Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Геращенко не смог зарегистрироваться кандидатом в президенты страны


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров, и один из лидеров оппозиции Белоруссии Анатолий Лебедько – с ним беседовалобозреватель Белорусской службы Радио Свобода Марат Дымов.

Андрей Шароградский: Виктор Геращенко не смог зарегистрироваться кандидатом в президенты России. За это решение проголосовало 12 членов Центральной избирательной комиссии, против - один.

Карен Агамиров: Заседание продолжалось более полутора часов. В нем приняли участие Виктор Геращенко и представители блока "Родина" во главе с Дмитрием Рогозиным. Свежеиспеченный депутат Государственной Думы Геращенко был выдвинут кандидатом в президенты России входящей в "Родину" "Партией российских регионов" без сбора необходимых двух миллионов подписей избирателей. Обосновывая свое решение об отказе в регистрации, ЦИК сослался на федеральный закон "О выборах президента России", в соответствии с которым право на выдвижение кандидата в президенты с освобождением от сбора подписей в его поддержку принадлежит блоку, а не партиям, входящим в него. Закон устанавливает, что каждая из партий блока, преодолевшая на выборах в Государственную Думу установленный барьер, для выдвижения кандидата в президенты проводит съезд, а вслед за ним должна состояться объединенная конференция блока, на которой и происходит выдвижение кандидата. Представители блока "Родина" и "Партии российских регионов" убеждены в обратном: права блока, преодолевшего пятипроцентный рубеж, распространяются и на составляющие его партии, поэтому сбор двух миллионов подписей был необязателен. Центральная избирательная комиссия осталась верна букве закона - Виктору Геращенко отказали в регистрации. По окончанию заседания он и Дмитрий Рогозин подошли к журналистам.

Виктор Геращенко: Дальше мы получим решение официальное ЦИКа, с коллегами его, естественно, обсудим и с нашими юридическими советниками, и предпримем, я считаю, необходимые действия, которые разрешены законом. То есть обратимся в Верховный суд с заявлением, что это решение не основано на правильном чтении существующего законодательства. Время за нами, не волнуйтесь.

Журналистка: А если Верховный суд отклонит вашу жалобу, кого вы поддержите на выборах?

Виктор Геращенко: Кого я поддержку на выборах? Если Верховный суд откажет мне в регистрации, а Сергей Юрьевич сумеет собрать два миллиона подписей, и будет идти как самовыдвиженец, но, он как вы знаете, участвует во фракции "Родина", он шел в блоке "Родина", естественно, я буду его поддерживать. Мы считаем, что есть противоречия между основным законом и законом о выборах президента, который писался позже под специфическую ситуацию.

Дмитрий Рогозин: Я хочу добавить: мы не с улицы пришли, а из Государственной Думы, и законы, которые принимаются, они принимаются в Государственной Думе, потом, как вы знаете, Советом Федерации одобряются и потом подписываются президентом. Вот как законодатель со стажем, который третий раз работает в Государственной Думе, я утверждаю, что мы абсолютно уверены в своей правоте. Мы рассмотрели три закона: закон об основных гарантиях избирательных прав граждан, закон о политических партиях и закон о выборах президента. Действительно, существует правовая ниша, незаполненная до сих пор. Мы постарались провести процедуру выдвижения нашего кандидата Геращенко с полномочиями, которые были даны Высшим советом блока "Родина" так, как мы прочли в этих законах. Центральная избирательная комиссия считает иначе. Мне кажется, что здесь есть определенный политический контекст: по-моему, нашего кандидата не хотят видеть на этих выборах. Так вот, поэтому сегодня же мы проведем все необходимые консультации, я думаю, единство будет в наших руках полное по вопросу о том, что "Партия российских регионов", которая как раз и выдвигала кандидата Геращенко, будет обращаться в Верховный суд, и там мы будем отстаивать свою правоту. Еще раз подтверждаю, что вопрос принципиальный. Мы имели все возможности собрать два миллиона подписей, это не представляет для нас никакой проблемы, и даже идущий самостоятельно, как самовыдвиженец, Глазьев собирает эти два миллиона, и, думаю, соберет, а уж блок тем более соберет. Мы считаем, что мы в результате выборов 7 декабря получили все необходимые преференции, бонус так называемый, который распространяется на все политические партии. Мы не можем ставить нашу партию на один и тот же уровень с партиями, проигравшими эти выборы - это принципиальная позиция. Поэтому мы не собирались даже собирать эти два миллиона подписей.

Журналистка: Виктор Владимирович, можно ли считать единой и состоятельной политической силой блок, члены которого поддерживают разных кандидатов?

Виктор Геращенко: Даже любая фракция, фракция "Единая Россия", которая такая многочисленная и такая всесильная, и то иногда по некоторым выносимым предложениям голосует свободно, необязательно единым блоком. Поэтому ничего удивительного нет, что, скажем, во фракции "Родина" и в нашем блоке, который создавался для выборов в Государственную Думу, и в Высшем совете могут быть разные мнения. Они были разные мнения, 30-го декабря. Но, тем не менее, решение Высшего совета было поддержать мою кандидатуру.

Дмитрий Рогозин: У блока один-единственный кандидат, он стоит перед вами - это Виктор Владимирович Геращенко. Сергей Глазьев ведет процедуру самовыдвижения, это его риск. Те, кто рассматривают этот вопрос, сочли необходимым, что однажды дав обещание не выдвигаться на выборах, надо это обещание держать. Сергей Юрьевич сказал, что он не пойдет на выборы, и поэтому для многих было удивительно, что он собрался на эти выборы идти. Мы же, на самом деле, считаем, что участвовать нужно было, я об этом говорил еще до 7 декабря, что в той или иной форме мы будем участвовать. Вот эта форма образовалась сначала путем выдвижения кандидата Геращенко на съезде "Партии российских регионов", а потом она была поддержана Высшим советом. У нас, еще раз подтверждаю, один-единственный кандидат, который обладает соответствующими полномочиями, которому сегодня почему-то отказано в регистрации, по которой мы будем проводить дальнейшие действия через Верховный суд, и который обладает всеми правами на то, что именно он идет под флагом блока, собравшего 9% голосов избирателей.

Андрей Шароградский: Накануне президентских выборов в России обсуждается вопрос и о возможности бойкота голосования, как средства повлиять на его результат. В этом смысле интересен опыт бойкота выборов в других странах, в частности, в Белоруссии, где оппозиция бойкотировала парламентские выборы. Об этом обозреватель Белорусской службы Радио Свобода Марат Дымов беседовал с одним из лидеров оппозиции Белоруссии Анатолием Лебедько.

Марат Дымов: Господин Лебедько, ваша партия – "Объединенная гражданская партии Белоруссии", как и большинство оппозиционных партий, бойкотировала парламентские выборы в 2000-м году. Какие причины тогда, в 2000-м году, побудили вас прибегнуть к бойкоту? Каких целей вы стремились достичь?

Анатолий Лебедько: Причин несколько. Первая - отсутствие условий для проведения демократических справедливых выборов. Были сформулированы четыре условия, эти условия были сформулированы международными организациями - это ОБСЕ, Совет Европы, Европейский Союз. Белорусские власти фактически отказались выполнять эти условия. Это означало, что была имитация выборов, избирательной кампании. Должна быть солидарность - или принимать участие, или не принимать участие. Подавляющее большинство политических партий приняли решение не участвовать в избирательной кампании, и мы были солидарны с нашими коллегами.

Марат Дымов: Господин Лебедько, на ваш взгляд, достигли ли вы тех целей, которые вы перед собой ставили, был ли бойкот успешен хоть в каком-нибудь смысле - в моральном, в политическом, в каком ином?

Анатолий Лебедько: Конечно, результаты были - власть не была признана легитимной. Национальное собрание только в прошлом году одна из международных структур признала, и то не как демократическую структуру организованную, а исходя из своего регламента. Для нас крайне было важно не допустить легитимизации власти, и этой цели мы добились - власть, Александр Лукашенко и Национальное собрание, которое фактически было назначено по его списку, не были признаны международным сообществом, это то, чего удалось достичь. Хотя, безусловно, есть и определенные минусы. Бойкот в значительной степени не активная политическая кампания, а достаточно пассивная. И ясно, что теряется некоторый опыт участия даже в несправедливых избирательных кампаниях.

Марат Дымов: Тогда в 2000-м году ваша партия прошла полный цикл бойкота - от решения до фактически проведения самих выборов. Какие, скажем так, практические, тактические уроки вы вынесли из этой стратегии?

Анатолий Лебедько: В значительной степени успех или неуспех бойкота объясняются существующими правилами, законодательством, даже если оно не выполняется на практике. В Белоруссии очень жесткое законодательство, оно требует, чтобы на избирательные участки пришли 50% избирателей от списка, это облегчает проведение бойкота. И по факту, в 40% избирательных округов на парламентских выборах в 2000-м году выборы не состоялись, это было зафиксировано миссией ОБСЕ в Минске. В Минске результаты не объявляли двое суток, потому что выборы не состоялись в целом по городу Минску, и с большими усилиями были натянуты необходимые проценты.

XS
SM
MD
LG