Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Березовский о предвыборной кампании Ивана Рыбкина


Программу ведет Андрей Шарый. С предпринимателем Борисом Березовским беседовала корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Андрей Шарый: Кандидат в президенты России Иван Рыбкин начинает проводить свою компанию из Лондона. Об этом передовом опыте для российской политики последних лет - борьбе за пост главы государства из-за границ государства - лондонский корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына беседовала с соратником Рыбкина по партии "Либеральная Россия" и одним из спонсоров его политического проекта предпринимателем Борисом Березовским.

Наталья Голицына: Кто, на ваш взгляд, мог осуществить такую операцию на территории двух стран, России и Украины?

Борис Березовский: Я считаю, что делать жесткие утверждения о том, что это сделала ФСБ в сотрудничестве со спецслужбами Украины - главная версия, это, безусловно, так, но поскольку нет достаточной фактуры, чтобы приводить это, как абсолютное утверждение, а мы все-таки исходим из презумпции невиновности, то сложить это в законченную картину, конечно, нельзя. Вообще, на самом деле, есть много-много вопросов. Конечно, власть в России идиотическая, нервная очень, с одной стороны, трубят везде, что у Путина рейтинг 70-80 процентов, с другой стороны, они абсолютно не уверены в себе, они допускают грубейшие нарушения закона о выборах, когда Путин по всем телевизионным каналам встречался со своими представителями. Нужно понимать, что просто авторитарная власть не допускает инакомыслия, то есть людей, которые открыто говорят о совершенно другой позиции. Авторитарная власть по своей природе не допускает этого.

Но если говорить в теории, то можно предположить такой результат: Иван Петрович - в общем, унизили его, и он до сих пор, в общем, не пришел в себя. Путин со стороны смотрится, в общем, идиотом. Потому что вот рейтинг 70 процентов, никто же не считает так подробно, как мы с вами... Березовский, который стоит рядом с Рыбкиным, тоже он все это придумал, а если не он придумал, то тогда он тоже такой же идиот, как Иван Петрович Рыбкин. Значит, можно предположить, что есть еще какая-то другая сила, которой выгоден одновременно удар и по Путину, и по Ивану Петровичу, и по Березовскому. Этого тоже исключить нельзя. Но опять-таки, конечно, исходя из моего понимания того, что было в 1999-м году, кто организовывал взрывы жилых домов в Москве, исходя из истории с "Норд-Остом", я уверен, что за этим стояли спецслужбы. В какой мере они стояли - это другой вопрос. Но понятно, что, как минимум, врут и скрывают правду, и все попытки, всегда первый рефлекс - это чеченцы, это Масхадов, потом, или Березовский там. Глупые инстинкты, которые свидетельствуют о том, что они за всем этим вроде как и стоят. Тем не менее, сказать, что мы это доказали, нельзя, более того, при этой власти мы никогда и не докажем.

Наталья Голицына: Скажите пожалуйста, а Иван Петрович намерен форсировать это расследование, намерен этим заниматься?

Борис Березовский: Очень хороший вопрос, на самом деле. Вот Иван Петрович был полтора дня в Москве. К нему не пришли и не допросили его с целью выяснить, кто за этим стоит. Это просто совершенно поразительная вещь. Все кричат, официоз, что это инспирировано Иван Петровичем и Березовским – ну, придите, допросите, масса фактов есть, которыми мы владеем. Иван Петрович, безусловно, думает обратиться с просьбой официально расследовать. Более того, мы сейчас также думаем о том, чтобы обратиться к международной компании по расследованию криминальных случаев.

Наталья Голицына: Как вы полагаете, какова была главная цель его похищения?

Борис Березовский: Опять предположения. Что мы видим в результате: был нанесен, безусловно, удар по его имиджу. Безупречный, честный, открытый, смелый человек, там война в Чечне, Совет Безопасности, первый спикер российской Государственной Думы, с одной стороны. А с другой стороны - нанесен удар по его психике. Потому что Иван Петрович, который мне звонил из Киева, который рассказывал, что он поехал туда погулять – я вообще был абсолютно в шоке. Иван Петрович логичный, связный абсолютно, в это была катастрофа просто. Сейчас я его узнаю, он уже пришел в форму, но я хочу сказать, конечно, до сих пор чувствуется вот это огромное давление, которое он испытал.

Наталья Голицына: Каким образом Иван Петрович Рыбкин будет проводить свою избирательную кампанию из Лондона?

Борис Березовский: Все кампании избирательные на 90 процентов, на 95, виртуальны, и на 5 реальны. Современный мир сильно отличается от того, что было сто лет тому назад. Правда, и стран, в которых были демократические выборы, 100 лет назад было не так уж много. Говорить о том, как будет выглядеть эта кампания, просто невозможно. Мы несколько раз обсуждали, скажем так, намеки того, как это делать. Причем это же прецедент, неизвестна в российской истории ситуация, когда кандидат в президенты не может проводить полноценную кампанию внутри страны и вынужден осуществлять ее из-за границы. Само по себе это, с одной стороны, не поддается никакому рациональному анализу, а с другой стороны это реальность. Когда говорят о том, что что-то такое нереально. Вот то, что с Рыбкиным - нереально? Да? А вот то, что кандидат в президенты Российской Федерации ведет свою кампанию из-за границы, это мог себе кто-нибудь представить 5 лет тому назад? Количество людей, которые отдают свои голоса тому или иному кандидату, определяется двумя составляющими: узнаваемостью кандидата и поддержкой кандидата. Первое условие - узнаваемость - просто поддерживать того, кого я не знаю, невозможно. Узнаваемость благодаря всей этой истории ужаснейшая. Иван Петрович стал узнаваемым. Знак этой узнаваемости - это другой вопрос, очень важный. Цель любого политика - быть узнаваемым, а потом уже все зависит от того, какую он сформулирует программу. Иван Петрович сформулировал программу, главный тезис его кампании - "против", он четко сформулировал свои аргументы, почему он против. Вопрос сейчас в том, сможет ли Иван Петрович сформулировать свои конструктивные предложения обществу, которое его услышит. Потому что если Иван Петрович объявит сейчас об очередной идее изъятия природной ренты или решения проблем коммунального хозяйства - его никто не услышит.

Наталья Голицына: Он вам не рассказывал об этой злополучной пленке?

Борис Березовский: Она, видимо, такого содержания, что даже мне, близкому человеку - Иван Петрович просто начинает буквально задыхаться, когда вспоминает об этой пленке.

Наталья Голицына: Какова основная причина того, что Рыбкин решил до 14 марта не возвращаться в Россию? Только опасения за свою жизнь и жизнь своей семьи?

Борис Березовский: Из того, что я понял, Иван Петрович сказал именно так, и я считаю, что это очень весомый аргумент. И немножко шире – из-за того, что ему будут пытаться затыкать рот каждый день, шантажируя, оказывая давление. В этом смысле я абсолютно разделяю точку зрения Ивана Петровича, что так сложилось в сегодняшней России, что из заграницы говорить правду проще, чем в России. Мой личный опыт почти четырехлетний показывает, что только потому, что я не в России, я до сих пор ни разу, подчеркиваю, ни разу, не сказал то, что я на самом деле не думаю, в чем я действительно не уверен, и мне не мешало абсолютно думает Путин или кто-то рядом с ним иначе. Я имел возможность говорить, несмотря на то, что я даже говорил вещи, которые расходились с политикой той страны, в которой я получил политическое убежище. Я, например, был против войны в Ираке и против решения Америки и Англии. Я об этом говорил открыто, еще до того, как мне было дано политическое убежище, и это никак не повлияло на решение английского правительства, должен заметить.

XS
SM
MD
LG