Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты теряются в догадках о том, кто теперь является реальным владельцем "Юганскнефтегаза"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Василий Гуськов, Арслан Саидов, Юрий Векслер.

Кирилл Кобрин: На вчерашнем аукционе в Москве основная добывающая компания "ЮКОСа" - "Юганскнефтегаз" - была куплена никому не известной компанией "БайкалФинансГрупп". Эксперты теряются в догадках о том, кто теперь является реальным владельцем "Юганскнефтегаза" и кто стоит за загадочной компанией, у которой нет даже офиса, но которая готова уплатить огромную сумму за покупку. Наш корреспондент Василий Гуськов попытался ответить на вопрос, как относится в месте дислокации "Юганскнефтегаза" - в городе Нефтеюганск - к итогам воскресного аукциона.

Василий Гуськов: Аукцион по продаже "Юганскнефтегаза" уже в бывшей столице "ЮКОСа" ждали особым нетерпением. Еще 1 сентября "Юганскнефтегаз" остановил все расчеты с сервисными предприятиями за выполненные работы и в конечном счете это полностью обескровило экономику региона. "Юганскнефтегаз" - главный заказчик и налоговый плательщик, а следовательно от его бесперебойной работы зависит жизнь территории с 200-тысячным населением. Ситуация с арестом счетов и задержкой зарплаты вызвала снижение потребительского спроса населения, а уровень безработицы вырос. Официальных комментариев пока не дают ни в руководстве "Юганскнефтегаза", ни местные власти. Однако в неофициальной беседе представители муниципалитета ранее выражали твердую уверенность, что владельцем добывающей компании станет "Газпромнефть". Это, по мнению чиновников, позволило бы снять нарастающую социальную напряженность и полную неопределенность. По мнению губернатора Ханты-Мансийского округа Александра Филиппенко, которое он высказал накануне аукциона, реализация пакета акций должна сопровождаться не только выплатой, чтобы рассчитаться с долгами "ЮКОСа" перед государством, но и обеспечить все процессы по организации производства.

Сегодня "Юганскнефтегаз" не прекратил добычу, хотя капитальные вложения в производство не делались давно. Сложные технологические операции по ремонту скважин на собственных ресурсах выполняет только сервисный партнер ЮНГ "Роснефтетранш", остальные были вынуждены либо остановить работу, либо уйти из региона. Вчерашний аукцион, к сожалению, не добавил уверенности в завтрашнем дне ни в самом "Юганскнефтегазе", ни в подрядных организациях, ни у населения. Хотя многих не оставляет надежда, что за "БайкалФинансГрупп" стоит во всех смыслах ответственный покупатель - либо "дочка" "Газпрома", либо "Сургутнефтегаз".

Кирилл Кобрин: Теперь к комментариям экспертов по поводу прошедшего аукциона. Дмитрий Царегородцев, аналитик российской инвестиционной компании "Раймангор секьюритис": считает, что в конечном итоге владельцем "Юганскнефтегаза" станет "Газпром". С Дмитрием Царегородцевым беседовал мой коллега Арслан Саидов.

Дмитрий Царегородцев: Никаких дополнительных сведений о себе покупатель не распространил. Но, на самом деле, я думаю, что они, в принципе, и не требуются. Я всегда исходил из того, что любой покупатель "Юганскнефтегаза", по крайней мере тот, кто купит его на аукционе, будет владеть активом очень непродолжительное время. Фактически это транзитная компания. В любом случае, ее удел незавиден, рано или поздно она будет просто ликвидирована. Потому что, в принципе, ее основная задача - это аккумулировать на себе юридические последствия этой сделки, стать мишенью для судебных исков и обеспечить статус добросовестного приобретателя для конечного покупателя, которым я считаю "Газпром".

Арслан Саидов: Можно твердо говорить о том, что "ЮКОС" потерял свой главный актив "Юганскнефтегаз"?

Дмитрий Царегородцев: Я думаю, что да. О реституции "Юганскнефтегаза", мне кажется, рассуждать бессмысленно, потому что по российскому законодательству все проведено, скажем так, на пределе нормы, но, тем не менее, все-таки без каких-то принципиальных нарушений.

Арслан Саидов: "ЮКОС", как та компания крупная, крупнейшая российская и международная компания, со вчерашнего дня больше не существует, после продажи "Юганскнефтегаза".

Дмитрий Царегородцев: Есть такое отличное выражение в фильме "Формула любви": "Я вернусь к тебе, но уже другим". "ЮКОС" остается с нами, просто он сильно-сильно изменился. Компания заметно похудела. Пока, в нынешнем виде, она все еще функционирует, у нее есть и добыча, и переработка нефти, фактически эта компания пока еще не разрушена. Но дело идет к тому.

Арслан Саидов: У "ЮКОСа" еще что-то осталось, что можно таким же образом отобрать?

Дмитрий Царегородцев: Да, вы знаете, у "ЮКОСа" достаточное количество активов, есть и газовые проекты, есть и не введенные в разработку лицензии, наконец, есть достаточно крупный Мажикяйский НПЗ. В принципе, какую-либо значимость могут представлять акции "Сибнефти", это все-таки 20 процентов уставного капитала. Кроме того, у "ЮКОСа" достаточно большое количество заправок по всей стране. При должном подходе, при хорошее управлении они тоже могут приносить определенный доход.

Кирилл Кобрин: С Дмитрием Царегородцевым беседовал мой коллега Арслан Саидов.

Продолжим тему в ее международном аспекте. Президент России Владимир Путин сегодня начинает визит в Германию, в ходе которого проходит его, уже двадцать восьмая по счету, встреча с канцлером ФРГ Герхардом Шредером. Эта поездка проходит на фоне непрекращающихся дискуссий, в том числе и в самой Германии, о судьбе российской нефтяной компании "ЮКОС" и Михаила Ходорковского. Берлинское отделение Фонда Генриха Беля провело дискуссию на тему "Случай Ходорковского и его значение в политической культуре России". Корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер предлагает нам познакомиться с мнениями спикера Партии свободных демократов по европейской политике Сабиной Лойтхойзер-Шнарренбергер, которая наблюдает за процессами по делу "ЮКОСа" по поручению Совета Европы и готовит соответствующий доклад, а также адвокатов "ЮКОСа".

Юрий Векслер: Госпожа Лойтхойзер-Шнарренбергер представила, как известно, комитету по юридическим вопросам и правам человека ПАСЕ специальный доклад о деле "ЮКОСа", резолюция по которому должна быть в январе согласована и принята большинством в две трети голосов.

Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер: Надо исходить из того, что российская делегация сделает все возможное, чтобы резолюция не прошла или не прошла бы с предложениями изменений, что для меня важно. Я не поспешила бы с прогнозами. Мой мандат предполагает исследование состояния дел в юстиции, ее службах и действий юстиции в отношении "ЮКОСа". Я пришла к выводу о наличии многочисленных нарушений прав подсудимых, на справедливый процесс с точки зрения Европейской конвенции по правам человека.

Глядя политически, следует сказать, что Россия 8 лет является членом Совета Европы и подлежит наблюдению в делах развития юстиции, независимости юстиции, которой как раз в России нет. И российские коллеги имеют поручение своего правительства добиваться, чтобы этот статус наблюдаемого был изменен, то есть прекращен. Но одно бесспорно: если мой доклад ляжет в основу резолюции, то прекращение наблюдения со стороны Совета Европы будет исключено.

Юрий Векслер: О событиях последних месяцев в деле "ЮКОСа" известная журналистка Юлия Латынина, один из руководителей общества "Мемориал" Арсений Рогинский и один адвокатов Ходорковского Юрий Шмидт.

Юрий Шмидт: Тут откровенный полицейский произвол. Та кампания, которая развязана вообще против сотрудников "ЮКОСа", у нас же каждый день арест следует за арестом, под страж берут больных людей, под стражу берут женщин, имеющих малолетних детей, под стражу берут женщин, достигших пенсионного возраста. Если бы фрау Лойтхойзер-Шнарренбергер писала свой доклад сегодня, он был бы вдвое страшнее и сильнее по фактуре. Огромное число менеджеров высшего и среднего звена почли за благо уехать из России, потому что часть из них, в том числе и иностранцы, получили вызовы на допрос. Чем кончаются допросы в нашей прокуратуре, им хорошо известно. Те, кто не арестован и не сбежал, те напуганы до такой степени, что сегодня нам заявляют: "Мы в суд в качестве свидетелей не пойдем".

Юрий Векслер: Юлия Латынина рассказала о стиле налогового произвола в отношении "ЮКОСа".

Юлия Латынина: Те законы, по которым Ходорковский не платил налоги, не отменены, и другие компании продолжают по ним не платить налоги. Что же касается российской налоговой инспекции, она, конечно, доказала уникальную вещь. Она доказала, что нефтедобыча в России убыточна. Она теперь способна насчитать любому бизнесу любое количество налогов, что гораздо страшнее даже, чем если когда бизнес не платит налоги. В принципе, это смерть для любого бизнеса.

Юрий Шмидт: У меня лично за последнее время появились опасения за жизнь Ходорковского. Во-первых, он стал иногда в разговоре со мной жаловаться на здоровье. Ему 41 год, он на здоровье не жаловался никогда до этого. Интуитивно понимая, что власть никак не может доказать его вину, так, чтобы в нее поверил мир, я не исключаю того, что против него могут быть предприняты какие-то действия, вплоть до лишения его жизни.

Кирилл Кобрин: Это был репортаж нашего корреспондента в Берлине Юрия Векслера.

XS
SM
MD
LG