Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Силовые структуры и органы правопорядка Чечни накануне выборов президента республики будут приведены в режим повышенной боевой готовности


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов

Андрей Шароградский: Силовые структуры и органы правопорядка Чечни накануне выборов президента республики будут приведены в режим повышенной боевой готовности. Об этом сообщил заместитель председателя Комитета Совета Федерации России по правовым и судебным вопросам Муса Умаров. По словам Умарова, местные власти контролируют ситуацию на территории Чечни. Как считает Муса Умаров, в предстоящих в ближайшее воскресенье выборах могут принять участие до 90 процентов избирателей республики.

Олег Кусов: Член Совета Федерации Муса Умаров прогнозирует высокую явку избирателей в Чечне, основываясь на социологических исследованиях. Согласно данным чеченских социологов, безоговорочным лидером предвыборной гонки остается Алу Алханов.

Муса Умаров: По данным социологического опроса независимого центра с 8 по 11 августа 2004 года: Алханов Алу - 52,7 процента, Бугаев - 16,2 процента, Хамидов - 8 процентов, Абуев - 3,9 процента, Бесаев - 3,2 процента голосов, Айдамиров - 3,1 и Асаков - 2,2 процента голосов. О готовности принятия участия в досрочных выборах президента Чеченской республики население ответило: да, скорее примут участие - 59,1 процентов.

Олег Кусов: Несмотря на резкое осложнение ситуации в Грозном, чеченские власти уверены, что вооруженное сопротивление не сможет сорвать выборы президента республики. По словам Умарова, силовые структуры знали о готовящемся наступлении на Грозный в конце прошлой недели, но предотвратить вооруженные столкновения власти не смогли. В результате боев на улицах чеченской столицы погибли сотрудники милиции и мирные жители.

Муса Умаров: Вылазки возможны, возможны потери, но удержать саму ситуацию долго, таких возможностей у них нет.

Олег Кусов: В беседе с журналистами в Москве Муса Умаров фактически повторил заявление Алу Алханова о возможных переговорах с лидерами сепаратистов.

Муса Умаров: Для нас, для нашего народа все методы приемлемы, где восстанавливается мир и согласие. Все, что говорится и не говорится, все, что делается во имя мира, это очень ценно для наших сограждан, для всех. Вопросы прорабатываются на очень высоком уровне, имеется в виду, что там задействованы очень уважаемые люди, начиная от религиозных авторитетов старейшины.

Олег Кусов: Но, как оказалось, Муса Умаров по-своему видит переговорный процесс с вооруженной оппозицией.

Муса Умаров: В результате их неправомерных действий погибает столько людей. Поэтому Алу Алханов во всех своих выступлениях говорит: "Я готов". Но он должен - прийти, попросить прощение у народа, сложить оружие и сказать сторонникам: "Все, друзья, заканчиваем. Погибают дети, старики, женщины. Ничего хорошего мы от этого не получили. Надо возвращаться к мирной жизни, надо то, что мы разрушили за эти годы, надо восстанавливать, надо извиниться перед всем российским народом, обществом, соседями нашими, которым мы в результате этих военных действий создавали неудобство в течение 13 лет". Надо создать, зная, что на большом уровне ведутся соответствующие разговоры. А те, кто запачкан, те, у кого руки по локоть в крови, естественно, должны понести соответствующее наказание.

Олег Кусов: Это было мнение заместителя председателя Комитета по правовым и судебным вопросам Совета Федерации Мусы Умарова.За беседой Умарова с журналистами в Москве наблюдал исполнительный директор Центра этнополитических и региональных исследований Заинди Чолтаев.

Заинди Чолтаев: Это было очень такое пропагандистское, не информационное предприятие. Муса Умаров, видимо, случайно допустил некоторые ошибки. В частности, он озвучил цифры социологического исследования, которое якобы проводило некое независимое агентство. Насколько я знаю, по инструкции Центризбиркома нельзя использовать никакие социологические материалы за пять дней до выборов. Как я понимаю, осталось меньше чем пять дней. Ясно, что Муса Умаров - должностное лицо, он представляет Государственный Совет, - по-другому выступить не мог. Он выражает точку зрения официальной власти.

Олег Кусов: Заинди Чолтаев считает, что заявление о возможных переговорах с Асланом Масхадовым накануне президентских выборов, говорят о некоторых изменениях позиций российских властей.

Заинди Чолтаев: Это все прозвучало невнятно. Умаров даже не назвал фамилию Масхадов. Некий "он" должен повиниться, сложить оружие, попросить прощение у чеченского народа, у соседних народов, у российского народа. Я думаю, что есть некое понимание того, что нужно искать переговорные механизмы для реализации какого-то проекта по нормализации обстановки в Чечне. Но нет еще готовности и нет конкретного плана, но какое-то понимание уже есть, потому что эта информация вбрасывалась неоднократно, в том числе и Алханов заявлял о возможности ведения переговоров. Об этом же говорил более понятно и конструктивно Аркадий Вольский, правда, он предлагал стартовать с российской стороны. В старте должны принимать участие бывшие политики и деятели, то есть те, которые сейчас не находятся у власти, но до сих пор являются известными политиками и имеют какое-то влияние в обществе. По-видимому, речь идет об этом.

Умаров не имеет конкретных представлений о том, как организовать эти переговоры и, возможно, не решался выходить за какие-то рамки. Но, судя по всему, есть некое понимание, что нужно искать, в том числе и какие-то переговорные механизмы, находить какие-то другие пути, а не только деловые, не только административные.

Олег Кусов: Заинди, некоторые наблюдатели подчеркивают, что проблема переговоров не зависит от чеченских промосковских властей, в частности, Алу Алханова.

Заинди Чолтаев: Дело в том, что чеченские власти не очень самостоятельные, они озвучивают какие-то идеи, установки, которые являются в центре. Чеченские власти не ведут самостоятельную политику, во всяком случае, очень ограничены в ведении самостоятельной линии.

Что касается промосковских чеченцев, это совершенно другой вопрос. Зависит ли все-таки что-то от чеченцев, которые сейчас работают в федеральных структурах, в милиции, во власти и так далее? Я думаю, что зависит.

Олег Кусов: Это было мнение исполнительного директора Центра этнополитических и региональных исследований Заинди Чолтаева.

На пост президента Чеченской республики баллотируется семь человек.

XS
SM
MD
LG