Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приостановка слияния "ЮКОСа" и "Сибнефти"


Программу ведет Арслан Саидов. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и аналитик инвестиционной компании "Проспект" Дмитрий Царегородцев.

Арслан Саидов: Нефтяные компании "ЮКОС" и "Сибнефть" приостанавливают процесс слияния по взаимной договоренности акционеров. Однако такое заявление представителей "Сибнефти" оказалось неожиданным для возможных партнеров по бизнесу. Эксперты предполагают, что эта сделка в ближайшем будущем окончательно расстроится. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Сообщения о приостановке сделки оказались сенсацией для российского рынка. В пятницу собрание акционеров "ЮКОСа" должно было сформировать совет директоров объединенного бизнеса. После этого можно было считать, что слияние юридически завершено. Однако довести дело до логического конца помешало заявление, сделанное по инициативе "Сибнефти" – стороны по взаимной договоренности основных акционеров приостанавливают процесс.

В "ЮКОСе" эту информацию тут же фактически опровергли. Один из крупных акционеров компании Леонид Невзлин сообщил, что ничего не знает о таких соглашениях. Менеджеры "ЮКОСа" также с удивлением узнали о позиции партнеров. Председатель правления Семен Кукес сказал, что все процессы по слиянию идут в соответствии с планом. Насколько его слова проясняют ситуацию – говорит аналитик инвестиционной компании "Проспект" Дмитрий Царегородцев:

Дмитрий Царегородцев: Роль Кукеса мне не очень понятна и непонятна, по-моему, никому. Он очень хороший менеджер, но есть большие сомнения в том, что он выражает в полной мере волю прежних акционеров, то есть и нынешних, тех, кто раньше де-факто рулил компанией, то есть группы "Менатеп". Такое ощущение, что если это не просто ставленник правительства, то, по крайней мере, компромиссная фигура, которая будет мягенько-мягенько вуалировать действительно де-факто происходящее перераспределение "ЮКОСа" в другие руки и превращать это в такие прекрасно-розовые формулировки для фондового рынка, для партнеров, для инвесторов. Фактически он станет прекрасной ширмой для ужасного передела очередного.

Иван Трефилов: Существуют мнения, что после ареста части акций "ЮКОСа" объединение компаний не выгодно ни той, ни другой стороне. Сегодня даже говорят о том, что подконтрольная Роману Абрамовичу "Сибнефть" могла взять под свое управление весь объединенный бизнес. Вы готовы согласиться с такой версией?

Дмитрий Царегородцев: В прессе циркулировала такая версия, что как бы мы не заметили происходящую на наших глазах гигантскую аферу, в итоге которой "Мюлхауз Капитал" просто получил контроль над "ЮКОСом". "Мюлхауз Капитал", следовательно, Роман Абрамович, получил бы контроль над "ЮКОСом" и просто-напросто выдавил бы из управления всех представителей прошлых акционеров. Как вы знаете, вывод активов или любого рода реорганизация компании в нашей среде это небольшая проблема. Важно захватить контроль. И то, что собрание акционеров "ЮКОСа" отказалось утверждать новый состав совета директоров, не стало менять устав, навевает на очень мрачные размышления. Тут речь даже не о том, что правительство помешало сделке, хотя это тоже одна из версий, что давление на Ходорковского, на его партнеров именно заключалось в том, чтобы приостановить создание этой крупной компании, чтобы не было этого гиганта, который бы давил на правительство и был бы явным лидером в отрасли.

Иван Трефилов: Представители "Сибнефти" объясняют приостановку процесса слияния техническими трудностями – что за этим может стоять, и выгодно ли им вообще в нынешней ситуации соглашаться на объединение?

Дмитрий Царегородцев: "Сибнефть" получила негативный результат от слияния: после того, как на "ЮКОС" начались нападки, ей понизили кредитный рейтинг. Соответственно, для нее заемные ресурсы стали дороже. Она очень сильно зависима от ставок на кредитные обязательства, и она постоянно ведет их финансирование. Если у вас понижается рейтинг, то процентная ставка растет, и вы привыкли к деньгам относительно дешевым, потому что компания хорошо структурированная, прозрачная, последовательная и финансово-эффективная, и вдруг для вас этот ресурс становится дороже, грубо говоря, ломается бизнес-план, бизнес не так эффективен становится, не так выгоден. Это первое. Второе: не совсем понятно, хорошим ли "ЮКОС" стал партнером после того, как он сам не может привлекать средства. Он уже потратился на выкуп 20 процентов у "Мюлхауз Капитала", затем он выплатил дивиденды крупные, в результате у компании объем запасенных денежных средств сильно сократился, кредиты новые не дают, синдицированный займ расторгнут, еврооблигации она опять же не может выпустить по причине падения кредитного рейтинга, стало быть, как инвестиционный мешок "ЮКОС" уже не годится в напарники. Гипотетически Роман Абрамович шел на партнерство с "ЮКОСом" как на осмысленный шаг для развития бизнеса. Компания "Сибнефть" по сравнению с "ЮКОСом" достаточно небольшая, и если она хочет и дальше динамично развиваться, то ей нужно привлечь крупного партнера для того, чтобы, к примеру, эффективно развивать приобретенную "Славнефть", для того, чтобы участвовать в конкурсе на месторождения Восточной Сибири, для того, чтобы инвестировать в программу капвложений, чтобы идти за рубеж. В одиночку все это сделать невозможно. С таким партнером как "ЮКОС" тогда можно было. А сейчас? Отвечает ли "ЮКОС" положительно на эти вопросы? Мое мнение - нет. Даже за рубежом его уже не будут воспринимать как надежного партнера. Как можно допускать к приватизационному аукциону или конкурсу компанию, которая вот-вот может быть национализирована или прекратит свое существование?

Иван Трефилов: На рынке существуют предположения, что акционеры "Сибнефти" нашли за рубежом компанию, которая вместо "ЮКОСа" могла бы купить часть ее активов. Насколько это возможно в сегодняшней ситуации?

Дмитрий Царегородцев: Помните, в мультфильме про Простоквашино была такая фраза: "чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное". Пакет уже имеют владельцы. Самое непонятное во всей истории - как юридически отмотать назад, что называется, сделку, которая была столь непросто структурирована. "ЮКОС" же делал допэмииссии, выкупал акции с рынка, сделал большой платеж денежный, по цене высшей, чем были выкуплены остальные акции, то есть, он провел целый ряд процедур. Они привели, как собирались, к общему знаменателю уровень задолженности. Условно говоря, сделка в какой-то момент стала практически необратимой. Сейчас ее расторжение и развод будут очень непростые. Это не ситуации с "ЮКСИ" - прошлым опытом объединения. Потому что с "ЮКСИ" было на уровне - поговорили, разошлись, компании сделали самые простейшие шаги навстречу друг другу, и потом, даже еще не начиная никаких практических шагов по объединению, взяли и приостановили его. А здесь-то уже очень многое сделано. Уже точка невозврата пройдена.

Иван Трефилов: Неожиданные сообщения о приостановке слияния вызвали панику на российском фондовом рынке. Ценные бумаги "ЮКОСа" подешевели более чем на десять процентов, упала стоимость акций и других ведущих компаний страны. К концу торгов игроки немного успокоились – теперь они ждут новых разъяснений от акционеров нефтяных компаний.

XS
SM
MD
LG