Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Региональные и муниципальные выборы в Свердловской области


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Вахрушев, который беседует с президентом пиар-компании "ПРОК-Выборы" политологом Михаилом Корабельниковым.

Кирилл Кобрин: В Свердловской области выборы всех уровней, начиная с президентских и заканчивая местными, признаны состоявшимися. 10 с половиной тысяч наблюдателей особенно серьезных нарушений не зафиксировали. Однако нарушения, в основном в сельских территориях, все же были. Ход выборов в Свердловской области и их предварительные результаты в екатеринбургской студии Радио Свобода обсуждают президент пиар-компании "ПРОК-Выборы" политолог Михаил Корабельников и наш корреспондент Олег Вахрушев.

Олег Вахрушев: Для вас, если не вдаваться в подробности, есть какие-то моменты, которые удивили в результатах выборов в Свердловской области?

Михаил Корабельников: Скорее нет, чем да. Единственное, впервые следует отметить успех ЛДПР на территории Свердловской области. Если она всегда получала места в Государственную Думу, достаточно активно выступала, успешно, то, пожалуй, ни разу ЛДПР не получала мандатов в областной думе. Это новое на территории области. Что касается успеха "Единой России", он неудивительный, у нас всегда за партию власти хорошо голосуют. Неплохо выступил "Союз бюджетников Урала". Особых каких-то удивлений по этому поводу нет.

Олег Вахрушев: Если смотреть на результаты выборов президента и результаты выборов депутатов в областную думу, то несколько парадоксальная ситуация получается. Олег Малышкин, кандидат в президенты, получил лишь 2%, это практически предпоследнее место среди кандидатов в президенты на территории Свердловской области, а на выборах в областную думу ЛДПР - второе место.

Михаил Корабельников: Дело в том, что никакого парадокса нет. У нас избиратель очень четко понимает уровень президента, и кто должен быть президентом, и за кого надо голосовать, какого уровня должен быть человек, и кто должен быть в областной думе. Вот это разделение очень четко в умах избирателей существует.

Олег Вахрушев: То есть ЛДПР для облдумы, в принципе, нормально, считают избиратели, а в президенты - не надо?

Михаил Корабельников: Нет, они считают, что ЛДПР для облдумы нормально, а что Малышкин в президенты - это уже чересчур.

Олег Вахрушев: Во второй половине дня в воскресенье 14 марта очень много разговоров шло по поводу низкой явки избирателей на участки. Скажите пожалуйста, чем обусловлен этот низкий процент, и можно ли его считать низким вообще?

Михаил Корабельников: На самом деле он низковат, процент явки для президентских выборов. Что касается того, чем он обусловлен - не было интриги выборов. А что, собственно говоря, выбирать, кто с кем спорит? Никто ни с кем не спорит. Есть президент, фамилия у него Путин. Даже в повестке дня не было вотума доверия, доверяем мы еще на четыре года, не доверяем еще на четыре года. Теперь скажите, почему избиратель должен пойти голосовать? За Путина? Да он и так за него. Единственная работа, которая была, с точки зрения пропаганды я имею в виду, это, безусловно, работа Центризбиркома по пропаганде президентских выборов.

Олег Вахрушев: Незадолго до выборов разгорелся скандал о нерегистрации облизбиркомом "Союза бюджетников Урала", партии "Возрождение России" и российской Партии пенсионеров. Они даже заявили, что будут бойкотировать и призывать людей к бойкоту выборов. После этого решением Центризбиркома эти три избирательных блока были зарегистрированы. Правда, Партия пенсионеров все равно не попала на выборы, но это уже другой вопрос. Не могла ли эта ситуация стать дополнительным поводом для снижения явки?

Михаил Корабельников: Нет, ни в коем случае. Эта ситуация только прибавила интриги выборам. Поскольку те блоки, которые не вошли первоначально в список партий и движений, которые участвуют в избирательной гонке в областное государственное собрание, они все равно так или иначе присутствовали в средствах массовой информации и так или иначе все равно были связаны с выборами. Еще какой момент: у нас в повестке дня выборов не стояло как таковых, в том числе и в областное Законодательное собрание. Очень долгое время у нас было такое ощущение, что проходили выборы не в областную думу, а выборы избиркома, потому что везде субъектом избирательной кампании была областная избирательная комиссия.

Олег Вахрушев: Скажите пожалуйста, чем вызвана крайняя обеспокоенность областных властей низкой явкой? Напомню, что председатель областного правительства Алексей Воробьев даже пришел на одну из пресс-конференций главы облизбиркома с просьбой к избирателям придти и проголосовать.

Михаил Корабельников: Обеспокоенность вызвана тем, что все-таки на президентские выборы принята очень большая явка в Российской Федерации, плюс ко всему прочему барьер 50-процентный, который существует при выборах президента Российской Федерации, заставляет областные власти и вообще любые администрации работать на повышение явки. Поскольку 50-процентный барьер - понятно, что все равно преодолим, но как-то будет несолидно, если преодоление 50-процентного барьера будет небольшим. Это всегда вызывает какие-то сомнения, когда 50-процентный барьер преодолен на 2-3%. Здесь будут какие-то сомнения в отношении правильности и законности действий избирательных комиссий. Когда явка выше, там уже понятно, что никаких сомнений быть не может.

Олег Вахрушев: Председатель избиркома Владимир Мостовщиков в день выборов заявил, что местные средства массовой информации практически не освещают ход выборов. Он сказал следующее: "Если полистать телеканалы и послушать радио, то складывается ощущение, что выборов в Свердловской области вообще нет". Вы согласны с этим заявлением?

Михаил Корабельников: Я согласен с этим заявлением. Но выборов в области вообще нет - это не беда средств массовой информации, не какая-то целенаправленная работа средств массовой информации, это, я еще раз говорю, отсутствие интриги. Любое средство массовой информации прежде всего подает интригу, либо дает проплаченные материалы агитационные. Если мало кто проплачивает и если нет интриги, о чем писать? Что есть выборы? Все равно это никто читать не будет. Зачем средствам массовой информации тратить свои площади и эфирное время на это?

Олег Вахрушев: Непосредственно в ходе голосования каких-либо серьезных нарушений на территории Свердловской области не было. В Нижнем Тагиле подъезжали автобусы, раздавали что-то вроде премиальных и наливали водку. К этому уже все привыкли в основном. За выборами следили более десяти тысяч наблюдателей. И они тоже не заметили ничего особо из ряда вон выходящего. Однако сейчас уже могут быть опротестованы непосредственно результаты выборов. В частности, речь идет о возможном протесте блока "Родина" и крайне недовольны результатами юристы "Союза бюджетников Урала".

Михаил Корабельников: Со стороны блока "Родина" выборы могут быть опротестованы, на мой взгляд, во всяком случае, по факту поздней регистрации, сначала отмены, а потом регистрации - могут быть опротестованы. Может быть, там что-то было с бюллетенями. Тем более, что так или иначе нарушения на избирательных участках были, я не говорю, что они были целенаправленными или нецеленаправленными. Но, скорее всего, они были, поскольку выборы массовые, все-таки избиратель получал в некоторых местах до 5 бюллетеней на руки, и особенно в сельских районах ему трудно ориентироваться, поэтому всегда есть какие-то нарушения, которые можно опротестовывать. Что касается нарушений, когда наблюдатели их не замечают, это просто плохие наблюдатели. На самом деле нарушений было больше, чем перечислили. Но мы опять же с вами обсуждаем только те нарушения, которые прошли по средствам массовой информации. Были же и другие нарушения, например, когда в списках попадались 14-летние люди, когда в списках попадались люди умершие уже, когда рабочим на некоторых предприятиях выдавали такие талончики с табельными номерами, они должны были придти в избирком, там должны поставить отметку, что они проголосовали. Они приходили, получали около двухсот рублей, например. При этом рабочим говорилось, где они должны поставить отметку и за кого. Это тоже нарушение, но, к сожалению, пока таких протоколов нет, есть только устные свидетельские показания.

Олег Вахрушев: Состоялись бы областные выборы, либо муниципальные без президентских выборов?

Михаил Корабельников: Вы знаете, когда выборы совмещаются с президентскими, легче вести выборы и проводить эти выборы легче. Но все зависит от той интриги, которая есть. Как правило, напряжение в муниципальных образованиях достаточно высоко, особенно когда выбирают глав администрации. И поэтому они скорее дают более высокую явку, нежели президентские выборы. Хотя сегодня сознательность граждан такова, что они на президентские выборы идут.

XS
SM
MD
LG