Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги президентских выборов в Чечне


Андрей Шароградский: Главная тема этого часа - итоги президентских выборов в Чечне. Согласно предварительным официальным данным, почти три четверти избирателей Чечни отдали свои голоса за Алу Алханова.

Олег Кусов: Окружная избирательная комиссия утверждает, что явка на выборы составила около 80 процентов. За Алу Алханова проголосовали почти 74% процента граждан, принявших участие в выборах. Вторым стал Мавсур Хамидов, за которого отдали свои голоса около 9% избирателей. Официальные власти Чечни утверждают, что выборы проходили согласно демократическим нормам. Рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Муса Хасанов.

Муса Хасанов: Очередным президентом Чечни, занявшим кресло главы республики, стал Алу Алханов, бывший глава МВД республики. На политической сцене в Чечне Алханов появился с подачи так называемой "команды Кадырова", костяк которой сегодня составляют Рамзан Кадыров, Хусейн Джабраилов и Сергей Абрамов. Выбор в качестве наследника и продолжателя дела покойного Ахмад-Ходжи Кадырова на генерал-майора милиции пал не случайно. У Алханова подходящая биография и возраст. Правда, еще полгода назад большинство населения Чечни не знало о его существовании. Алу Алханов, выпускник Академии МВД РФ, за год своего управления республиканским МВД не вызвал в чеченском обществе каких-либо отрицательных эмоций, как, впрочем, и положительных тоже. Алу Алханову, чтобы завоевать доверие населения республики, придется решать конкретные задачи для создания предпосылок действительно мирной и безопасной жизни для своего народа, которому, по большому счету, все равно, кто является очередным президентом республики, только бы он смог переломить ситуацию в Чечне в сторону реальной безопасности. Нельзя забывать и о вооруженных отрядах полевых командиров, подчиняющихся чеченскому лидеру Аслану Масхадову, которые могут существенно повлиять на обстановку в Чечне. Сможет ли президент Алханов переломить в лучшую сторону общественно-политическую ситуацию в республике, покажет время.

Олег Кусов: После победы на выборах Алу Алханов заявил о невозможности проведения переговоров с Асланом Масхадовым. Это заявление вызвало большой резонанс, поскольку среди предвыборных тезисов Алханова был и о возможном мирном диалоге с вооруженными сепаратистами. Московский политолог Юрий Ханжин считает, что Алу Алханов остается несамостоятельным персонажем чеченской политики.

Юрий Ханжин: Какой-либо реальной властью чеченские чиновники, лица, которые считаются выборными, главы администраций и так далее, не обладают. Президентом он будет марионеточным, действовать по своей инициативе не сможет. Даже если бы ему, представим на минуту, пришло бы в голову действительно начать переговоры с Масхадовым без предварительных условий, скажем, о прекращении огня, об обмене пленными, то ведь его никто не послушает. Ему просто скажут, "мы воюем, федеральные войска, какое вы право имеете вступать в переговоры с лидером сепаратистов". Новый президент, как и покойный Кадыров, мог бы пойти на такие переговоры только в том случае, если на эти переговоры решился бы пойти Владимир Путин.

Олег Кусов: Перед новоизбранным президентом Чечни Алу Алхановым будут стоять проблемы несколько другого характера, чем те, что были у его предшественника, так считает шеф-редактор кавказской редакции информационного агентства "Регнан" Константин Казенин. С ним беседует обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Константин, скажите, на протяжении последних 2-3 недель, когда обсуждалась кандидатура Алханова, очень многие аналитики сходились на том, что он избран Кремлем именно для того, чтобы обеспечить функционирование кадыровской конфигурации власти, той конфигурации, которая сложилась при Кадырове. У меня в связи с этим два вопроса, связанные друг с другом. Хватит ли Алханову, человеку, психологическому совсем иного типа, политической воли, темперамента для того, чтобы продолжать репрессивную кадыровскую политику, при кадыровской же убежденности в необходимости вести дела таким образом? И второй вопрос: нет ли у вас ощущения, что Алханов рано или поздно попытается начать какую-то свою игру?

Константин Казенин: Что касается самой фигуры Алханова, то я сейчас не готов это комментировать, честно говоря, и вряд ли кто-то готов был бы сейчас говорить о нем что-то определенное. Потому что до сих пор он не принимал каких-либо самостоятельных решений, касающихся внутренней политики в Чечне. Ему только сейчас предстоит это начать или не начать делать. Но, говоря о том, сможет ли он быть вторым Кадыровым или нет, захочет ли, я только на один момент хотел бы обратить внимание. Дело в том, что перед Алхановым встанет ряд проблем, которые перед Кадыровым не стояли. Проблемы действительно несколько в иной плоскости находящиеся. Что я имею в виду? Как минимум две проблемы, которыми Кадыров, по крайней мере, в практической плоскости не занимался. Во-первых, это проблема чеченской нефти. Я не говорю, что Кадыров ничего не делал здесь, но сейчас, буквально перед выборами, президент Путин публично поддержал ту точку зрения, согласно которой доходы от добычи чеченской нефти должны поступать в Чечню, точнее, оставаться в Чечне. Что это реально означает? Сейчас добычей в Чечне в основном занимается компания "Роснефть-Грознефть", а нефтеперебатывающие мощности находятся у компании "Грознефтегаз". И как будет решаться вопрос с собственностью здесь, кто в итоге окажется во главе его предполагаемого, планируемого создания большого холдинга, который бы занимался не только добычей, но и переработкой, это огромное значение имеет для Чечни. И как это будет делать Алханов, пока совершенно не ясно.Вторая группа проблем - это формирование в Чечне институтов демократии. Потому что при Кадырове не успели избрать парламент. Сейчас вопрос о выборах парламента, согласно переходным положениям чеченской Конституции, встает. И вот сумеет ли Алханов как-то сделать так, чтобы в Чечне сформировалась легальная оппозиция, может быть на основе групп поддержки Мавсура Хамидова, Абдулы Бугаева, сможет ли он что-то сделать для нормализации этой стороны жизни Чечни, пока трудно сказать.

Владимир Бабурин: Согласно предварительным данным, почти три четверти избирателей Чечни на президентских выборах отдали свои голоса за Алу Алханова, проголосовало за него почти 74 процента избирателей. Над темой работал редактор программы "Кавказские хроники" Олег Кусов.

Олег Кусов: Окружная избирательная комиссия утверждает, что явка на выборы составила около 80 процентов. За Алу Алханова проголосовали почти 74 процента граждан, принявших участие в выборах. Вторым стал Мавсур Хамидов, за которого отдали свои голоса около 9 процентов избирателей. Официальные власти Чечни утверждают, что выборы проходили согласно демократическим нормам. Рассказывает чеченский журналист Асланбек Дадаев.

Асланбек Дадаев: При полупустых избирательных участках в Чечне выбрали очередного президента. В день выборов я находился в Грозном. Грозный опустел от жителей, как в начале военных действий, такая картина была и на избирательных участках. Члены Центральной избирательной комиссии Чечни, хотя и утверждают, что не было существенных нарушений в ходе голосования, это далеко не так. Любой человек мог проголосовать на разных участках по несколько раз. Скорее всего, именно так и была обеспечена высокая явка избирателей. Ходом выборов остались недовольны и некоторые из кандидатов. За час до закрытия избирательных участков, я встретился с кандидатом в президенты Мовсаром Хамидовым, у которого к этому времени уже было готово заявление в Центризбирком о грубых нарушениях на различных участках. Например, на одном из участков избирательные урны были опечатаны в присутствии только наблюдателей от кандидата Алханова. Факт подтасовки был замечен наблюдателем от Хамидова. По его утверждениям, одна якобы пустая урна была тяжелее другой на 10 килограммов. Возмущенному представителю Хамидова в качестве моральной компенсации председатель территориального участка предложила забросить в урну 200 бюллетеней за своего кандидата. Сам Мовсар Хамидов так прокомментировал сложившуюся ситуацию.

Мовсар Хамидов: Есть замечания и есть моменты настораживающие, что может быть фальсификация выборов. Может голосовать любой человек, независимо от прописки, наличия документов. В городе, во всяком случае, я вижу, что небольшая явка. На одном участке зарегистрировано, что пришло 3 человека, а доложили, что было 120.

Асланбек Дадаев: Хамидов еще добавил, что в случае выигрыша Алханова, скорее всего, не будет работать в новом правительстве.

Олег Кусов: Накануне выборов заметно осложнились отношения между чеченской администрацией и федеральными структурами власти на территории. Новому президенту Чечни предстоит решать еще и эту проблему. Так считает московский политолог Тимур Музаев.

Тимур Музаев: Прошедшие выборы президента Чеченской республики будут способствовать в определенной степени стабилизации ситуации. Но поскольку вновь появилась власть, которая обладает признаками легитимности, новый глава Чеченской республики может формировать правительство, планировать действия на более-менее длительный срок. Эта стабилизация временная и условная, поскольку сопротивление продолжается, и воюющая сторона не признала легитимность нового президента. Тем не менее, какая-то основа для продвижения хотя бы к стабильности, я думаю, что заложена.

Олег Кусов: Взаимоотношения местной власти Чеченской республики и федеральных военных. Что можете сказать по этому поводу?

Тимур Музаев: Они крайне сложные. Примерно с июля месяца они еще более осложнились. В частности, представитель республиканского руководства Рамзан Кадыров и сам Алу Алханов обвинили федералов в том, что главными виновниками похищения людей являются федеральные войска. С другой стороны, федералы, по всей видимости, инспирировали серию публикаций в московских СМИ и северокавказских СМИ о том, что главными виновниками похищения людей являются республиканские спецслужбы, при этом явно намекают на Рамзана Кадырова. Таким образом, даже в проблемах обеспечения безопасности явные противоречия между двумя наиболее влиятельными группами в руководстве пророссийской администрации Чечни. Отношения между ними все более обостряются. Тем более что новоизбранный президент Алу Алханов добился от федерального центра, в частности, лично от президента Путина, согласия на передачу нефтепромышленного комплекса под контроль республиканского руководства. А поскольку военные, по всей видимости, по весьма упорным слухам, получали большой процент от реализации этой нефти, то я думаю, что в этот конфликт между республиканскими властями и военным командованием еще вмешивается борьба за передел нефтепромышленного комплекса.

Олег Кусов: Не получится ли так, что федеральные военные будут все-таки мешать местной администрации выполнять свои обязанности?

Тимур Музаев: Более того, я полагаю, что не исключена возможность, когда та или иная группировка в силовых структурах может пойти на прямую провокацию. Накануне выборов были слухи о том, что военные могут пойти на провокацию, просто сорвать выборы, может быть, даже в сговоре с боевиками. Сложилась такая, в общем, нелепая ситуация, когда фактически российские военные и сепаратисты, часть российских военных и так называемая "партия войны", практически имеют одни и те же тактические задачи.

Олег Кусов: Много говорилось о разногласиях между Рамзаном Кадыровым и Алу Алханов.

Тимур Музаев: Разногласия между Алу Алхановым и Рамзаном Кадыровым пока носят в основном личностный характер, они не носят принципиального характера, во всяком случае, пока. И тот и другой нацелены на укрепление республиканской администрации, на передачу экономических и силовых структур в руки республики. Надо сказать, что Алханов представитель силовых структур, он, по всей видимости, будет пытаться подчинить себе все силовые структуры, во всяком случае, республиканские, которые действуют на территории республики. Здесь возможен какой-то конфликт, скажем так, ведомственный, поскольку Рамзан Кадыров, как первый вице-премьер, тоже курирует все силовые структуры.

Олег Кусов: Возвращаясь к теме взаимоотношений местной администрации Чечни и федеральных военных. Можно сказать, что разногласия между ними усиливаются или, напротив, есть какой-то компромисс?

Тимур Музаев: Скрытых разногласий между ними, естественно, нет, то есть на публике все происходит нормально. В последнее время, по некоторой информации, эти разногласия усиливаются. Это в первую очередь из-за проблемы обеспечения безопасности. По всей видимости, федеральные структуры как бы причастны к большинству похищений, тайным убийствам людей, а республиканская администрация, которая пытается укрепиться, стабилизировать ситуацию, понимает, что без решения этого вопроса никакая дальнейшая стабилизация, никакое дальнейшее развитие, возрождение просто немыслимо. Я думаю, это самые серьезные, самые принципиальные разногласия, которые существуют в нынешнем руководстве Чеченской республики. Избрание нового президента дает опору для республиканской администрации, для того, чтобы наводить порядок. Насколько это получится, судить трудно, поскольку военные имеют очень большие полномочия.

XS
SM
MD
LG