Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономические итоги 2003-го года в России


Программу ведет Арслан Саидов. Над темой работал экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Арслан Саидов: Правительство России считает, что в 2003-м году экономика страны развивалась достаточно успешно – об этом свидетельствуют оценки правительства страны. Однако, по мнению экспертов, высокие показатели роста были достигнуты не за счет проведения структурных реформ, а за счет благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Рассказывает экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Российское правительство подвело итоги социально-экономического развития страны в уходящем году. Премьер Михаил Касьянов, что бывает чрезвычайно редко, даже собрал журналистов, чтобы поделиться с ними достижениями федеральной исполнительной власти. Встреча Касьянова с прессой состоялась без участия журналистов Радио Свобода. Пресс-служба правительства аккуратно приняла заявку на аккредитацию, но в список приглашенных корреспондента включить, по непонятным причинам, забыла.

Итоги развития российской экономики оказались достаточно предсказуемыми. Рост валового внутреннего продукта по оптимистическим оценкам достигнет семи процентов. Поэтому Касьянов считает, что этот год можно признать одним из самых успешных за все двенадцать лет современных российских реформ. Однако, по словам экономического советника президента Андрея Илларионова, такие высокие показатели еще ни о чем не говорят.

Андрей Илларионов: Вот уже четыре года наш экономический рост является неустойчивым, является рваным. Наряду с периодами роста, наряду с периодами достаточно приличного роста, у нас на несколько месяцев, иногда на полгода, наступают периоды стагнации, или даже сокращения производства. Наиболее важный фактор, который следует иметь в виду, это за счет чего происходит рост российского валового продукта. Поскольку показатели роста ВВП в этом году ожидается на уровне как минимум 6,5%, то они увеличились примерно на 2,2 процентного пункта по сравнению с темпом роста в прошлом году, когда соответствующие темпы составили 4,3%. Однако в то же самое время российская экономика в 2003-м году получила дополнительных финансовых ресурсов от изменения цен на товары российского экспорта-импорта на сумму, эквивалентную 4% валового внутреннего продукта, то есть дополнительные средства получены исключительно за счет изменения внешнеэкономической конъюнктуры.

Иван Трефилов: Рассказывая об успехах властей, премьер отказался комментировать события вокруг "ЮКОСа". Практически все эксперты сегодня говорят о том, что преследование акционеров крупной нефтяной компании замедлит приток инвестиций в страну, что, без сомнения, приведет к замедлению в будущем темпов экономического роста. Впрочем, как считает директор Института экономики переходного периода Егор Гайдар, даже такие потрясения не вернут страну к началу экономических реформ.

Егор Гайдар: Политические проблемы, которые возникли на протяжении последних месяцев, создают очень серьезные вызовы экономическому росту. Но это вызовы другого этапа. То, что пыталось сделать политическое руководство и правительство в последние годы, оно пыталось создать базу перехода от восстановительного роста к росту, основанному на частных инвестициях. Набор тенденций последнего года - резкий рост инвестиций, ускорение экономического роста, резкий рост производства машиностроения, рост импорта машиностроительной продукции - все это показывало, что эти меры начали работать. Этот процесс можно остановить, но вы обратно к реалиям переходного периода, когда, скажем, у вас были ресурсы восстановительного роста, не вернетесь.

Иван Трефилов: В свою очередь руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин настроен более пессимистично. В действиях правоохранительных органов против "ЮКОСа" он видит проявление осознанной политики нынешних российских властей.

Евгений Ясин: Завершение переходного периода должно пониматься, как завершение переходного периода от социалистической плановой к рыночной экономике. Он завершен, теперь другие проблемы. И мы должны понимать, что та экономика, которая возникла в России, она является рыночной, но не является эффективной. Институционально эта экономика крайне незрелая. Мне кажется, что в сложившейся ситуации незрелость экономики во многом обусловлена отсталостью политических институтов. Мы перешли от фазы трансформационного кризиса к фазе стабилизации, политической стабилизации, это произошло еще в 2000-м году. Но политическая стабилизация еще в значительной степени достигалась за счет ограничения тех прав и свобод, которые проистекают или необходимы в условиях демократического государства.

Иван Трефилов: Однако угрозы, подобные возможному уменьшению инвестиционной привлекательности страны, правительство сегодня, похоже, не слишком волнуют. Цены на нефть высоки, сверхдоходы государственной казны власти дают возможность откладывать на черный день. В следующем году в бюджете появляется стабилизационный фонд, средства которого правительство сможет использовать в случае каких-либо финансовых потрясений. Но, как утверждает президентский советник Андрей Илларионов, принятая концепция не является слишком удачной.

Андрей Илларионов: В нынешнем документе предполагается, что средства стабилизационного фонда могут быть использованы, прежде всего, на покрытие дефицита бюджета, возникающего в том случае, если цена на нефть опускается ниже цены отсечения. На самом деле, надо было бы направлять средства стабилизационного фонда не на покрытие дефицита бюджета, потому что эти средства идут внутрь страны и, следовательно, давление, в том числе на реальный валютный курс, продолжает сохраняться. Эти средства надо было бы направлять на расходы за пределами страны и, прежде всего, на погашение внешнего долга. Такие расходы в принципе не исключены, согласно действующей концепции стабилизационного фонда, но они могут быть осуществлены только тогда, когда объем средств в фонде превысит 500 миллиардов рублей. Я не вижу смысла, зачем следует накапливать гигантскую величину порядка 16-17 миллиардов долларов на счетах стабилизационного фонда, получать по этим средствам какой-то незначительный процент, если вообще его получать, в то время как по нашим обязательствам мы вынуждены платить и 7, и 8, и 9, и 12% годовых. Гораздо более эффективным было бы использовать эти средства для погашения дорогих и наиболее дорогих обязательств.

Иван Трефилов: Массовый приход в Россию иностранной валюты создает еще одну угрозу финансовой стабильности. Центральный банк сейчас вынужден выбирать – либо бороться с укреплением рубля, что выгодно, прежде всего, экспортерам, либо отказаться от этой идеи и обесценить традиционные долларовые сбережения российских граждан. Говорит заместитель генерального директора компании "Русский Алюминий" Александр Лившиц.

Александр Лившиц: Идет чудовищный поток валюты из-за хорошего платежного баланса. Не только из-за цен на нефть, между прочим. После получения кредитного рейтинга все ринулись занимать покуда дешево, все тащат в Россию, все меняют на рубли. Совершенно ясно, что любое увеличение резервов Центрального банка арифметически равно объему валюты, которая никому больше не нужна. Если бы он была нужна, Центральный банк ее бы не покупал по этому курсу. Вот такой процесс. Совершенно ясно, что это давление на доллар, давление вверх на рубль и все зависело от Центрального банка - либо он поддерживает доллар и тормозит укрепление реального курса рубля, либо он говорит "до свидания, вам привет". Я думаю, что выбор был очень простой: за что начальство больнее бьет, то делают живее. Что будет с экономикой от роста рубля? Кто знает, если компания провалится из-за рубля ли, из-за собственной дури, а вот инфляция - это цифра. Если инфляцию не выдержите, мы вам всем накостыляем по голове.

Иван Трефилов: Успехами же в проведении структурных реформ по итогам года правительство, похоже, похвастаться явно не может. После долгих споров начались таки преобразования в РАО ЕЭС России и на железнодорожном транспорте. В то же время план модернизации еще одной монополии – Газпрома – до сих пор не согласован. Более того, даже те реформы, которые, как уверяют, власти, уже идут, приносят совсем не те результаты, которые от них ждали. Сейчас российским гражданам предлагают выбирать способ управления их пенсионными накоплениями – первый заместитель министра экономического развития Михаил Дмитриев сетует, что население в большинстве своем абсолютно не понимает, чего от него хотят:

Михаил Дмитриев: Если граждане не будут принимать решения о выборе негосударственных управляющих компаний, о переходе в негосударственные пенсионные фонды, то наша накопительная система не будет, в конечном счете, эффективной, все деньги будут вложены одной-единственной нерыночной государственной компанией только в денежные обязательства Российской Федерации. По сути такая "накопительная" пенсионная система мало бы отличалась от существующей распределительной системы, так или иначе, все деньги вкладывались бы в государственный долг. В принципе мы исходили из того, что средний гражданин со средней зарплатой будет, в конечном счете, вести себя рационально. Он будет смотреть, где можно получить больший инвестиционный доход на свои пенсионные накопления и будет стараться перевести эти накопления туда, где они быстрее прирастают. Вот на это, собственно, и рассчитана новая пенсионная система. Если это рациональное поведение или ожидание такого рационального поведения не сработает, конечно, в нашей системе будут проблемы.

Иван Трефилов: К концу году российские власти придумали еще один способ, как быстро ускорить темпы экономического роста, о чем неоднократно говорил президент Владимир Путин. Чиновники утверждают, что экономическому развитию страны может помочь малый и средний бизнес. Однако и эта реформа вперед не движется – поправки в законодательство, которые должны ослабить давление бюрократических структур на предпринимателей, на бумаге уже приняты. Однако, как показывает статистика, разного рода проверок малых и средних предприятий со стороны регулирующих органов стало еще больше.

XS
SM
MD
LG