Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто стоит за компанией "БайкалФинансГрупп"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Евгений Новиков, Арслан Саидов, Ян Рунов.

Андрей Шарый: Эксперты теряются в догадках о том, кто теперь является владельцем "Юганскнефтегаза", кто стоит за загадочной компанией, у которой нет даже офиса, но которая готова уплатить огромную сумму за покупку.

Управление Федеральной налоговой службы по Твери не имеет никаких сведений о компании "БайкалФинансГрупп", об этом заявил агентству РИА "Новости" заместитель начальника отдела по организации работы с налогоплательщиками инспекции в Твери Владимир Федулов.

Евгений Новиков, Тверь: Из средств массовой информации жители Твери с изумлением узнали, что компания "БайкалФинансГрупп", купившая "Юганскнефтегаз", располагается в Твери. "БайкалФинансГрупп" зарегистрирована в Твери по адресу Новоторжская, 12Б. На первом этаже этого давно не ремонтировавшегося здания располагается забегаловка "Лондон", где можно, не присаживаясь, пропустить пару-другую стаканчиков. На втором мелкие магазины, где продают шторы, телефоны и дамские кофточки, а на третьем - мелкие фирмы. На вопрос, где тут "БайкалФинансГрупп", пенсионер сторож Козлов, а по совместительству самодеятельный поэт только разводит руками. В реестре арендаторов здания "БайкалФинансГрупп" не значится. Ничего не знают об этой фирме сотрудники офисов, которые расположены в здании. По сведениям из хорошо информированных источников, ООО "БайкалФинансГрупп" зарегистрирована 6 декабря в Тверской городской налоговой инспекции, учредителем является ООО "МакКойл", а директором, с уставным капиталом 10 тысяч рублей, женщина, проживающая в поселке Дмитровское Калининского района.

Тверские юристы не скрывают улыбки, говоря о директоре, которая в недавнем прошлом, по всей видимости, была обычной дояркой, а теперь может распоряжаться 10 процентами всей нефти, добываемой в России. Юристы также подчеркивают, что решение о продажи "Юганскнефтегаза" может быть признано через суд недействительным, поскольку по новому Налоговому кодексу Российской Федерации, местонахождение фирмы должно совпадать с ее юридическим адресом.

Андрей Шарый: Начальник Главного управления Министерства юстиции по Москве Александр Буксман не исключил, что в случае, если компания-победитель не уплатит положенную сумму в определенный законом срок, это 14 дней, активы "Юганскнефтегаза" могут перейти в собственность государства. Сегодня стало известно, что срок уплаты этой суммы в связи с праздниками продлен до 11 января. В любом случае, собственником "Юганскнефтегаза" станет "Газпром", так считает Дмитрий Царегородцев, аналитик инвестиционной компании "Раймон энд Гор", постоянный экономический эксперт Радио Свобода. С Дмитрием Царегородцевым беседовал мой коллега Арслан Саидов.

Дмитрий Царегородцев: Никаких дополнительных сведений о себе покупатель не распространил, хотя исполняющий обязанности руководителя РФФИ обещал, что "БайкалФинансГрупп" проведет собственную пресс-конференцию, расскажет о себе все, что считает нужным. Тем не менее, до сих пор никакой конкретики об этой фирме мы не узнали. Но на самом деле, я думаю, что она, в принципе, не требуется. Я всегда исходил из того, что любой покупатель "Юганскнефтегаза", по крайней мере, тот, кто купит его на аукционе, будет владеть активом очень непродолжительное время. Фактически это транзитная компания. В любом случае, ее удел незавиден, рано или поздно она будет просто ликвидирована, потому что ее, в принципе, основная задача - это аккумулировать на себе юридические последствия вот этой сделки, стать мишенью для судебных исков и обеспечить статус добросовестного приобретателя для конечного покупателя, которым я считаю "Газпром".

Арслан Саидов: Многие аналитики высказывают предположение, что "БайкалФинансГрупп" не найдет ту сумму, которую необходимо заплатить за "Юганскнефтегаз", итоги аукциона будут объявлены недействительными и компания перейдет в собственность государства.

Дмитрий Царегородцев: Вы знаете, мне эта версия не кажется очень здравой. Дело в том, что отмена аукциона, во-первых, означает, что кто-то потеряет задаток. Государство ведь не могло внести задаток за само себя. Если эта фирма была подставной, и она действовала в интересах правительства, она не могла же практически 2 миллиарда долларов внести самой себе задаток. Стало быть, это жест доброй воли со стороны кого-то из наших промышленников. Все-таки жест этот достаточно заметный. Деньги это не те, которые могут быть разменной монетой. Все равно, если даже "Юганскнефтегаз" теоретически оказывается в собственности государства, то управлять им власти самостоятельно не будут. Наоборот, сейчас на повестке дня идея собирания всех активов в одну суперкомпанию. Так пусть актив сразу отправляется в нее. Я думаю, что нет никакого смысла создавать какой-то промежуточный этап и потом путем дополнительной оценки этот актив будет вноситься в уставной капитал "Газпрома". Мне кажется, это ненужное нагромождение. "Юганскнефтегаз" не будет так долго кочевать.

Арслан Саидов: Адвокаты группы "Менатеп" уже заявили, что будут подавать судебный иск на компанию "БайкалФинансГрупп". Сотрудники американской юридической конторы "Гринберг траурик" заявляют, что могут потребовать ареста нефти "Юганскнефтегаза". Как вы думаете, какова перспектива этих судебных исков?

Дмитрий Царегородцев: Насчет ареста нефти "Юганскнефтегаза", мне кажется, совсем нереально, какой-то очень-очень странный повод для этого. Фактически в данном случае получается, что ответчиком по иску выступает сама компания. Это на самом деле кривая логика, неправильная. Арестовывать счета "Газпрома" вообще нет никаких оснований. "Газпром" никак - ни формально, ни неформально - не аффинирован с покупателем, с "БайкалФинансГрупп". Компания, насколько я предполагаю, зарегистрирована чисто на подставных лиц. Скорее всего, это просто сотрудники юридической фирмы, эти люди никогда не работали ни в "Газпроме", ни в его дочерних предприятиях. У "Газпрома" с этой компанией нет никаких прямых финансовых взаимоотношений. Мне кажется, что юридической перспективы такое дело не имеет.

Арслан Саидов: Некоторые аналитики считают, что после такого неясного, непонятного аукциона акции большинства российских нефтегазовых концернов на мировых биржах могут упасть в цене.

Дмитрий Царегородцев: На самом деле акции российских нефтегазовых, равно и любых других компании, упадут сильнее, если станет явью второй иск "Вымпелкому" по налоговым претензиям за 2002 год. Вот если этот иск, действительно, воплотиться в жизнь, тогда наши акции упадут достаточно сильно. Дело в том, что "ЮКОС" сам по себе иностранцы начали давным-давно уже воспринимать как отдельное, независимое от всей экономики дело, фактически личную вендетту команды Путина к команде Ходорковского. В ситуации, когда предъявление гигантских бессмысленных налоговых претензий становится общей практикой, капиталы побегут из России, естественно, начнется массовая продажа русских ценных бумаг. Но если дело ограничится "ЮКОСом", то, на мой взгляд, инвесторы не обратят на перипетии дальнейшие и "ЮКОСа", и его активов никакого внимания. Цены на бирже показывают, что инвесторы воспринимают уже "ЮКОС" как инвестиционный фонд, который принудительно сформирован на базе бывших производственных подразделений. У "ЮКОСа" в собственности остались привилегированные акции "Юганскнефтегаза" и точно так же в ходе дальнейшей продажи активов останутся привилегированные акции "Томскнефти", "Самаранефтегаза" и, наверное, нефтеперерабатывающих заводов. Фактически "ЮКОС" будет владеть некоторым имуществом, без права управления, получать небольшие, достаточно скромные дивиденды, его акции будут иметь стоимость, отличную от нуля, но, конечно, о былом величии уже можно забыть.

Арслан Саидов: Но теперь можно твердо говорить о том, что "ЮКОС" потерял свой главный актив?

Дмитрий Царегородцев: Я думаю, что да. О реституции "Юганскнефтегаза", мне кажется, рассуждать бессмысленно, потому что по российскому законодательству все проведено, скажем так, на пределе нормы, но, тем не менее, все-таки без каких-то принципиальных нарушений.

Арслан Саидов: "ЮКОС", как та компания крупная, крупнейшая российская и международная компания, со вчерашнего дня больше не существует, после продажи "Юганскнефтегаза". Можно ли говорить, что вчерашний аукцион поставил жирный крест на этой компании?

Дмитрий Царегородцев: Есть такое отличное выражение в фильме "Формула любви": "Я вернусь к тебе, но уже другим". "ЮКОС" остается с нами, просто он сильно-сильно изменился. Компания заметно похудела. Пока, в нынешнем виде, она все еще функционирует, у нее есть и добыча, и переработка нефти, причем сейчас они, кстати, стали более сбалансированы, чем раньше. Фактически эта компания пока еще не разрушена. Но дело идет к тому.

Арслан Саидов: У "ЮКОСа" еще что-то осталось, что можно таким же образом отобрать?

Дмитрий Царегородцев: Да, вы знаете, у "ЮКОСа" достаточное количество активов. Помимо тех, что я назвал, еще есть и газовые проекты, есть и не введенные в разработку лицензии, активы в электроэнергетике. Наконец, есть достаточно крупный Мажикяйский НПЗ. В принципе, какую-либо значимость могут представлять акции "Сибнефти", это все-таки 20 процентов уставного капитала. Кроме того, у "ЮКОСа" достаточно большое количество заправок по всей стране. При должном подходе, при хорошее управлении они тоже могут приносить определенный доход.

Андрей Шарый: Аналитик инвестиционной компании "Раймон энд Гор" Дмитрий Царегородцев в эфире Радио Свобода.

Каким видит развитие событий американский эксперт, содиректор Центра российских и азиатских исследований при Гарвардском университете профессор Маршалл Голдман? С ним беседовал корреспондент Свободы в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Что, по-вашему, представляет из себя "БайкалФинансГрупп" и что или кто стоит за этой компанией?

Маршалл Голдман: Это, конечно же, загадка. Я не думаю, что в настоящий момент кто-то, кроме самих авторов сценария, знают, что это такое. Но, скорее всего за этим стоит "Газпром", который даже не предложил свою цену во время аукциона. Мне интересно, где "БайкалФинансГрупп" достал более полутора миллиардов долларов, чтобы быть допущенным к аукциону. Причём, достал в последнюю минуту. Не думаю, что его представители просто пошли в банк и сняли со счёта или заняли такую большую сумму в такое короткое время. Совершенно очевидно, что для этого "БайкалФинансГрупп" должна быть связана с одной из крупнейших частных российских компаний или с правительством России. За всем этим стоит если это не "Газпром", то правительство.

Ян Рунов: Если "Газпром", то следующим его шагом может быть перекупка "Юганска" у "Байкала" после истечения срока, указанного американским судом?

Маршалл Голдман: Думаю, так и произойдёт. Судья в Техасе предписал ничего не предпринимать в течение 10 дней. Основная сумма за "Юганскнефтегаз" должна быть передана российскому правительству в течение 14 дней плюс отсрочка на праздничные дни. Так что "Газпрому" или кому-то там ещё дано время, чтобы подождать и посмотреть, что произойдёт, прежде чем засветиться. Возможно, "БайкалГрупп" будет и далее выполнять роль компании-призрака, получит заём на всю оставшуюся сумму и станет формальным владельцем "Юганска". Либо перепродаст "Юганск" "Газпрому", получив при этом какой-то доход, за счёт государственной казны, конечно. Такова, на мой взгляд, стратегия, но посмотрим, что предпримет теперь судья в Техасе. Возможно, по истечении 10-дневного срока умоет руки, и процесс пойдёт, будто всё нормально. Но весь этот цирк устроен после того, как "Газпром", видимо, понял, что это не просто внутреннее дело России и что решение какого-то судьи в далёком Хьюстоне действительно имеет силу, если западные банки испугались давать займы покупателю. И сам "Газпром" (если именно он стоит за спиной "БайкалФинансГрупп", решил таким образом подстраховать экспорт своего газа в Германию. Если выяснится, что "Газпром" купил "Юганск" в нарушение запрета американского суда, то на экспортные поставки газпромовского газа может быть наложен арест, на суда, транспортирующие газ, счета в люксембургском банке могут быть заморожены и так далее. Уже есть прецеденты ареста российского имущества, находящегося за пределами России, когда западные кредиторы заявили о своих претензиях. Чтобы избежать этого, и была наскоро создана новая подставная компания, дабы скрыть то, что происходит за кулисами.

Ян Рунов: Возможен ли вариант, при котором новый владелец не вносит остальную сумму в указанный срок и тогда само государство становится владельцем "Юганскнефтегаза"?

Маршалл Голдман: Такое вполне вероятно. Если этот мистический "БайкалФинансГрупп" не внесёт всю сумму и готов потерять уже внесённые 1 миллиард 700 миллионов долларов, то государство станет владельцем "Юганска". Тогда станет окончательно ясно, что эти астрономические суммы просто перекладываются из одного государственного кармана в другой.

Ян Рунов: Это был Маршалл Голдман, содиректор Центра российских и азиатских исследований при Гарвардском университете.

XS
SM
MD
LG