Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Карнавальная эстетика российской предвыборной кампании


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов - он беседовал с кандидатами в президенты России Ириной Хакамадой и Николаем Харитоновым, и политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый: Общественное движение "За права человека" обратилось в понедельник в прокуратуру Москвы с жалобой на нарушения предвыборного законодательства. Руководитель движения Лев Пономарев считает нарушением закона появившиеся в столице объявления - в них проголосовавшим на президентских выборах обещают предоставить бесплатные билеты, например, на концерт. Помнению членов движения, такие действия властей являются подкупом избирателей. Один из слушателей "Свободы" доставил нам в редакцию объявления, расклеенные на столбах в московском районе "Теплый Стан". "Уважаемые жители района "Теплый Стан", - читаю я вам это объявление, - 14 марта 2004-го года избиратели района "Теплый Стан" могут принять участие в конкурсе: "Самая активная семья, принявшая участие в выборах". Победителям будут вручены подарки - телевизоры. Управа района "Теплый Стан". Очевидно, реакции Центральной избирательной комиссии следует ожидать в ближайшие дни.

6 дней остается до выборов президента России, однако признаков политического напряжения в стране не наблюдается. Опросы общественного мнения указывают на почти 10-кратное преимущество действующего президента Владимира Путина над вторым по популярности кандидатом на пост главы государства - Николаем Харитоновым, примерно 60 процентов против 6 или 7. Рейтинги других кандидатов еще ниже. Даже некоторое, около 5 процентов по данным социологической службы "Ромир", падение популярности президента после истории с назначением на пост премьер-министра Михаила Фрадкова, конечно, не слишком повлияет на исход выборов. В чем смысл такой предвыборной кампании? Почему президент, если верить официальным данным, пользуется таким доверием граждан? Этот вопрос занимает не только политических экспертов и журналистов, но и самих кандидатов в президенты. Вот мнение Ирины Хакамады, с которой в студии Радио Свобода беседовал политический обозреватель нашего радио Михаил Соколов:

Ирина Хакамада: Высокая поддержка Владимира Путина, я думаю, во-первых, связана с тем, что на фоне Бориса Ельцина он производит впечатление совершенно нового человека, очень современного, это, конечно, высокий уровень дополнительных голосов, потому что он занимается спортом, он очень хорошо знает все дела, хорошо говорит и интеллектуально умеет систематизировать все свои мысли, там нет непонятных "месседжей", типа "сейчас вот, чего-то тут, туда повернем", то есть, это интеллигентный лидер. Плюс люди очень устали от стихийности реформ и беспредела политического и захотели некоей силы и стабильности. То, что он военный человек, из военной отрасли, это ассоциируется с силой. Вторая причина: Владимир Путин - очень тонкий психолог. Это фактически стопроцентный клиент пиара. Если пиар-компания хочет сделать лидера, то такой материал, как Владимир Владимирович, для нее очень удобен. Почему? Он гениально говорит каждому, то что тот хочет услышать, и так ласково-ласково, и каждый уже забывает, что дел-то этих нет, но так приятно.

Третье: Путин был поставлен на должность. Прежде, чем избираться, он был объявлен наследником. Русский народ в силу своей психологии привык к уважению статуса-кво. Я вас уверяю, если завтра Хакамаду объявить наследником и сказать: "Хакамада - наследник Путина, она в 2008-м году будет президентом", - вы увидите, рейтинг поменяется уже через три недели. Даже женщина, даже с японской кровью. Почему – статус-кво, ореол власти. Все это вместе совместилось, потом еще "закатали" всю оппозицию и всех лидеров, Первый и Второй каналы - 80 процентов, с утра до вечера - царь.

Это все закончится, когда мы, кто все это понимает, объединимся в серьезное оппозиционное политическое движение, и когда каждый на своем месте будет сопротивляться. Кто-то не даст взятки, когда можно дать взятку, кто-то не будет покрывать грязью за деньги. Сейчас журналисты покупаются с такой скоростью. Вы же видите, как идет полив, уничтожение всех оппозиционных кандидатов. Глазьев с утра до вечера в помоях, Хакамада - в газете "Известия", везде, с утра до вечера помои. Все вопросы дискредитирующие, сводящие всю твою программу к ответам на совершенно идиотские вопросы - все это сделано с одной целью - чтобы был только один человек, весь в белом.

Михаил Соколов: Но вас в Киев-то не отправляют, как некоторых, как Рыбкина.

Ирина Хакамада: Я не хочу это обсуждать. Мне кажется, над ним тоже издеваться не надо, там что-то было серьезное, просто он не может об этом говорить.

Михаил Соколов: Я имею в виду, что с вами так не обращаются, с ним-то хуже обращались, вот о чем речь.

Ирина Хакамада: А вы прямо жаждете крови?

Михаил Соколов: Нет, я просто говорю, что вы жалуетесь, а вам все-таки дают иногда и на государственных каналах выступать.

Ирина Хакамада: Между прочим, существуют наблюдатели из западных стран, они же подсчитывают, сколько времени кого показывают. Мы же хотим войти в клуб восьми развитых демократических стран. Естественно, показывают, чтобы потом написать в отчете, что все кандидаты были показаны. Другое дело, что в этих показах вы не можете донести свою программу. Сегодня я добилась прямого эфира от РТР, когда я судилась по поводу этих 29 минут. Знаете, сколько мне дали?

Михаил Соколов: 5, как Харитонову, наверное.

Ирина Хакамада: Мне дали 5 минут, причем начали ни с того ни с сего, даже не объявили, что будет. Просто идут какие-то передачи, раз, 5 минут, потом раз, на полуслове закрывали камеру, человек задавал вопрос, срезали, и на этом все закончилось. Это что? Самоцензура, или что с нами происходит? Если у нас такие маленькие рейтинги и мы такие смешные, то почему нас так боятся? Почему мне и Харитонову не могут дать по 30 минут прямого эфира?

Михаил Соколов: И еще один вопрос: как вы относитесь к деятельности "Комитета-2008", Елены Боннэр, которые вас не поддерживают, а призывают не ходить на выборы?

Ирина Хакамада: Бог им в помощь. Пусть потом разбираются. Опять разноголосица. Я бы сказала так: я поддерживаю их деятельность, потому что это часть гражданского общества, и это свободные люди, и чем больше будет таких разных организаций, тем лучше. Второе: я считаю их позицию наивной. Если сейчас ничего не делать и бойкотировать, то в 2007-м году тоже ничего не сделаешь. В-третьих, если они такие умные, почему же они в свое время поддерживали того же Владимира Рыжкова, как единого кандидата, только Владимир Рыжков отказался. Значит, это дискриминация. Рыжкову можно. Каспаров сам не захотел, в шахматы играет, а вот Хакамаде нельзя, сразу же бойкот был придуман. Я считаю, что это комплекс. Если сложить все три позиции, то я готова с ними работать дальше, но я принципиально не согласна с тем, что они делают, и зря они это делают. Бойкот никто не заметит. Кремлю выгодно, чтобы сказать - демократы в России не пользуются поддержкой народа.

Андрей Шарый: С других позиций, но не менее активно критикует Владимира Путина выдвинутый кандидатом на пост президента России от КПРФ Николай Харитонов. Серию бесед с российскими политиками продолжает Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Вы достаточно сурово высказались о главе правительства, о правительстве. Не могли бы вы объяснить, почему ваша позиция столь жесткая?

Николай Харитонов: Фракцию КПРФ и меня, как кандидата в президенты, в какой-то степени оскорбляет такая циничная, уверенная позиция ныне действующего президента, он же кандидат в президенты Российской Федерации, господина Путина. Практически за две недели до выборов пойти на такой шаг, когда по Конституции все это можно было сделать и сложить полномочия перед вновь избранным президентом, было отправлено в отставку правительство Касьянова, тем более, что и агропромышленная группа в Государственной Думе, которой я руководил, в Думе третьего созыва, и фракция КПРФ - мы практически в течение третьего прошлого созыва Государственной Думы неоднократно, а точнее, три раза, последний раз год назад, предлагали Путину это правительство отправить в отставку, потому что тот социально-экономический курс, который проводил Касьянов, безусловно, ведет страну к гибели. Можно не стесняясь говорить это слово. Он практически против народа, трудового народа. Но я не хотел бы отрывать от господина Путина председателя правительства Касьянова и в целом правительство. Это неразрывно. Было правительство Путина-Касьянова, сегодня практически правительство Путина-Фрадкова. Владимир Владимирович Путин как бы сам себя косвенно отправил в отставку.

Отправляя в отставку правительство Касьянова, он косвенно отправляет в отставку себя, потому что никакой самостоятельной политики Касьянов за эти 4 года не проводил. Сегодня, как бы игнорируя элементарные демократические нормы, которые заложены к нашей Конституции, а Конституция - она супер-президентская, там четко прописано, Россия - правовое, светское, демократическое государство, он не участвует в теледебатах, как бы игнорируя, давая понять, что вроде вы, ребята, никакие. Я невольно тогда задаю вопрос: а кто вас знал, господин Путин, 4 года назад? Вас-то кто знал? Никакими великими достижениями, ни в военно-промышленном комплексе, ни в сельском хозяйстве, ни в бюджетной сфере он, в общем, себя никак не проявил, нам его перед Новым годом Борис Николаевич Ельцин, в то время президент, преподнес, имейте возможность любить и жаловать, страна проголосовала... И сегодня вот такое отношение к кандидатам в президенты, какая бы партия нас ни представляла, будь-то Малышкин, будь я, Хакамада... Поэтому то, что происходило, сомневаться не надо было. 311 голосов "Единой России", ЛДПР, та искомая сумма, без проблем уходило уже почти 400 голосов. Поэтому, может, за эти 10 лет, а я видел, как утверждали, начиная с председателя правительства Гайдара и других, получился самый высокий процент... Россию всегда губило лизоблюдство и угодничество.

Андрей Шарый: В прямом эфире московский политолог Андрей Пионтковский. Надо сказать, что кандидаты в президенты сейчас на волнах "Свободы" не сказали особо ничего нового. Собственно, жалобы на власть - лейтмотив политической предвыборной кампании кандидатов в президенты, которые заявляют о своей оппозиционности. На ваш взгляд, в чем причина столь высокого рейтинга Путина, - я предложу вам на выбор несколько вариантов: народная любовь, деятельность средств массовой информации, успешная реформаторская политика президента или удачное применение политтехнологий? Как вы ответите?

Андрей Пионтковский: Всего понемножку, кроме успешной реформаторской деятельности. Успешной реформаторской деятельности нет. Я бы заменил этот пункт очень удачными внешними обстоятельствами - высокие цены на нефть, прежде всего, которые позволяют в течение последних 3 лет делать такую элементарную вещь, как выплачивать людям зарплаты и пенсии. По сравнению с ельцинским периодом это было просто громадным достижением. Хотя надо отдать должное тому же правительству Примакова - в общем, это началось уже при нем. Это, конечно, рейтинг надежды, потому что есть такое интересное явление: если вопрос о поддержке расщепляется на конкретные сферы, поддерживаете ли вы политику в Чечне, экономическую политику, что можете сказать о безопасности, о социальном положении людей, то мгновенно рейтинг падает куда-то до 25 процентов.

Андрей Шарый: По вашему мнению, кандидатам в президенты, которые критиковали нынешнего президента с разных политических флангов, удалось хотя бы в какой-то степени добиться своей цели, расшатать эту стену поддержки, которая так или иначе, но существует в российском обществе, и по-другому этот вопрос можно перефразировать так: стоит ли ожидать на выборах каких-то неожиданностей?

Андрей Пионтковский: Вы знаете, я слышал сейчас двух кандидатов, и удивительно, что я практически согласен со всем тем, что говорил Харитонов, а вот то, что говорит Хакамада, у меня вызывает очень большое недоумение. Начнем с маленькой неправды о том, что "Комитет-2008" поддерживал Рыжкова, не поддерживал Хакамаду - Рыжков отказался от выдвижения своей кандидатуры в середине декабря, за месяц до создания "Комитета-2008". А центральный вопрос, который Хакамада все время доказывает, что бойкот выгоден президентской власти – да ничего подобного! Единственная вещь, которой опасается администрация - это неявка. Всем известно, что если явка будет меньше 50 процентов, то выборы признаются недействительными. Она где-то вокруг этой цифры и может оказаться, и это покажет всю мифологичность всей этой всенародной поддержки. Это гораздо более страшная угроза, чем 2 процента, которые получит Хакамада. Хакамада - умная женщина, она прекрасно понимает, что объективно вся ее деятельность в последние 2 месяца направлена на то, чтобы эту явку поднять, привести эти дополнительные 2 процента на выборы. Я впервые говорю так резко, потому что 15 минут назад истек срок, когда кандидаты могли снять свои кандидатуры, и я все-таки надеялся, что Хакамада это сделает, что она давала понять неделю назад, но этого не произошло.

Андрей Шарый: Господин Пионтковский, как вы оцените предвыборную кампанию Путина? Она странная, такая отдельная, он не участвует в предвыборных дебатах, насколько успешна эта кремлевская политтехнология?

Андрей Пионтковский: Она ведь применяется не в первый раз. Помните его знаменитую фразу 4 года назад - "Я не буду выбирать между, - как он сказал, - "тампаксом" и "сникерсом", - когда он отказался от дебатов. Это такая технология, царистская позиция, вот, государь - он не может опускаться до объяснения подданным своих целей и намерений. А, кроме того, думаю, что у технологов Кремля есть опасения, что Путин не очень эффективен в реальных, идущих в прямом эфире дискуссиях. Мы помним массу примеров, и в стране, и за рубежом, кода Путин срывался во время неудобных вопросов, и тогда возникали все эти "обрежем так, что не вырастет", и так далее. Видимо, это лицо кандидата тоже не очень хотелось показывать.

Андрей Шарый: По вашему мнению, Кремлю удастся на этих выборах ликвидировать те небольшие неприятности, которые возникли у предвыборного штаба президента во время выборов в парламент – "Единая Россия" победила с подавляющим преимуществом, однако неожиданно возникла новая политическая сила - "Родина", в пробирке кремлевской, или нет, об этом говорят по-разному, тем не менее. Глазьев сейчас кажется уже человеком, пораженным внутри своей фракции. Как вы считаете, как-то по-новому сейчас Кремлю нужно зачищать политическое пространство?

Андрей Пионтковский: Ну, кое-что в этом направлении делается. В отношении Глазьева - вы видите, его рейтинг сейчас ниже Харитонова и даже Хакамады, ведь этого трудно было ожидать от Глазьева-триумфатора два месяца назад. Просто Кремль снизил тот уровень поддержки, который он оказывал Глазьеву, стал вбрасывать дискредитирующие его материалы, что показывает, что эта "проблема Глазьева" довольно легко решается.

Андрей Шарый: Господин Пионтковский, с точки зрения такой политологической эстетики что-то новое вы для себя открыли в этой избирательной кампании? Кто-то из кандидатов удивил вас каким-то непредвиденным остроумным ходом, Путин, Хакамада, или кто-то еще?

Андрей Пионтковский: Это была такая карнавальная эстетика низа, как бы сказал наш классик Бахтин. Ну, телохранитель Жириновского, это была первая новинка, Миронов, изображающий из себя борьбу с любимым Путиным, это тоже нечто новое в мировой политтехнологии, и последнее, я бы согласился с Хакамадой - о приключениях несчастного Рыбкина, конечно, не стоит подробно разговаривать, но это не добавило эстетики кампании в целом.

Андрей Шарый: И последний вопрос: как вы считаете, после такой избирательной кампании Рыбкина, какой она получилась, есть ли в России политическое будущее у Бориса Березовского?

Андрей Пионтковский: Хороший вопрос. Я думаю, как раз Березовский продемонстрировал, насколько он полностью оторван от российской действительности, и движет им только личная ненависть к Путину, которого, как он не без некоторых оснований полагает, он привел к власти, а тот его как бы не отблагодарил. Иногда мне кажется, что Березовский вообще продолжает работать на Путина, потому что все, что он объективно делает, помогает Путину. Он дискредитирует любую возможную оппозицию Путину самим фактом своего присутствия в этой оппозиции.

XS
SM
MD
LG