Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компромат как неотъемлемая составляющая предвыборной кампании


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие автор проекта "Kompromat.ru".

Дмитрий Волчек: Неотъемлемой составляющей любой предвыборной кампании являются потоки разоблачений и неблаговидных дел кандидатов, обнародование тайн их деловой или частной жизни. Сегодня мы будем говорить именно об этом - о компромате. Наш гость - Сергей Горшков, владелец самой крупной коллекции компромата на российских политиков, находящейся в публичном доступе - на Интернет-сайте "Kompromat.ru". Ежедневно тысячи человек посещают этот постоянно обновляющийся ресурс и черпают сведения по потайных сторонах жизни ньюсмейкеров, читают подборки разоблачительных материалов, появившихся в периодической печати или написанных специально для этого сайта. Здесь представлены все жанры - от интервью до документов и распечаток приватных телефонных разговоров.

Я наобум сказал тысячи, но точную цифру не знаю. Сколько человек в день, в месяц в среднем посещают сайт? Не знаю, вправе ли я задавать такой вопрос, может быть, это деловая тайна?

Сергей Горшков: Ежедневно посещают мой ресурс около 20 тысяч человек, чуть больше, чуть меньше. Зависит от активной политической жизни в стране, от того, какой день недели, рабочий день или воскресенье, но в среднем около 20 тысяч человек в день.

Дмитрий Волчек: А вот такой более подробный анализ: имена каких персонажей интересует ваших посетителей в первую очередь? Я поясню для тех, кто не знаком с вашим сайтом, что есть алфавитный поименной перечень, можно сразу посмотреть как бы досье на практически каждого из российских ньюсмейкеров.

Сергей Горшков: Естественно, в первую очередь интересуют политики, которые баллотируются на пост президента России - это Путин, Хакамада, Рыбкин. В принципе, посещаемость, интерес к тем или иным персоналиям зависит еще от того, кто именно в этот момент выступает ньюсмейкером. Потому что ежедневно публикуются материалы, перепечатки изданий, дайджестов, какие-то оригинальные материалы. Именно к героям этих публикаций, допустим, какая-то фамилия была в материале упомянута, тоже есть всплеск интересов. Потому что о ком-то почитали какую-то информацию, возникает интерес, что еще есть об этом человеке, где он участвовал, какая есть негативная информация о нем. Может быть и позитивная, но позитивной у меня на сайте мало, обычно идет поиск негативной информации.

Дмитрий Волчек: Это понятно. У вашего сайта есть подзаголовок "Домашняя библиотека компромата Сергея Горшкова". Что для вас коллекция компромата - хобби или бизнес, или хобби, превратившееся в бизнес?

Сергей Горшков: Скорее, второе. То есть проект создавался как домашняя библиотека, в принципе, он и сейчас ею является. У меня даже появилась мысль по совету знакомых зарегистрировать ее в качестве Интернет-библиотеки, официально получить статус библиотеки, то есть заниматься как полезной деятельностью.

Слушатель: Добрый вечер. Это говорит Игорь. Я хочу спросить: не является ли компроматом нарушение клятвы президенты, конституции?

Сергей Горшков: Вообще, естественно, является. Был такой момент, что я регистрировал товарный знак. Я интересовался термином "компромат", что это такое, его описание в толковых словарях. Я обнаружил такую интересную вещь, что в словарях, которые были до 97-го года, как правило, этого термина вообще не было, было написано в "Жаргонах" для следователей НКВД. Компромат в книжке "Новояз", он появился в конце 90-х годов, именно в современном значении. Это слово такое новое, как "питерские чекисты", допустим и так далее. Поэтому именно компромат надо употреблять в том смысле, как мы сейчас его употребляем, именно какой-то негатив на какого-то человека, возможно, правда, возможно, вымысел. В данном случае, если отвечать на вопрос по поводу нарушения клятвы президента, естественно, является. Но мы знаем, что во власть идут не для того, чтобы выполнять клятвы, во власть идут, чтобы зарабатывать деньги, получать влияние, не для того, чтобы выполнять какие-то декларированные обещания, клятвы и так далее. Поэтому, с другой стороны, такие нарушения формальные, они не являются компроматом для массовой публики. Поэтому я не думаю, что формально какие-то нарушения, допустим, клятва президента, которую можно как-то привязывать, будет являться компроматом для президента.

Дмитрий Волчек: Мы сейчас поводим итоги первого президентского срока Владимира Путина. За эти четыре года, как менялись стиль, объем и направленность компромата?

Сергей Горшков: Я бы отметил такую тенденцию, что компромат эволюционировал в сторону пиара. То есть изначально, если цель компрометации какого-то политика - это политическая деятельность, политическая борьба. Аудиторией целевой являются широкие массы, потому что они являются избирателями. И в связи с тем, что необходимо достучаться до большого количества людей, то компромат упрощается, становится все более простым, и все больше и больше появляется таких моментов, что опускается ниже пояса, становится "желтым". Сексуальная тема все больше и больше, все ярче и ярче звучит. Потому что все понимают, что коррупцией уже никого не скомпрометируешь. Все понимают, что депутат Госдумы не живет на зарплату, это видно, это все знают, поэтому его этим компрометировать невозможно. И единственный компромат, наиболее эффективный, именно в плане влияния на аудиторию политическую - это именно компромат, который "ниже пояса". В принципе, это не является тенденцией российской, это общемировая тенденция. Мы видим выборы в Штатах, начиная со скандала с Моникой Левински, сейчас скандал с кандидатом в президенты США Керри. Аналогичные скандалы были в Англии с принцем Чарльзом, были обвинения такого типа.

Дмитрий Волчек: Я бы не стал, Сергей, сравнивать, потому что в Соединенных Штатах сведения о супружеской неверности кандидата в президенты могут стоить ему карьеры, в России, наоборот, это может поднять популярность. И сексуальные скандалы очень часто не работают. Скажем, про Жириновского писали бог знает что, это совершенно ему не подтвердило.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор. Я как раз по поводу "ниже пояса". Летом прошлого года на "Эхо Москвы" давал интервью Олег Калугин. И он говорил о какой-то статье в "Санди Таймс" о нашем действующем президенте как раз в плане "ниже пояса". Вы не могли прокомментировать, что это за статья и о чем там говорится?

Дмитрий Волчек: Сергей, вы ведь не печатаете практически материалов из западной прессы? Может быть, вы знаете, о чем идет речь?

Сергей Горшков: Я затрудняюсь ответить. Были попытки что-то такое привязать к нашему президенту "ниже пояса", но это были утверждения достаточно голословные. Вы справедливо отметили, Дмитрий, что обычный компромат, стандартный - какая-то подруга, измена, не является в нашей стране компроматом. Поэтому, допустим, Рыбкин отвечал на вопрос, что находится на кассете, он говорил, что это такое нехорошее, о чем нельзя говорить. Когда Ксению Пономареву спрашивали, какой там сюжет: "Необычная любовь". Мальчики, что ли? "Может быть козочки". То есть, понятно, что обычный сексуальный компромат у нас в стране не работает, поэтому идет такая попытка сделать более грязным. Не только супружеская измена, а супружеская измена с извращением или какая-то однополая любовь - вот что является компроматом "ниже пояса" в том плане, который я употребил термин.

Дмитрий Волчек: Многие материалы вашего сайта - это перепечатки из открытых источников, но есть и эксклюзив, скажем, распечатки телефонных разговоров. Сенсацией последних недель стали распечатки разговоров одного крупного кремлевского чиновника, имя я называть не буду, потому что даже на сайте помечены только инициалы. Но подлинность этих распечаток вызывает сомнения. Скажем, в одном из комментариев говорилось о том, что стилистический анализ разговора показывают, что гомосексуальные намеки явно вписаны в текст. Собственно, об этом я хочу спросить, и вы уже начали об этом разговор, интересует ли вас подлинность, достоверность или такой постмодернистский подход к тексту, как к набору слов?

Сергей Горшков: Безусловно, интересует. Во-первых, по поводу жанра. В нашей стране эволюционно родился некий жанр, так называемые "созданные прослушки". То есть разговор мог быть и известно, что то, что там написано, могло бы быть сказано теми или иными словами, но самой прослушки не существует. И тогда люди садятся, пишут текст, как бы он был сказан. Несмотря на то, что содержание соответствует, может быть, оно правдиво, но оно не подлинно, возможно. Есть еще такой момент: прослушки каких-то переговоров, они подаются редактированию, вставляются какие-то фразы, фразы убираются. То есть в основе лежит подлинный текст изначально, а в процессе переработки какие-то моменты акцентируются, какие-то исчезают. В данном случае возможен как первый вариант, так и второй. По поводу намеков на гомосексуальные отношения в конце, мне кажется, действительно, четвертая прослушка портит изначально весь комплект, она торчит явно, выступает в другом стиле.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Михаил, я звоню из Соединенных Штатов, из Чикаго. Я хотел бы сказать Сергею, что я огромный поклонник его сайта, и сайт "Kompromat.ru" проверяется даже перед электронной почтой каждое утро. Вопроса два очень коротких. Первый вопрос: почему на выходные нет обновлений? Второй вопрос: вам никогда не угрожал никто по поводу того, что вы делаете доступным такие материалы? Огромное вам спасибо еще раз.

Сергей Горшков: Спасибо за комплименты. В принципе по поводу вопроса, почему не обновляется в воскресенье, потому что у нас основная аудитория в России - это офисные работники, которые заходят в Интернет с рабочего места, так уж сложилось. Кроме того, у нас основные события происходят опять же в будни, в воскресенье происходят буквально единичные события, может быть катастрофы и так далее. Именно поэтому, потому что нет новостей, а по телевизионным каналам идут развлекательные фильмы, поэтому и сайт обновляется только по будням. В принципе, мне кажется это разумным, хотя, не знаю, имеет ли смысл обновлять в воскресенье. По поводу угроз могу сказать так: с моей точки зрения, серьезных угроз не было. Попытки какие-то были, но, с моей точки зрения, они были несерьезные. Потому что серьезные люди не угрожают, они сразу переходят к действиям.

Дмитрий Волчек: Была какая-то история с изъятием вашего ноутбука в "Шереметьево". Вы могли бы рассказать?

Сергей Горшков: Довольно интересная история. Когда я уезжал в Финляндию на каникулы новогодние, у меня была идея обновлять сайт из Финляндии, потому я взял с собой ноутбук, на котором находилась копия сайта. В принципе о том, что я куда-то еду, знали единицы, очень узкий круг. Тем не менее, в аэропорту "Шереметьево" меня встретили таможенники, люди в штатском стояли. У них, оказывается, есть информация, что у меня с собой ноутбук, хотя я шел по "зеленому коридору", и по мне никакая информация не поступала. Я ставил визу в финском посольстве, поэтому информация открытая не поступала никуда. И о том, что я взял билет и куда-то полечу. Тем не менее, меня встречали, видимо, как-то просматривалась электронная почта, что-то еще делалось. И мне было сказано, что на жестком диске моего ноутбука находится информация, содержащая государственную тайну. По новому Таможенному кодексу, который вступил в силу с первого января этого года, таможенник может на свое усмотрение изъять любой предмет на экспертизу на полгода, что и было сделано. В настоящий момент мой ноутбук изучают, ищут там государственную тайну.

Дмитрий Волчек: Что касается предвыборной кампании, здесь есть интересный момент, что в предвыборный сезон главным персонажем нападок стал Глазьев. Последний февральский выпуск журнала "Компромат", вышедший огромным тиражом, практически полностью посвящен Глазьеву, и его обвиняют во всех смертных грехах от коррупции до гомосексуализма. Отчего именно Глазьев, как вы думаете?

Сергей Горшков: Потому что Глазьев - единственная фигура, которая идет на выборы фактически самостоятельно, он заявляет свою собственную позицию. Существует некое мнение, что им были нарушены договоренности. То есть, если все остальные игроки, они структурные, представляют чьи-то интересы и их действия согласованы. То действия Глазьева, как я понимаю, во многом не согласованы с существующей политической элитой и ему это сдается за это, скажем так. Когда "Родина" на выборах набрала большое количество голосов, была помощь определенная оказана блоку "Родина", это помощь оказывалась на каких-то условиях, видимо, условия были нарушены. Это предположение.

Дмитрий Волчек: Были ли такие случаи, Сергей, что вам предлагали слишком взрывоопасный компромат, и вы не решались его ставить на свой сайт или вы ничего не боитесь?

Сергей Горшков: Здесь момент такой есть: я не могу проверить информацию, но я могу ее оценить. Я оцениваю информацию на предмет того, что есть такие уголовные статьи "Клевета" и "Оскорбление". Клевета - это информация, содержащая заведомую ложь. То есть, очевидно, что эта информация заведомая ложь, во-вторых, она серьезно кого-то порочит. Допустим, голословные обвинения в таких преступлениях типа педофилия, торговля наркотиков, организация убийств, серьезные уголовные преступления. Если я вижу, что эти обвинения выглядят голословными, не подтверждены документами, ссылками на что-то, на какие-то источники более-менее серьезные, которым можно как-то доверять, у меня были случаи, когда я отказывался. Но отказывался не потому, что я боюсь, а потому что у меня такая позиция, что я стараюсь не публиковать заведомо ложную информацию. Понятно, что я могу ошибиться при оценке, но позиция такая, что эту информацию желательно на сайте не публиковать.

Дмитрий Волчек: У каждого коллекционера есть самый ценный экспонат собрания. Какой материал вам дорог больше всего? Какой самый яркий эксклюзив появлялся на вашем сайте за все годы его существования? Распечатка телефонных переговоров из приемной Волошина или что-то другое?

Сергей Горшков: Если брать по количеству посещаемости, то есть по объективным критериям, массовый интерес вызвала публикация коротких видеоотрывков с кассеты с господином, похожим на Киселева. Пожалуй, это вызвало массовый интерес у читателей. В принципе, это эксклюзив, который появился только у меня. Кассета одновременно со мной ходила по телевидению, но единственное, где была опубликована, это у меня.

Дмитрий Волчек: Сергей, какой компромат на кого вы мечтали бы поучить?

Сергей Горшков: Сейчас актуально - это видеокассета с Иваном Рыбкиным, если она существует. Это, конечно, было бы интересно, пожалуй, самый актуальный компромат на сегодня был бы. Во-вторых, как используется компромат и для чего все это нужно? На сегодняшнем этапе у нас происходит переход от тоталитарной системы к демократической, но демократия должна как-то управляться. Поэтому активно используются манипулятивные технологии для того, чтобы люди добровольно правильно голосовали, выбирали правильных людей. Копромат-технологии являются частью системы, которую выстраиваем мы.

Дмитрий Волчек: А на кого у вас материалов больше всего? Мне так показалось, посмотрел ваш сайт, что пальма первенства у Березовского?

Сергей Горшков: Действительно, пальма первенства, наверное, у Березовского. Потому что Березовский очень активный политический игрок, он лезет в каждую дырку - это его такая позиция жизненная. Очень активный ньюсмейкер, он везде, мало событий у нас в стране происходило, где так или иначе не был задействован Березовский.

Дмитрий Волчек: Сергей, вы знаете больше тайн, чем многие политологи и даже сами политики, может быть, вы знаете, кто будет следующим премьер-министром России?

Сергей Горшков: Следующим премьер-министром будет человек, и вы его не знаете. Естественно, когда Путин сделал эту акцию, как отставка правительства, как-то ее оценивать невозможно, потому что он это сделал не просто так - отставил правительство, он сделал под конкретного человека. Какие-то выводы можно будет сделать о том, насколько это правильно, эффективно, вовремя было сделано или не надо было это делать, насколько это пошло в плюс президенту, в минус, можно будет только тогда, когда будет названа реальная кандидатура. Сейчас пока оценивать, по-моему, рано. Действительно, на выборах произошла компрометация демократической процедуры. Если сравнивать нынешние выборы с выборами четырехлетней давности, все-таки тогда была реальная борьба. Мы помним, кровавые суставы Примакова показывали по телевидению. То есть борьба под ковром, в открытую, на экранах телевидения. Сейчас идет имитация борьбы. Какие-то клоуны вылезли на экран вместо реальных кандидатов в президенты. Это само по себе компрометирует сам институт президентский, когда демократическая процедура, которая создавалась для реальной борьбы, превращается в некий спектакль.

Дмитрий Волчек: Действительно, компромат на этих выборах изрядно измельчал.

XS
SM
MD
LG