Грозного, поскольку никаких принципиальных разногласий в отношениях между ним и Кадыровым нет. Режим генерал-губернаторства, осуществляемый в Чечне на пару кадыровской администрацией с российскими генералами нисколько не изменит своей сути от названия, будет ли он президентской республикой или кремлевской администрацией. Что же касается чаяний населения, то оно должно осознать, что демократия для народа, которая в представлении Москвы самим фактом своего существования угрожает целостности российского государства, непозволительная роскошь.

XS
SM
MD
LG