Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Хакамада объясняет, почему она идет на выборы


Программу ведет Владимир Бабурин. Над темой работала Лиля Пальвелева.

Владимир Бабурин: Накануне в Москве поздно вечером завершилось первое заседание общественного совета в поддержку кандидата в президенты России Ирины Хакамады. В совет вошли видные деятели культуры и представители общественных организаций. Над темой работала Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева: Никто не сомневается в том, каков будет исход президентских выборов в России. Так какой же смысл участвовать в них соперникам президента Путина? На этот вопрос каждый отвечает по-своему. Наиболее внятная аргументация, пожалуй, у Ирины Хакамады:

Ирина Хакамада: Я все прекрасно понимаю. Сейчас я иду на выборы только с одной целью, фактически как на плаху: попробовать показать власти, что нормальные люди в России есть, и они все понимают. Эти люди будут сопротивляться, и они будут объединяться, они будут использовать, даже при таком давлении, те оставшиеся ресурсы, которые у них есть, человеческие и другие, и они, самое главное, не боятся. Потому что для этой власти самое главное - чтобы страх поселился у всех – тогда она выиграла.

Лиля Пальвелева: Ирина Хакамада подчеркивает: баллотироваться она решила, чтобы, пусть не у большинства, но все-таки у значительной части общества была бы возможность заявить: "Мы против нынешнего режима".

Ирина Хакамада: Если мы сегодня не сделаем этот шаг, не покажем наш позитивный проект, не покажем, какую мы хотим иметь другую структуру власти, какую мы хотим иметь политическую конкуренцию, какими мы хотим видеть средства массовой информации – мы хотим видеть разную информацию... Большинство людей умных что сейчас делает – "мы не можем смотреть телевизор", - и просто выключают его. А потом следующий шаг: "Я не могу смотреть этот телевизор. Я не пойду ни на какие выборы". И не идут ни на какие выборы. Потому что все равно понятно: что они там наверху захотят, то и будет, то и сделают. Фактически, идя на поводу у власти, мы достигаем того результата, который они хотят – чтобы люди превратились в быдло, в толпу, и потом, опираясь на глас народа, проводить все, что им хочется. Фактически мы создаем условия, при которых ничего не будет в 2008-м году. И все разговоры о том, что сейчас мы отсидимся, а потом вдруг произойдет очередное чудо - чуда не будет. Я принимаю на себя огромное количество ошибок. Все, что было сделано за 4 года, это проблема демократических партий и их лидеров. Нам теперь придется начинать все заново. Поэтому я призываю вас вот к этому историческому оптимизму, несмотря ни на что. Потому что, на самом деле, если бороться до последнего и, не обращая внимания на весь тот огромный ресурс, двинуться вперед, то, во всяком случае, есть шанс.

Лиля Пальвелева: Всегда уравновешенный политолог Марк Урнов на заседании общественного совета в поддержку Хакамады был на редкость эмоциональным:

Марк Урнов: В начале своего выступления Ира сказала, что она не осуждает людей, которые говорили, что "мы тебя поддержим не публично, а публично мы не можем". Вот я этих людей категорическим образом осуждаю за трусость. Тем более осуждаю, что это люди, как правило, высокообразованные. За это осуждаю, и более того, презираю образованных трусов. Мерзко мне от того, что они у нас есть. Точно так же, как мне мерзко холуйство высокообразованных академических людей, точно так же, как мне мерзка трусость телевизионщиков, которые, боясь власти, отказывают политикам в публичных дебатах. Примерно такой же мерзкий и гнусный факт нашего сознания, как листовки, развешанные сегодня по городу - "выселим всех чеченцев", - и проведем по этому поводу митинг, где бы вы думали? - У Соловецкого камня. Нужна оппозиция, которая будет говорить, не труся, то, что она думает. Нашему обществу, несмотря на то, что в общественном мнении, в элитах, развивается авторитарный синдром, со всеми мерзкими чертами его проявлений, с агрессивностью, с узколобостью, с холуйством, с ксенофобией, несмотря на все это, абсолютно необходима либеральная мысль. Как бы она ни была сейчас оплевываема, необходимо либеральное меньшинство, чтобы система не столь интенсивно сдвигалась в ту сторону, куда вообще-то цивилизованные общества не сдвигаются. Вот потому я здесь.

Лиля Пальвелева: А из-за чего вы здесь? Вот как отвечает на этот вопрос известный художник-карикатурист Андрей Бильжо.

Андрей Бильжо: Единственная женщина среди кандидатов в президенты на несколько порядков умнее всех остальных претендентов. Умная и красивая женщина. Отказать ей невозможно в поддержке. Я-то всегда считал, что человек, занимающийся творчеством, должен быть в некоторой оппозиции к власти, так оно всегда было. В последнее время как раз огромное количество творческой интеллигенции перестало заниматься творчеством, а кинулось поддерживать единственного нашего президента и единственного кандидата такого мощного. Вот это меня поразило. Поэтому когда мне предложили оказаться по другую сторону баррикад, я, естественно, согласился, потому что я всегда считал, что интеллигенция должна находиться в некоей оппозиции. Художник должен быть в оппозиции к власти. Это может быть жесткая оппозиция, не жесткая, и так далее, но он должен себя дистанцировать от этих людей.

Лиля Пальвелева: Действительно, такое поведение в среде российской интеллигенции всегда считалось хорошим тоном. Впрочем, и прежде, и сейчас этого тона придерживались далеко не все. Заседание общественного совета в поддержку Ирины Хакамады проходило в фешенебельном здании бизнес-центра "Берлинский дом". Одно плохо: зал был совсем небольшим и переполненным. Президент фонда "Холокост" Алла Гербер сообщила:

Алла Гербер: У нас была идея собраться в Доме ученых. Казалось, что это больше подходит нашему собранию. Но нам сказали, что только все мероприятия, связанные с Путиным, там могут быть, все остальное - по личному разрешению Осипова, президента РАН. Очень жаль.

Лиля Пальвелева: После недавнего провала на парламентских выборах многие политики-демократы ушли в тень. Одни попросту растеряны, другие решили сменить род деятельности, заняться бизнесом, наукой, или чем-то подобным. Соратники Ирины Хакамады убеждены: она заслуживает уважения уже потому, что прекрасно понимая, в какой сложной ситуации оказалась, все-таки продолжает действовать.

XS
SM
MD
LG