Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в России не удается наказывать виновных в преднамеренном банкротстве предприятий?


Программу ведет Иван Толстой. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и корреспондент РС Алекс Немиров и Наталья Гузева.

Иван Толстой: Российские власти настаивают на ужесточении ответственности за преднамеренные банкротства предприятий - соответствующие поправки в Уголовный кодекс подготовило министерство экономического развития. Однако, по мнению специалистов, доказать факты таких злоупотреблений следователям будет чрезвычайно сложно. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Обновленное российское законодательство о банкротстве вступило в действие год назад. Сегодня органы федеральной службы по финансовому оздоровлению ведут более шестидесяти тысяч подобных дел - из них только треть связана с реально существующими производствами. Как говорит руководитель службы Татьяна Трефилова, теперь власти не считают главной своей задачей возврат накопившихся долгов:

Татьяна Трефилова: Государственная политика по банкротству должна быть, и она заключается в том, чтобы было финансовое оздоровление было восстановление платежеспособности, чтобы все стремились к восстановлению собственно бизнеса и, естественно, сохранению рабочих мест.

Иван Трефилов: Примеры удачного финансового оздоровления крупных предприятий в России существуют. С помощью внешнего управления погашены долги и сохранен основной бизнес Орско-Халиловского металлургического и Коршуновского горно-обогатительного комбинатов. Еще одной крупной удачей федеральные чиновники считают реструктуризацию Кузнецкого металлургического комбината. Из Кемерово передает Наталья Гузева:

Наталья Гузева: История превращения Кузнецкого меткомбината в Новокузнецкий началась в июне 1998-го года, когда Арбитражный суд Кемеровской области возбудил производство по делу о признании банкротом ОАО "Кузнецкий металлургический комбинат". На предприятии вводится внешнее управление сроком на год и к управлению предприятием приходит "Миком". В ноябре 1999-го года управляющей компаний становится "Евразхолдинг". В прошлом году конкурсный управляющий КМК Юрий Зверев принимает решение поделить комбинат на 9 дочерних предприятий. Желающих стать собственниками новых предприятий было, мягко говоря, немного. К январю текущего года структуры, близкие к "Евразхолдингу", выкупили только самые привлекательные объекты КМК: ООО "Рельсы КМК" и коммерческий центр. КМК и дочерние предприятия продавались единым лотом с КМК "Энерго", который вошел в состав компании "Металлэнергофинанс", также представляющей интерес для "Евразхоллдинга". Владельцем остальных дочерних предприятий тоже, так или иначе, стал "Евразхолдинг". В мае сего года эта компания оформила лицензию на новое предприятие - "Новокузнецкий металлургический комбинат". Но работать под новым именем КМК стал только с октября.

Сейчас комбинат ориентирован главным образом на выпуск стали и товарного проката. За 11 месяцев этого года предприятие отгрузило в адрес общества "Российские железные дороги" 570 тысяч тонн рельсов и рельсовых скреплений. Судьба же остальных дочерних компаний складывается по-разному. Например, ООО "Сибирские товары" в середине года столкнулось с проблемой: военные разорвали с предприятием контракт на поставку армейских кроватей. Сейчас "Сибирские товары" пытаются выступить в качестве производителя мебели. Другое дочернее предприятие КМК – автотранспортное - приступило к гарантийному обслуживанию автомобилей Горьковского автомобильного завода. Но пока делать какие-либо выводы о жизнеспособности непрофильных дочерних предприятий очень рано, так же, как не стоит говорить и о благоприятной социальной обстановке. Если еще несколько лет назад на КМК работало 33 тысячи человек, то к июню, по официальным данным, оставалось 28 тысяч. Если учесть, что в среднем сокращение людей в металлургической отрасли Кузбасса составляет порядка 4 тысяч человек в год, то можно предположить, что сокращения продолжатся, в том числе и на КМК.

Иван Трефилов: Казалось бы, аналогичная ситуация была и на Тобольском нефтехимическом комбинате. Предприятие накапливало долги, а кредиторы требовали начала процедуры банкротства. Как рассказывает наш корреспондент в Тюменской области Алекс Немиров, сейчас нефтехимическое производство в Тобольске работает стабильно:

Алекс Немиров: Тобольский нефтехимический комбинат, созданный в 1974-м году, мог бы готовиться к юбилею, если бы его не ликвидировали. 11 октября 2001-го года Арбитражный суд Тюменской области признал ТНК банкротом. С иском о финансовой несостоятельности градообразующего предприятия обратилась фирма-огнеупорщик. Ей по договору подряда комбинат задолжал около 2 миллионов рублей. На суде выяснилось, что кредиторами нефтехимкомбината являются 583 предприятия, а сумма финансовых претензий вылилась под миллиард рублей. Конкурсным управляющим был назначен Петр Дорош. По его мнению, кризис был вызван переходом на рыночные рельсы:

Петр Дорош: Комбинат - это производство, которое строилось еще в той системе. На него взваливались все непрофильные производства: детские садики, школы, дороги, дома отдыха, когда у нас в 1998-м году, с одной стороны, кризис финансовый, а с другой пошли бурно развиваться рыночные отношения, вот этот груз он был для нефтехимического комбината неподъемным.

Алекс Немиров: Несколько тысяч работников нефтехимической отрасли испытали шок от перспективы потерять работу в провинциальном городе. Любопытно, что до банкротства основные мощности Тобольского нефтехимкомбината были переданы акционерному обществу "Сибур Тюмень", входящему в российский холдинг "Сибур". Так что, под процедуру банкротства попало предприятие, которое уже не занималось нефтехимией. Спустя два года, осенью 2003-го, процедура банкротства Тобольского нефтехимкомбината практически завершилась. Непрофильные предприятия, например, кирпичный и керозитовый заводы были проданы. Как рассказал генеральный директор общества "Тобольский нефтехим" Петр Вальковский, за полгода переработка углеводородного сырья здесь увеличилась на 70 тысяч тонн. По словам профсоюзного лидера нефтехимиков Абузара Зиятова, рабочие получают зарплату вовремя, руководство комбината в ближайшее время намерено поднять ее до 10 тысяч рублей. Петр Дорош добавил:

Петр Дорош: Мы приступили к погашению четвертой очереди. На данный момент как бы 50 процентов из ста погашаем, 90 миллионов, и есть у меня уверенность, что в январе-феврале мы проплатим все остальные долги.

Алекс Немиров: Кроме того, владельцы акций обанкротившегося Тобольского нефтехимического комбината получат денежную компенсацию, правда, в небольшом размере и далеко не все.

Иван Трефилов: Однако, эксперты подозревают, что банкротство Тобольского нефтехимкомбината было преднамеренным. Руководитель федеральной службы по финансовому оздоровлению Татьяна Трефилова говорит, что еще до введения внешнего управления предприятие сознательно лишилось всех основных активов:

Татьяна Трефилова: Тобольский нефтехимический комбинат – вот он дал гарантию в Министерство финансов России за возврат долгов его дочерним предприятием СП "Совбутэтал". За счет Минфина для "Совбутэтала" закупили оборудование за 109 миллионов евро, после чего весь Тобольский комбинат, активы всего комбината, за исключением непрофильных - гостиницы и кое-чего еще, были переведены в другой комбинат, новый НХК "Тобольскнефтехим", практически без оплаты. А на том предприятии началось банкротство. Мы поняли, что у нас осталась гостиница, кое-какие акции и 109 миллионов евро долга перед государством.

Иван Трефилов: Проблему преднамеренных банкротств, с помощью которых собственники или менеджеры производств уклоняются от возврата долгов, российские власти пока решить не могут – за всю современную историю России только один руководитель предприятия за это был осужден. Сейчас Министерство экономического развития предлагает ужесточить уголовную ответственность. Однако, по мнению специалистов, количество дел, доведенных до приговора, вряд ли от этого увеличится – доказать факт сознательного банкротства сегодня практически невозможно.

XS
SM
MD
LG