Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ВТО сочла незаконными американские пошлины на импортную сталь


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов и Иван Воронцов и американский экономист, профессор Стенфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам.

Андрей Шарый: Всемирная Торговая Организация сочла усилия президента Буша по защите стальной промышленности США противоречащими международному торговому законодательству. Решение ВТО открывает путь для наказания Соединенных Штатов на миллиарды долларов, начиная уже со следующего месяца. Наказание может выразиться в том, что на американскую продукцию в разных странах мира будут наложены огромные таможенные тарифы. Какова американская позиция в этом вопросе? Слово нашему нью-йоркскому корреспонденту Яну Рунову.

Ян Рунов: Для США вопрос о тарифах – не только внешнеэкономический, но и внутриполитический. В марте 2002-го года администрация Буша установила повышенные тарифы на ввозимую из-за границы сталь отдельных марок и стальные изделия, чтобы поддержать американскую сталелитейную промышленность, не выдерживавшую конкуренцию с более дешевой импортируемой продукцией. Администрация опасалась, что в результате в этой отрасли возрастет безработица, и президент Буш потеряет политическую поддержку в таких рабочих штатах, как Пенсильвания и Огайо. Вот почему на некоторые виды импортной продукции пошлины были увеличены на 30%. Повышенные тарифы были введены сроком на три года, чтобы дать производителям стали время на реструктуризацию. Теперь, после того как Всемирная Торговая Организация подтвердила свое июльское решение о незаконности повышения американских тарифов на импортную сталь, администрация Буша оказалась в сложном положении: до президентских выборов осталось меньше года, экономика в США только-только начала возрождаться после затяжной рецессии. В этой ситуации отменять тарифы, как того требует ВТО, нельзя, ибо меньше всего администрации нужно сейчас потерять поддержку профсоюза металлургов и лишиться финансовой помощи компаний-производителей стали. Но к тем же результатам, правда, ощутимым позднее, может привести повышение тарифов на американский экспорт почти во всем мире. Ныне существующие таможенные пошлины будут увеличены от 8% до 30%. Причем, жертвами возмездия могут стать не только американские изделия из металла, но текстильные изделия, видеоигры, консервы, мотоциклы "Харлей Дэвидсон" и цитрусовые из Флориды. Эти американские товары станут из-за таможенных тарифов настолько дороги, что за границей их продажа может резко сократиться, что нанесет колоссальный удар по промышленному сектору США.

Все это учитывает сейчас администрация Буша в поисках выхода из кризиса. "Мы не согласны с решением ВТО, но изучаем полученные документы и рассматриваем различные варианты", - сказал Ричард Миллс, пресс-атташе Роберта Зеллика - торгового представителя США. Эксперты предполагают, что президент Буш может предложить компромиссный ход: оставив в силе закон о повышении тарифов до окончания его срока в марте 2005-го года, ввести в него исключения для целого ряда импортных стальных изделий. Соединенные Штаты всегда подчеркивали, что необходимо уважать решения ВТО – организации, для создания которой Белый Дом приложил в свое время немало сил. На отмене тарифов настаивают не только Европейский Союз и многие страны Азии, но и промышленный сектор США. Но производители стали продолжают оказывать на Вашингтон давление с тем, чтобы администрация не отказывалась от защиты своей сталелитейной промышленности. По вопросу тарифов мнение в Конгрессе тоже разделилось, но скорее по географическим, чем по партийным признакам. Представители Огайо, Западной Вирджинии, Пенсильвании - за продолжение действия тарифов. А законодатели из штатов, где производятся автомобильные части, станки, инструменты – за их отмену. В политически трудном положении оказался брат президента Джеб Буш, губернатор Флориды, где под ударом может оказаться экспорт цитрусовых. Губернатор с одной стороны поддерживает решение президента и республиканской администрации, но с другой – благосостояние его штата зависит от доходов, приносимых продажей цитрусовых. Однако положение президента в этом вопросе сейчас хуже губернаторского.

Андрей Шарый: Теперь взгляд на проблему с другой стороны Атлантики. В нынешнем торговом споре ЕС занял довольно жесткую позицию. В чем ее суть? Рассказывает Иван Воронцов:

Иван Воронцов: ЕС рассматривает свои меры как адекватную реакцию на недопустимую протекционистскую политику Соединенных Штатов. Под угрозой пошлин на все ввозимые американские товары Евросоюз хочет добиться от США изменения налогового законодательства. Сейчас американские законы позволяют экспортерам заключать сделки через так называемые "Foreign Sales Corporations", то есть, зарегистрированные в оффшорных зонах компании, благодаря чему они платят на 30 процентов меньше налогов, чем при продаже товаров непосредственно в Америке и, соответственно, могут предлагать их на мировом рынке по более низким ценам. Всего, таким образом, американские компании экономят до 3,5 миллиардов долларов в год. Правда, стоит отметить, что этой уловкой пользуются и находящиеся в США дочерние фирмы европейских компаний.

Другая претензия ЕС к США: введенные в 2002-м году 30-процентные пошлины на импортную сталь. ЕС, с позицией которого согласилась ВТО, не признал аргументы Соединенных Штатов о том, что эти пошлины были необходимы для спасения национальной сталелитейной отрасли. (В таких случаях правила организации допускают в порядке исключения вводить импортные пошлины). Наконец, европейские политики недовольны тем, что американцы стараются вытеснять европейских производителей оружия с рынков в третьих странах и добиваются снятия Европой каких-либо ограничений на импорт мяса откормленного с использованием гормональных добавок американского скота и генетически измененных продуктов.

ВТО, с жалобой в которую обратился ЕС, признала за ним право ввести пошлины на общую сумму в 4 миллиарда долларов. Евросоюз намерен начать облагать американские товары пошлинами с 1 марта 2004-го года. Европейские политики говорят о том, что они проявляют терпеливость и дают американцам последний шанс изменить свое законодательство. Однако, слабым местом позиции европейцев остается мясо и генетически измененные продукты. США еще с 1998-го года добиваются от ЕС отмены моратория на их импорт из Соединенных Штатов. Сейчас часть стран Евросоюза готовы открыть свой рынок для этих продуктов, другие - нет. По мнению экспертов, очевидно, что США не согласятся с требованием европейцев о допуске их в продажу со специальной маркировкой, так как таковая, понятное дело, будет отпугивать покупателей. Европейские защитники окружающей среды, как и большинство журналистов, и многие политики, мотивируют свое неприятие американских продуктов необходимостью защиты здоровья граждан, которому мясо получавшего гормональные ускорители роста скота и генетически измененная соя или помидоры, якобы, грозят непредсказуемыми и чудовищными последствиями. Однако до сих пор учеными не зафиксировано ни одного доказанного и бесспорного случая таковых последствий, споры продолжаются. По мнению ряда экспертов, за всей экологической риторикой стоит стремление ЕС защитить собственных производителей сельхозпродукции, получающих колоссальные субсидии.

Ряд экспертов говорит о том, что эскалация торгового противостояния и попытки оказать давление на США могут ударить бумерангом по интересам самой Европы, так как они только усилят позиции американских протекционистов.

Андрей Шарый: Сейчас на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода по телефону из Лос-Анджелеса известный американский экономист, профессор Стенфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам. Господин профессор, что подсказывает вам опыт исследователя мировой экономики? Американская администрация пойдет на компромисс или опасность штрафов неминуема, и стальная война будет продолжена?

Михаил Бернштам: Это политический вопрос, и предсказывать я не берусь. Во всяком случае, ситуация такова, что за исключением очень небольших групп производителей стали в Америке эти тарифы уже никому не нужны, от них страдает автомобильная промышленность и другие отрасли, использующие сталь. Стальной промышленности эти тарифы особенно не помогли, потому что все равно цена на сталь в Америке сначала немного поднялась, после тарифов, с 300 до 400 долларов за тонну, а сейчас снова упала до 300 долларов за тонну. Мировой спрос на сталь очень сильно растет, благодаря быстрому, ускоренному развитию промышленности в Китае, на 5-6 процентов в год. Следовательно, американская промышленность может экспортировать сталь в Китай. То есть, реально эти тарифы не нужны, и надеюсь, что американской администрации хватит мудрости признать решение ВТО и отменить это.

Андрей Шарый: Господин профессор, вы считаете, это внеэкономическая плоскость проблемы, и в свое время пошлины, протекционистские меры, которые ввела американская администрация, были вызваны скорее политическими причинами?

Михаил Бернштам: Экономических причин и экономических соображений абсолютно никаких нет. Если администрация хочет помочь работникам сталелитейной промышленности, то им можно помогать напрямую такими простыми мерами, как гарантировать государственным страхованием их пенсионные фонды, их медицинское страхование, на случай банкротства компании. Простая мера, и никакого отношения к тарифам она не имеет. Но дело в том, что в администрации сидят политики, которые считают, сколько избирателей в штатах Огайо, Пенсильвания, Западная Вирджиния и Мичиган, в которых развитая сталелитейная промышленность. Они видят, что там сторонники тарифов, и, ввиду предстоящих выборов, стараются завоевать эти голоса, но сейчас они уже сообразили, что в том же штате Мичиган и других штатах сидят избиратели, которые трудятся в отраслях, использующих сталь. Скажем, очень сильно пострадали производители стиральных и сушильных машин. Это все тоже учитывается. Получается, что одного избирателя они получили, другого потеряли. Шило на мыло, как говорят в России.

Андрей Шарый: Господин профессор можно ли сделать вывод из всей этой истории, что пора протекционизма как инструмента в экономическом развитии миновала?

Михаил Бернштам: Совершенно правильно. Время протекционизма миновало. Это как бы агония. В Америке или где-то еще происходят попытки изменить существующее положение вещей, но сейчас идет тенденция к глобализации мировой промышленности, и так все по технологической цепочке взаимосвязано, что уже невозможно мерами протекционизма даже и помочь никому, одному поможешь - сосед пострадает. Да, вы очень точно сказали, время протекционизма прошло.

XS
SM
MD
LG