Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Рыбкин утверждает, что российские спецслужбы пытаются помешать ему участвовать в президентских выборах


Программу ведет Андрей Шароградский. С Иваном Рыбкиным беседует Михаил Соколов.

Андрей Шароградский: Известный политик Иван Рыбкин, ожидающий регистрации в качестве кандидата на пост президента России, заявляет, что государственными структурами против него ведется кампания давления. По словам Рыбкина, спецслужбы пытаются не дать ему возможности участвовать в выборах после публикации в понедельник отрытого письма под заголовком "Путин не имеет права на власть в России". В этом заявлении Иван Рыбкин обвинил Владимира Путина в разрушении Конституции, развязывании чеченской войны, запугивании народа. С господином Рыбкиным по телефону беседовал обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Иван Петрович, вы выступили с заявлением "Путин не имеет права на власть в России". Вы пишете в этом заявлении, что обладаете множеством конкретных свидетельств участия Владимира Путина в бизнесе, что он - самый крупный в России олигарх. Вы считаете, что он владелец личного состояния, или он просто управляет всем и вся?

Иван Рыбкин: Он управляет всем и вся. А в данной ситуации, то, о чем я веду речь, я веду речь о бизнесе его ближайших друзей и сподвижников. И все в Санкт-Петербурге и в Москве знают. И Геннадий Тимченко, и Михаил и Юрий Ковальчуки - это ближайшие друзья, с которыми он отмечает дни рождения, встречается постоянно, и даже один из братьев имеет формальный статус советника президента. Я могу сказать открыто, что в данной ситуации просто-напросто эта группа подмяла многие финансовые потоки в России. Простой подход: отобрали, разрушили каналы - Первый, Четвертый, Шестой. Где все оказалось? 49% ОРТ лежат в "Еврофинансе", 49% акций "Газпром-Медиа" лежат в "Еврофинансе". Господин Столяренко - формальный руководитель, а все это принадлежит тоже братьям Ковальчукам, и они реально выстраивают политику на Первом и Четвертом каналах, прямо об этом говорю. И многие об этом знали, но просто боялись до последнего времени говорить. Более того, уже готова сделка, уже подминают полностью под себя "Газпром-Медиа", забирают 100% акций. Разве это правильно? Хорошо, говорят о равноудаленности крупного капитала, но я вижу, что одни, как тот же Ходорковский, буквально раздавливаются с их высокоэффективными компаниями, с их прозрачными компаниями, и об этом известно во всем мире, и в бизнес-сообществе России в том числе. А другие просто "тузеют" на глазах, захлебываясь от этих финансовых потоков. "Сургутнефтегаз" этой группировкой взят под контроль... И после того, как я это заявил, могу сказать дальше: тут же звонок и говорят: "Это вас беспокоят от тамбовского представительства в Москве". От господина Кумарина, что ли?

А вчера что устроили? Я поздним рейсом решил полететь в Европу, 247-й рейс в Лондон. Приехал поздно, сразу в самолет. Не успели сработать, или акцию устрашения проводили, самолет уже на рулежной полосе, с рулежной полосы загоняют самолет на стоянку техническую, семь-шесть машин вкруговую. Весь рейс вчера это видел. Врываются в самолет, с пилотами, с бортпроводницами, трап подогнали. Четыре человека вошли в самолет в черных одеждах, в черных шапочках, человек семь у трапа, продержали целый час, взвинчивая атмосферу. Мои помощники остались в здании Шереметьево. Отчитывали начальника смены, всех и вся, непонятно только за что. За то, что я в последний момент пришел в самолет? Пугали по полной программе.

Михаил Соколов: К вам лично обращались как-то?

Иван Рыбкин: Нет, ко мне лично не обращались.

Михаил Соколов: А что они искали, они что-то заявили?

Иван Рыбкин: Техническая причина - и все, больше ничего.

Михаил Соколов: И во сколько вы вылетели, в конце концов?

Иван Рыбкин: Вылетели спустя час. Прилетели в Лондон, естественно, на час опоздав, в Лондоне своя очередь и потом еще час кружили в воздухе над Лондоном. Потом сели, там стоянка занята. Так что люди опоздали на два с лишним часа. И кому отвечать? Понимаете, какая вещь: когда я говорю о произволе, который вытворяет президент и его команда, он очень многогранен. Почему Михаила Ходорковского нельзя вызвать повесткой в суд? Его вызывали, он приходил. Маски-шоу: Новосибирск, самолет, абордаж и прочее, наручники. Это и есть устрашение России, потому что испуганными людьми легче управлять. На моих глазах и на глазах многих россиян это происходит. Поэтому я и говорю: люди, очнитесь, дело не в выборах, дело в выборе каждого.

Михаил Соколов: После этих обвинений и разоблачений вы рассчитываете на регистрацию вашу в качестве кандидата в президенты?

Иван Рыбкин: Проверяли случайные выборки, шестьсот тысяч подписей. Из шестисот тысяч подписей проверили 580 тысяч к началу дня в понедельник. Сказали: "Фотографии, пожалуйста, фотографии на плакат предвыборный, пожалуйста, все несите, у вас все очень хорошо, у вас очень хорошие подписи". Выбраковка минимальнейшая. Как только письмо было опубликовано, помимо звонков из так называемого "тамбовского представительства", ФСБ, МВД сборщиков находят: "Почему вы собирали без представителя нашего предвыборного штаба? Почему вы под Рыбкина?" Прессинг. Студентов многих под страхом исключения из института, по сути дела, заставляют отказываться от того, чтобы они собирали подписи. В Кабардино-Балкарии это происходит, можете в мой штаб позвонить, в деталях скажут.

Михаил Соколов: Это только в Кабардино-Балкарии, или еще где-то?

Иван Рыбкин: Не только, я просто назвал, с чего начинали. Там студентки к тому же собирали.

Михаил Соколов: То есть эта кампания, вы хотите сказать, идет по всей стране против вас?

Иван Рыбкин: По всей стране. И многие собирали подписи, но отказываются.

Михаил Соколов: Есть возможность того, что вам будет отказано именно по причине того, что сборщики отзовут свои подписи?

Иван Рыбкин: Не просто отзовут, их принуждают говорить, что они не собирали. Хотя их же почерком написано, они же подписали, они собирали, и за каждой подписью стоит реальный человек. Мы сами собрали 4 миллиона 200 тысяч, я не говорю уже о браке, еще раз отодвинули, отбраковали то, что вызывало сомнение, с Центризбиркомом вместе занимались. Потом отсортировали, получилось 2 миллиона 853 тысячи, и еще 353 тысячи отбросили, и 2 миллиона 500 тысяч отнесли в Центризбирком. Свой тройной контроль был.

Михаил Соколов: Против вас используются органы федеральной службы безопасности, МВД или одна из этих служб?

Иван Рыбкин: Я, честно говоря, не спрашивал удостоверения. То, что я вам рассказывал, и что я вижу - это делается постоянно. Я летаю по всему миру, выступаю с лекциями, с докладами, на презентациях, представляю свои книги и так далее. У меня уже штатные сопровождающие. Так я-то летаю за свой счет, а эти люди летают буквально как на работе. Я в гостиницу - они в гостиницу, я из гостиницы, еще не знаю куда полечу, еду в аэропорт, беру билет, они за мной. Прилетел в Брюссель, из Брюсселя нет прямого самолета, вынужден лететь через Цюрих, полетел туда, и эта дама вслед за мной вместе с сопровождающим. Александр Лившиц ко мне подходит, из Давоса летит, здороваемся, разговариваем. Она садится тут же рядом. Я беру билет на Москву, и она берет билет на Москву.

Михаил Соколов: То есть за вами ведется слежка, грубо говоря?

Иван Рыбкин: Это мягко говоря. Но мы от борьбы не отказываемся. Мы, почему я говорю "мы", потому что это большая партия, партия, которая имеет 72 организации в регионах. Партия, которую пытались расколоть через господина Похмелкина, но господин Похмелкин с этой партией поматросил и бросил. И все до единой организации, начиная Камчаткой, кончая Смоленском, и с Мурманска до Кабардино-Балкарии, собирали подписи под кандидата Рыбкина. Поэтому мы будем идти в этой борьбе, конечно же, до конца.

Михаил Соколов: Вы находитесь сейчас в Лондоне, был инцидент с вашим отлетом такой странный. Вы собираетесь вернуться в Россию?

Иван Рыбкин: Я сегодня, Михаил, прилетаю. Просто здесь у меня встречи, которые нельзя было отменить, я их перенес. Встречаюсь и улетаю сегодня, сегодня вечером буду 242-м рейсом в Москве.

Михаил Соколов: То есть вы ждете регистрации здесь, в России?

Иван Рыбкин: Да, конечно.

XS
SM
MD
LG