Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Екатеринбургские средства информации проигнорировали визит в город Сергея Глазьева


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Вахрушев, который беседует с уполномоченным по правам человека Татьяной Мерзляковой.

Арслан Саидов: Уполномоченная по правам человека Татьяна Мерзлякова выступила с официальным заявлением, в котором говорится, что местные средства массовой информации умышленно не освещали визит в Екатеринбург кандидата в президенты Сергея Глазьева. Зато этому визиту пристальное внимание уделили органы правопорядка, поскольку здание, где должна была пройти пресс-конференция кандидата, оказалось якобы заминированным. Татьяна Мерзлякова была гостем екатеринбургской студии Радио Свобода, с ней беседовал наш корреспондент Олег Вахрушев.

Олег Вахрушев: Вы утверждаете, что екатеринбуржцы и жители Свердловской области были практически лишены информации о визите в столицу Урала известного политика, кандидата в президенты Российской Федерации Сергея Глазьева. Почему вы так решили?

Татьяна Мерзлякова: Потому что в первый вечер многочисленные каналы обошли стороной эту новость. Я считаю, это была новость - визит кандидата в президенты.

Олег Вахрушев: Вы сделали вывод из сравнения с тем, как были освещены другие предвыборные события?

Татьяна Мерзлякова: Вы знаете, к нам еще кандидаты в президенты в Свердловскую область не приезжали, я просто сделала этот вывод из того, что я привыкла в своих телевизионных новостях получать политические новости. В этот вечер я не смогла об этом узнать.

Олег Вахрушев: То есть, по большому счету, вас заинтересовало не то, что не рассказали о Глазьеве, а то, что не рассказали о визите кандидата в президенты?

Татьяна Мерзлякова: Да, это меня очень сильно обеспокоило, не просто заинтересовало. Я бы сказала, что я неслучайно выразила публичное свое беспокойство, потому что я привыкла к тому, что наша область всегда отличалась пестротой политических взглядов и никогда не оглядывалась на то, что кто-то там скажет сверху, и уж хотя бы один-два канала должны были пристальное внимание уделить визиту одного из кандидатов в президенты.

Олег Вахрушев: А вам не кажется, что кто-то может вас заподозрить в ангажированности этому кандидату?

Татьяна Мерзлякова: Я постараюсь сейчас отследить визиты остальных кандидатов в президенты, если к нам приедут, и посмотрю, как освещают наши каналы. Если даже кто-то и заподозрит, то меня трудно заподозрить, я никогда не высказывала своих симпатий непосредственно Глазьеву и даже не намерена голосовать за Глазьева. Но для меня очень важно, чтобы все поняли, что уполномоченный считает, что начинается какая-то не та тенденция, которая характерна была для Свердловской области. Мы обычно вдогонку бежали всем кандидатам и пытались хотя бы одно слово услышать, если не о ситуации в России, то хотя бы о том, зачем он приехал в Свердловскую область, что он хочет получить от Свердловской области. Ведь наши СМИ не надо учить работать, у нас очень сильные средства массовой информации. Вдруг такая ситуация. Я понимаю, что это сегодня происходит в России, я понимаю, что на некоторых территориях вообще это будет нормой, и даже уже стало нормой, но это не было характерно для Свердловской области. Мы с вами пережили тяжелейшие выборы губернатора, тяжелейшие выборы мэра. И я сегодня сама даже не могу сделать вывод, кто же это все-таки, откуда такая тенденция у нас пошла. Потому что буквально накануне я слышала, как наш Антон Алексеевич Баков критиковал нашего губернатора, и никто не закрывал ему рот.

То есть, это нормальное явление сегодняшней нашей политической действительности, радует она нас, не радует, кому-то не нравится, кому-то нравится, но это нормальное явление политической жизни, это нормальное явление для свердловской действительности. И вдруг вот такая тишина. Избави Бог, если в эту тишину кто-то поверил и услужливо из средств массовой информации согласился. Меня уверяют, что, возможно, действительно средства массовой информации не проявили интереса к этому кандидату, не сочли эту новость очень важной. Хорошо, если это так. А если это все-таки наши средства массовой информации сработали на каком-то страхе?

Олег Вахрушев: Или заказе?

Татьяна Мерзлякова: Я думаю, что все-таки страхе. Вы считаете, что какой-то соперник взял и лишил наши СМИ возможности увидеть другого соперника? Я не думаю, что Харитонов, Хакамада за это заплатили, а уж президент тем более действующий не станет платить.

Олег Вахрушев: Естественно, о деньгах речи не может быть, а о негласном указе. Согласитесь, когда Баков критикует Росселя - это одно, это один уровень, это областной уровень, региональный. Но когда речь идет уже о федеральном масштабе, речь идет о кандидате на пост президента России, здесь могут быть задействованы совершенно другие силы.

Татьяна Мерзлякова: Я не хотела бы гадать о каких-то силах. Я в прошлом редактор городской газеты, и я привыкла, что за все несет ответственность редактор. Никто никогда за все эти годы, уже послепартийные годы не слышал, чтобы я говорила: "А мне звонил тот-то и говорил - вот это не печатай, этого не делай". Я знаю, что народ за этим очень сильно следит. Я очень сочувствую тем редакторам, которые сегодня к чьему-то заказу прислушиваются. Я понимаю, что могут быть учредители, я понимаю, что у нас есть собственники сегодня каналов, я все понимаю, я просто сочувствую редакторам - это первое.

А второе: я искренне надеюсь, что это была недоработка, может быть, пресс-службы Глазьева, будем надеяться. Может быть, еще стечение обстоятельств. Потому что мне бы не хотелось, чтобы мы имели дозированную информацию. Я думаю, что, скорее всего, эта информация не добавила бы, если бы сообщили все СМИ о том, что встречался Глазьев, это не добавило бы Глазьеву и не убавило. Зачем мы на себя какую-то тень наводим, пятно, прямо скажем? Это моя личная оценка, оценка уполномоченного по правам человека.

Олег Вахрушев: Вы в своем заявлении пишете еще о том, что дело не обошлось только умалчиванием визита Глазьева, произошел еще инцидент с Музеем молодежи, где проходили мероприятия с участием Глазьева. И вот здесь-то как раз были напрямую задействованы государевы люди. У меня прямые параллели почему-то возникают.

Татьяна Мерзлякова: Я не скрываю, что эти опасения я видела и на выборах в Государственную Думу, мы это уже пережили, поэтому для меня это не новость. И то, что наша милиция занимается политикой - это для меня не новость. Мы это с вами уже пережили, и для меня уже становление господина Грызлова министром МВД и лидером одновременно партии "Единая Россия" - это был ответ на вопрос, за который я не могла критиковать наших милиционеров в Свердловской области. Поверьте, это все-таки структура, которая должна подчиняться. Если там не будет дисциплины, она должна подчиняться. И все это было нам публично продиктовано.

Но СМИ - это родное, это достояние Свердловской области. Поверьте, если мы будем лишены информации в средствах массовой информации, тогда уже милиция будет вести свою политику, как ей скажут, и все. СМИ - это все-таки больше значительно достижение, чем неучастие, допустим, силовых структур в политике. Я не думаю, что это все добавляет лично президенту. Я убеждена, что сам президент об этом и не догадывается, я имею в виду действующего президента. И вот эта услужливость президенту играет на минус, по крайней мере, в глазах той части интеллигенции, которые считают, что десять лет завоеваний в средствах массовой информации не должны быть погублены, что все-таки это действительно хорошие завоевания. Это одно из немногого, что у нас на сегодняшний день есть, и ради чего стоило жертвовать порой многим.

XS
SM
MD
LG