Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Рыбкин заявляет о том, что стал жертвой специальной операции неведомых пока сил


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский, Наталья Голицына и политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый: На состоявшейся в пятницу в Лондоне пресс-конференции Иван Рыбкин заявил, что он четыре дня находился в Киеве в бессознательном состоянии под воздействием наркотиков. На пресс-конференции российского политика, кандидата в президенты присутствовала корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына, она переслала нам фрагменты выступления Ивана Рыбкина.

Иван Рыбкин: Я убежден, что моя пресс-конференция в Лондоне сегодня 13 февраля оказалась возможной исключительно потому, что я имею официальный статус кандидата в президенты России. Не выпустить меня из страны (такие попытки уже были) для Владимира Путина означало окончательно потерять легитимность своей власти. Я знаю, что в течение нескольких дней средства массовой информации в России, за рубежом информировали вначале о моем загадочном исчезновении, потом о моем неожиданном появлении, многие говорят даже о неадекватности. К сожалению, в сегодняшней России говорить правду порой невозможно. Все мои заявления последних дней в Киеве, в Москве не соответствуют действительности и были вынужденными. Я пытался обеспечить безопасность своей семьи.

Андрей Шарый: Московские журналисты пытались в пятницу задавать вопросы Ивану Рыбкину, который после пресс-конференции в Лондоне отказался от участия в телемосте. О причинах чуть дальше. С журналистами общалась руководитель предвыборного штаба Рыбкина Ксения Пономарева.

Максим Ярошевский: Собравшиеся на телемост журналисты надеялись увидеть Ивана Рыбкина, однако в эфир вышла Ксения Пономарева. Она сказала, что зачитает заявление кандидата в президенты, у него самого, с ее слов, просто не осталось эмоциональных ресурсов, чтобы повторять историю с похищением.

В прошлую пятницу, как вспоминает Иван Рыбкин, он получил информацию о том, что в Киеве встречи с ним ожидает Аслан Масхадов. Неизвестные люди довезли его до Калуги, где он сел на поезд Москва-Одесса. В Киеве кандидата в президенты отвезли на незнакомую квартиру. Сообщили, что Аслан Масхадов появится через два-три часа, и предложили чая и бутербродов.

Ксения Пономарева: "Мне продемонстрировали профессиональную видеокамеру, на которую предполагали заснять нашу встречу с Масхадовым. Я выпил чай, съел несколько бутербродов и почувствовал, что засыпаю. Я проснулся в другой, неизвестной мне квартире через неопределенное время. Я чувствовал себя разбитым и очень уставшим. Со мной вместе находились два новых и вооруженных и опять же неизвестных мне человека. Они сообщили мне, что мы в Киеве, что на дворе утро вторника 10 февраля. Они предложили, чтобы я принял душ и побрился. Я это сделал. Потом меня накормили, дали прочитать газеты и предложили посмотреть видеозаписи о моем исчезновении. Из них я узнал, что в субботу 7 февраля я был зарегистрирован кандидатом на должность президента России. Один из охранников, абсолютно не стесняясь, сказал, что это была спецоперация, и они показали мне отвратительную видеозапись с моим участием, которая, с их точки зрения, должна была меня скомпрометировать и заставить подчиниться. Они сказали, что могут сообщить в Москву, что со мной все в порядке, я просто отдыхал в Киеве".

Максим Ярошевский: В Лондоне, куда Иван Рыбкин выехал на встречу с Березовским, его осмотрел врач.

Ксения Пономарева: Он сегодня утром был у врача, который его осмотрел, взял анализы. На теле никаких повреждений, уколов обнаружено не было, но, судя по состоянию глаз Ивана Петровича, - а он жаловался, что у него какие-то проблемы с глазами, - скорее всего, те вещества, которые к нему применяли, помимо того, что было налито в чай или посыпано под колбасу, это, скорее всего, был газ через маску. Врач не стал делать предположения, какие это могли быть средства, анализы, видимо, покажут, что это могло быть.

Максим Ярошевский: Иван Рыбкин заявил, что не знает, кто организовал похищение, но знает, кому это выгодно. Однако столь беспрецедентный поступок его не остановит.

Ксения Пономарева: "Я мучительно решал для себя, что делать дальше, я и принял решение: мне абсолютно наплевать на мою репутацию и дальнейшую судьбу, но я сделаю все от меня зависящее, чтобы не дать властной серости и президенту Владимиру Путину губить дальше мою страну. Я предпринял твердое решение продолжить президентскую кампанию в абсолютно необычных условиях. Я вынужден с сегодняшнего дня начать предвыборную кампанию из-за границы".

Максим Ярошевский: В конце телемоста Ксения Пономарева сообщила, что Иван Рыбкин не намерен просить политического убежища в Великобритании, и на днях, вероятно, к нему приедет жена Альбина.

Андрей Шарый: В прямом эфире Радио Свобода корреспондент нашего радио в Лондоне Наталья Голицына.

Наталья, вы были на пресс-конференции Ивана Рыбкина, как он выглядел?

Наталья Голицына: Я бы сказала, что Иван Рыбкин звучал вполне адекватно. Правда, он свое заявление зачитал, он нашел, что это самый удобный вариант. Хотя он моментами был достаточно эмоционален, но, наверное, это понятно. Особенно, когда он говорил о своей семье, о ее безопасности. И даже сказал такую фразу: "Вот теперь, если моя внучка разобьет колено, то виноват в этом будет Путин".

Андрей Шарый: Наталья, скажите пожалуйста, присутствовал ли на пресс-конференции Борис Березовский или кто-то еще из политических соратников Ивана Рыбкина?

Наталья Голицына: Помимо Ксении Пономаревой, которая сидела рядом с Рыбкиным, который зачитывал свое заявления и потом отвечал на вопросы, в зале находился Борис Березовский и Ахмед Закаев.

Андрей Шарый: Скажите, Наталья, была большая заинтересованность со стороны журналистов тем, что говорил Иван Рыбкин? Какие вопросы задавали ему?

Наталья Голицына: Задавали ему вопросы самые разные. Российские журналисты, а их было, конечно, большинство, задавали вопросы, просили рассказать о подробностях пленки, которую засняли. Но Иван Рыбкин, как известно, категорически отказался ее комментировать, сказав, что она грязная и его компрометирует. Западные журналисты пытались выяснить, кто же та самая сторона, которая была заинтересована в его исчезновении. На что Рыбкин ответил, что он не адвокат, он не прокурор, он не юрист, он не знает, кто это осуществил, а вот кто заинтересован - он знает, но тоже не сказал.

Андрей Шарый: Сейчас на линии прямого эфира со студией Радио Свобода московский политолог Андрей Пионтковский.

Видимо, бессмысленно гадать о том, прав или не прав Иван Рыбкин, трудно сказать, что с ним действительно произошло. Основываясь на своем опыте политического эксперта, как вы считаете, вся эта ситуация с Иваном Рыбкиным окажет ли сколько-нибудь заметное воздействие на развитие политических событий в России, прежде всего я имею в виду предвыборную кампанию?

Андрей Пионтковский: В той сравнительно небольшой степени окажет, что она полностью уничтожит Рыбкина как серьезного политического игрока и участника предвыборной кампании. Конечно, Рыбкин в тяжелом положении, к нему надо отнестись с сочувствием. Но, позвольте, версия о том, что он с каким-то неизвестным товарищем Василием выехал из Москвы на секретную встречу с Масхадовым в Киеве, она говорит о том, что он в бессознательном состоянии находился значительно раньше, чем его встретили на какой-то конспиративной квартире. Ну и кроме того, отъезд Рыбкина из Москвы, даже если принять на веру полностью его версию, что ему, допустим, угрожает какая-то серьезная опасность, но он официальный кандидат, есть охрана собственная, федеральная охрана, у него есть время на телевидении. Это профессиональный риск профессионального политика, если хотите. Он мог продолжать, как он говорит, бороться против Путина, который губит страну, но сейчас он практически полностью себя исключил из политического поля России.

Андрей Шарый: Как вы считаете, у Бориса Березовского, с личностью которого связывают политические амбиции Ивана Рыбкина, есть какие-то возможности для сколько-нибудь серьезной контригры?

Андрей Пионтковский: Для этого нужно иметь серьезного игрока, которого он пытался сделать из Рыбкина. Кроме того, ведь репутация Березовского среди российских избирателей любых убеждений достаточно однозначна, в том числе и тех, кто сознательно борется с авторитарным режимом Путина. Все прекрасно помнят, что Березовский был основным инициатором проекта Путина, он вел к власти Путина, и тогда его не волновала ни война в Чечне, ни авторитарные тенденции правления Путина. Только когда Путин не вознаградил его и выбросил из страны, он начал с ним борьбу. Это его личная вендетта. И поэтому Рыбкин, идентифицируя себя полностью с Березовским, дискредитирует себя и в этом отношении еще больше.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, вы исключаете версию, при которой какие-то темные силы в Кремле, в спецслужбах российских как-то причастны ко всему тому, что случилось с Иваном Рыбкиным? Или, исходя из ваших умозаключений, можно предположить, что Кремлю просто это не нужно, кандидат Рыбкин не настолько силен, чтобы против него такие контрмеры предпринимались?

Андрей Пионтковский: Не исключаю. Видимо, существует какая-то компрометирующая Рыбкина пленка, если он вынужден был, предупреждая некий возможный скандал, об этом сказать. Это сексуальный скандал - нормальное явление в развитых демократиях. Вспомните скандал со Скуратовым. Между прочим, сегодня мы узнали, что очень большие неприятности грозят сенатору Керри в связи с каким-то сексуальным скандалом. Так что соперники в этом отношении всегда не дремлют.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, не успели кончиться у Ивана Рыбкина, как начались неприятности у другого кандидата в президенты России Ирины Хакамады, известно уже широко о сложностях с ее предвыборным штабом. Нет такого впечатления, что по каким-то мановениям волшебной палочки выключаются один за другим такие кандидаты в президенты с правого фланга?

Андрей Пионтковский: Я, правда, не слышал ничего о неприятностях у Хакамады, но если таковые есть, то это меня ничуть не удивляет. Мы видели, как происходила думская избирательная кампания, какие неприятности были, например, у коммунистов. Мы живем в условиях управляемой демократии, и господин Сурков человек исключительно творческий, у него всегда найдутся соответствующие инструменты воздействия на неугодных кандидатов.

XS
SM
MD
LG