Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Идея перераспределения "природной ренты" и ее возможные экономические последствия


Программу ведет Владимир Бабурин. Над темой работал экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Владимир Бабурин: Предложения об увеличении налоговых изъятий у предприятий сырьевого сектора стали особенно популярны перед парламентскими выборами - различные политические партии обещают таким образом профинансировать выполнение своих обещаний. Лишь отдельные эксперты предупреждают, что подобная реформа затормозит рост экономики страны. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Расследование дел акционеров нефтяной компании "ЮКОС", а также приближающиеся парламентские выборы вызвали новый всплеск разговоров о справедливости налогообложения предприятий сырьевого сектора. Многочисленные политики утверждают, что сверхдоходы, которые сегодня получают, прежде всего, нефтяники, можно использовать с большей для страны пользой. Отсюда рождаются предвыборные обещания о резком увеличении заработной платы, стипендий, пособий и прочих социальных выплат. Надо лишь увеличить налоговые поступления от сырьевой отрасли и все свои проблемы Россия решит.

Дальше всех в пропаганде подобных идей продвинулся лидер избирательного блока "Родина" Сергей Глазьев. Он предлагает за счет нефтяного сектора добиться чуть ли не удвоения доходов государственной казны. Политические оппоненты Глазьева указывают на нестыковки в его расчетах - нынешний федеральный бюджет оценивается в сто миллиардов долларов, тогда как уровень дополнительных налоговых изъятий, по версии Глазьева, должен составить около восемнадцати миллиардов. Говорит один из лидеров "Союза правых сил", председатель правления РАО ЕЭС России Анатолий Чубайс:

Анатолий Чубайс: Первое, что выясняется - что, естественно, никакого удвоения бюджета получить невозможно. Это раз. Значит, соответственно, все рассказы про денежное довольствие, про матерей, детей, сирот, инвалидов, беременных женщин - они так на минуточку отложены. Это в расходной части. А в доходной - если эти самые 17 миллиардов изъять у российского нефтяного сектора, это примерно трехгодовая чистая прибыль этого сектора. В реальности это означает, что ты на этом закрыл свой нефтяной сектор, завершил деятельность в этом направлении, она блестяще закончена, вместе с этой деятельностью закончено и формирование российского бюджета и России как государства.

Иван Трефилов: Но правые и сами не прочь заставить нефтяные компании поделиться своими сверхдоходами. Расчеты, сделанные экспертами Института экономики переходного периода, показывают, что у них вполне можно дополнительно изъять от трех до четырех миллиардов долларов. Больше нельзя – иначе, как утверждает научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, у предприятий отрасли не останется финансовых ресурсов для развития собственных производств:

Евгений Ясин: Нефть, в отличие от журавля в небе, конкурентоспособный продукт, который мы продаем уже сейчас. Мы сможем его продавать при возможном потенциальном снижении цен на нефть в том случае, если мы будем внедрять современные технологии добычи, если мы сможем научиться вытаскивать то, что мы раньше загубили в недрах, и тогда у нас есть шанс. Мы должны резко снизить издержки добычи и транспортировки нефти так, чтобы быть конкурентоспособными при худших климатических условиях и колоссальных расстояниях.

Иван Трефилов: Идею увеличения налогообложения нефтяного сектора поддерживают и в российском правительстве. Однако, точных расчетов чиновники пока не приводят. Тем более, что до сих пор в споре не участвует президент Владимир Путин. Возможно, что он прислушается к мнению своего экономического советника Андрея Илларионова – в этом случае руководители нефтяных компаний могут работать спокойно:

Андрей Илларионов: Нет ничего более нелепого и вредного для российской экономики и для российской экономической политики, чем попытки увеличивать налогообложение одних отраслей, изымать средства из эффективно работающих отраслей, а средства могут изыматься только из эффективно работающих отраслей, и перераспределять эти средства в другие отрасли, которые по определению являются менее эффективными. В случае успеха такого проекта общая эффективность российской экономики, естественно, снижается, а искажения в ней увеличиваются.

Иван Трефилов: Сможет ли Илларионов убедить своего начальника в том, что менять ставки налогов для сырьевого сектора сейчас не следует, прогнозировать трудно. В Государственной думе существует несколько законодательных инициатив на эту тему – их судьба напрямую зависит от мнения президента. Но Андрей Илларионов говорит, что такое единодушие разных политических сил уже становится опасным для страны:

Андрей Илларионов: Поразительно, что практически все представители политических групп и политических течений поддержали эту идею, хотя оценки того, какой объем ренты можно перераспределять, различаются. Тем не менее, все или почти все под этой идеей, по сути дела, подписались, что свидетельствуют об очень опасном развитии в экономических идеях, экономической идеологии и вообще идеологии в нашей стране.

Иван Трефилов: Впрочем, экономический советник президента как никто другой заинтересован в том, чтобы российский нефтяной бизнес сегодня оставили в покое. Илларионов считается автором идеи об удвоении в ближайшее десятилетие объемов валового внутреннего продукта страны. Статистика же показывает, что рост экономики сейчас происходит исключительно за счет сырьевого экспорта.

XS
SM
MD
LG