Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы малого бизнеса Санкт-Петербурга

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие заместитель председателя совета Санкт-Петербургского регионального отделения общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Александр Мишин.

Ольга Писпанен: В начале давайте послушаем репортаж на тему, которую сегодня будем обсуждать. Перед законодательным собранием Петербурга накануне утром представители малого бизнеса провели пикет против решения правительства города убрать ларьки с остановок общественного транспорта.

Татьяна Вольтская: По данным комитета экономического развития сегодня в Петербурге около 20 тысяч субъектов малого предпринимательства, в которых работает 1 миллион человек - 42 процента трудоспособного населения города. Доля малого бизнеса в общем объеме выпуска товаров, работ и услуг составляет 20 процентов, доля налоговых поступлений - 25 процентов. Правительство Петербурга только что обсудило концепцию развития малого бизнеса, приняло программу на 2005 год, но в то же время решило убрать все торговые ларьки на остановках транспорта. Именно против этого решения представители малого бизнеса 20 октября провели пикет перед Мариинскоим дворцом. "Губернатор, вы уничтожаете малый бизнес, а обещали поддержку", "Порядок надо наводить не бульдозером", "Убираем остановки - получаем 40 тысяч безработных" - было написано на плакатах. Несколько пикетчиков оказались в милиции. С представителем инициативной группы предпринимателей остановочных павильонов города Сергеем Витальевичем, который просил не называть его фамилию, удалось поговорить не сразу.

Сергей Витальевич: Здесь, в отделении милиции, не могу разговаривать.

Татьяна Вольтская: Потом он сказал следующее.

Сергей Витальевич: В настоящий момент КУГИ рассылает всем уведомления о расторжении договоров. Люди очень много лет работают на этих местах, очень много денег вложили. Большинству из них уже за 40, идти им абсолютно некуда. Это же человеческие судьбы, это бывшие инженеры, которые в начале 90-х ушли в торговлю, потому что нужно было кормить свои семьи, собрали остатки средств и вложили в эти маленькие ларечки.

Татьяна Вольтская: Хотя губернатор заявляла, что сносить ларьки бульдозерами не будут, а предпринимателям предоставят другие помещения, эти заявления пока вызывают у владельцев ларьков горестное удивление.

Сергей Витальевич: Как это можно предоставить другое помещение? Забрать у кого-то? В настоящий момент это надо строить отдельные какие-то комплексы. А убрать планируют за полтора, за год, даже за полгода. По Московскому району с января уже прекращают действие договоров по земле. Дайте нам спокойно работать. У нас все в порядке. Мы оплачиваем весь мусор и свой, и еще жильцов, потому что мы очень большую ставку платим за мусор. Надо помогать малому бизнесу, а не искоренять его.

Татьяна Вольтская: Все получается как всегда. Сначала работу ларьков прекратят, а уж потом начнут думать, куда пристроить людей, оказавшихся на улице. О покупателях, которым ларьки удобны, кажется, никто не думает вообще.

Ольга Писпанен: Александр Александрович, по вашему мнению, почему принято такое решение губернатором города?



Александр Мишин: Скажем, у нас есть данные, что это лоббируются интересы одной московской фирмы, которой отдан подряд на реконструкцию всех автобусных остановок. А логическое обоснование такого шага можно всегда подыскать, было бы желание.

Ольга Писпанен: Вы примерно знакомы с концепцией поддержки развития малого бизнеса, которая рассматривалась буквально на днях?

Александр Мишин: Примерно я с ней знаком. До того, как она обсуждалась, рассылался по общественным организациям проект. Что от него осталось, я пока сказать не могу, нам обещали в течение ближайших двух недель, что окончательный текст, который утвержден на правительстве, будет нам представлен для ознакомления. Я могу сказать, что проект по сравнению с той концепцией, которая была при предыдущем губернаторе Яковлеве (там были одни слова и никаких конкретных ни лиц, ни сроков, ни мероприятий, это был документ ни о чем), конечно, тоже далек от идеала, но тем не менее там прописаны кое-какие конкретные вещи.

Ольга Писпанен: Вы имеете в виду сроки, когда это может быть?

Александр Мишин: Конкретные вещи по поддержке малого бизнеса. То есть там заложены суммы, на какие цели это пойдет, где-то сроки даже указаны и по различным отраслям деятельности малого бизнеса. То есть это более уже реалистичный документ, чем предыдущий.

Слушатель: Я по поводу ларьков. А чем все-таки они обосновывают необходимость убрать ларьки? Потому что я вот слышу, Матвиенко говорит, что хватит политической воли, а почему надо их убирать, непонятно. Хотя я, как житель, где-то понимаю необходимость этого, потому что на остановке стоит моя дочь молодая, рядом какие-то пьяные мужики распивают пиво, плевки, мат. Кстати, они неприглядно выглядят, там муляжи какие-то выцветшие лежат, я не думаю, что там соблюдается гигиена, это просто невозможно, должен туалет быть, рукомойник и так далее, чтобы с продуктами иметь дело, с санитарной точки зрения. Мне интересно, чем Матвиенко и власти объясняют это.

Александр Мишин: Власти объясняют тем, что данные автобусные остановки совместно с ларьками портят общий вид города, что не соответствует европейским стандартам, и поэтому необходима очередная реконструкция. То есть какое-то улучшения деятельности ларьков, я согласен, что нужно, но тем не менее... Во-первых, эти ларьки дают свет на остановках в темное время суток, во-вторых, многие жители все-таки пользуются их услугами в разное время. Также последняя реконструкции, которая была также инициирована правительством города, - это не частная инициатива в таком виде остановки делать, это было предписание правительства Санкт-Петербурга. По крайней мере, остановки стоят целые, потому что там есть контроль, и есть освещенность, и есть лишние глаза, которые наблюдают за этим. Остановки просто растаскивались, ломались и так далее, когда не было ларьков.

Ольга Писпанен: А вы можете свои предложения вносить? Можно же в принципе предложить сделать единую концепцию всех этих остановок и ларьков на остановках.

Александр Мишин: Она и сейчас единая.

Ольга Писпанен: Согласитесь, все-таки они разные. Где-то они побогаче, так скажем, поприличнее выглядят, где-то совсем страшненькие.

Александр Мишин: Собственно, это право правительства Санкт-Петербурга и, если все будет на законных основаниях, не будут досрочно принудительно расторгаться договора аренды, это один разговор, а если людей будут просто выкидывать на улицу, не предоставляя им взамен ничего и не дожидаясь окончания срока аренды, это совсем другой разговор. Свои права в таких случаях нужно отстаивать в судебном порядке, и мы поможем в этом.

Слушатель: Санкт-Петербург. Юрий Алексеевич. Я категорически против такой торговли, потому что дело даже не в том, какой вид, а какие продукты там продают. Неоднократно травился, неоднократно приходилось покупать испорченные продукты, которые никто не принимает. И второе, не знаю, как во всем городе, но в нашем Московском районе все эти ларьки принадлежат в основном "черным" и в основном, видимо, из-за этого плохое качество продуктов в этих ларьках.

Ольга Писпанен: Ну, тут еще и ксенофобия.

Александр Мишин: Националистических лозунгов я касаться не буду, для этого достаточно Конституцию Российской Федерации посмотреть. А относительно качества продуктов, я ни один раз покупал недоброкачественные продукты в рекламируемом сетевом супермаркете "Пятерочка". То есть не гарантировано качество продуктов нигде.

Ольга Писпанен: А кто-то следит за качеством?

Александр Мишин: У нас масса контролирующих органов, которые должны за этим следить. Но они просто не выполняют свои функциональные обязанности.

Ольга Писпанен: Но тем не менее существует же какой-то орган, объединяющий эти ларьки или нет?

Александр Мишин: Насколько мне известно, на данный момент нет.

Ольга Писпанен: То есть это разрозненные маленькие предприятия, которые выживают, как могут?

Александр Мишин: Да, индивидуальные предприниматели. Некоторые предприниматели имеют по нескольку ларьков, некоторые по одному. Собственно, они обеспечивают не только себя, но, во-первых, дают работу продавцам, которых не берут на другое место, и плюс они содержат свои семьи, они снимают большую социальную напряженность.

Слушатель: Это из Петербурга тоже. Я считаю, что вопросом по остановкам и ларькам должна заниматься санэпидстанция. Надо навести порядок. Действительно, они содержат нормальные ларьки на остановке, там чисто и аккуратно. А в отношении захламленности, неприглядности, я бы, например, обратил внимание Валентины Ивановны на другое, на то, что у нас все улицы, все тротуары, все повороты заставлены автомобилями, которые не могут сдвинуть с места, и милиция не принимает меры. Я вчера, например, подошел к постовому и говорю: "Вы можете в данном вопросе навести порядок?" Он говорит: "Не могу". "А почему?" - говорю. "Потому что штраф, который я выпишу ему, стоит 50 рублей, он плюнет на него, заплатит и будет стоять". Вот такие пироги.

Ольга Писпанен: Тут даже не нужно никакого ответа, не требуется комментариев, просто это было мнение нашего слушателя.

Слушатель: Здравствуйте. Дмитрий. Вот мы часто жалуемся и кому? Тем же чиновникам. А надо соединяться со всеми влиятельными силами, бороться против власти чиновников в главной беде и, конечно, законно. Они всегда будут вас гонять. Ведь за власть надо бороться. Никто ее вам не отдаст за так. А мнение обывателей ничто. Все власть определяет, вы же видите это.

Ольга Писпанен: А с кем вы предлагаете объединяться?

Слушатель: Со всеми влиятельными силами, с любыми абсолютно, лишь бы это было законно.

Ольга Писпанен: Ну, об объединении вы можете что-нибудь сказать? Хотя уже хорошо, что хотя бы вышли на пикет.

Александр Мишин: С объединением как раз у малого бизнеса очень сложно все обстоит, потому что каждый привык решать личные проблемы в одиночку, и нет гражданской позиции у большинства предпринимателей. Естественно, что решить свои проблемы можно, только соединив усилия, объединившись в организации и единым фронтом выступая в защиту своих интересов. Если этого не будет, естественно, что власть нас будет всегда обыгрывать.

Слушатель: Добрый день. Я Изотова, "Свободный профсоюз за справедливость". Я несколько лет назад занималась этим вопросом, была приглашена к Константину Серову, он занимался тоже малым и средним бизнесом. Совершенно недопустимо разгонять вот эти структуры, потому что цены взлетят во всех супермаркетах так, что у нас начнется вторая блокада. Мало того, очень многие предприниматели уже делают много для города. Посмотрите, какой чудесный комплекс подарили предприниматели - угол Бассейной и Московского проспекта, и этот подарок был сделан именно к 300-летию города. Эти же люди хотели построить еще 2 предприятия вот такого комплекса, за которые не стыдно городу. Но взятки задушили, просто не справились они, хотели именно как подарок к 300-летию. И очень многие ларьки выглядят вполне достойно, особенно те, которые находятся и у наших остановок около метро, и у наших просто остановок. Я ни в коем случае не борюсь за то, чтобы работали 24 часа вино-водочные ларьки, а вот продукты первой необходимости, допустим, обычная бакалея, фрукты, овощи, обязательно нужно дать возможность продавать. И совершенно четко я понимаю, что не только взлетят цены, но и действительно будут вышвырнуты в никуда те люди, которые работают уже по 10-15 лет. А для того, чтобы не было некачественных продуктов, санэпидстанция должна смотреть, а не брать взятки. И тогда все будет нормально. И очень многие предприниматели торгуют достойно.

Слушатель: Николай Николаевич, город Ленинград. Проблема такая, что всю малую торговлю в Ленинграде в свое время Собчак продал кавказцам, прежде всего это азербайджанцы и армяне, ну и диаспора чеченская, естественно. Они захватили весь этот рынок. Отсюда идут все эти неудобства. Это все-таки выгодно нынешнему губернатору Валентине Матвиенко, которая приобрела себе жилье за миллион долларов. Вы тоже задумайтесь, откуда могут быть у губернатора такие деньги?

Ольга Писпанен: К сожалению, не по нашей теме сегодняшней вопрос. Александр Александрович, еще один довольно серьезный удар по малому бизнесу, на который очень часто обращают внимание владельцы малых предприятий, это налоговая база. 19 октября был закончен прием налоговой отчетности. Мы получили очень интересное письмо от бухгалтеров города на почту Радио Свобода, в котором раскрываются все проблемы, с которыми сталкиваются бухгалтеры малых предприятий. То есть они выстаивают многочасовые очереди, специально сажают неопытных налоговых инспекторов на прием этой отчетности, придумали электронную базу, которая практически не функционирует, но тем не менее за нее платятся достаточно большие деньги и так далее. И вот я процитирую: "Налоговая инспекция активно пресекает любые попытки на них жаловаться. Например, за публикацию этой статьи они могут навешать непосильных штрафов авторам этого письма, точнее, их предприятиям. Поэтому мы не можем раскрыть наши фамилии, названия предприятий. Мы очень просим нам помочь в этой непосильной борьбе с государством". Как вы считаете, может ли кто-то, вообще, помочь в решении этой проблемы?

Александр Мишин: Мне кажется, что бухгалтеры, написавшие это письмо, просто боятся собственной тени. Первое, для того чтобы не выстраивать длительных очередей, у нас есть услуги связи. Нужно заказным письмом направить отчет в налоговую инспекцию, получить на руки квитанцию о дате отправки, проблема решена. Следующее, по поводу того, что налоговая инспекция не хочет ничего объяснять. Для этого есть общественные организации. В самом деле, имеется такая тенденция, что, если принимается закон, облегчающий налоговое бремя, то налоговая инспекция очень неохотно информирует предпринимателей об этом. Для примера: поправки в едином налоге на вмененный доход были приняты задним числом в июне, с 1 января и по сию пору предпринимателям не предоставляется информация о понижающих коэффициентах. Но это инициатива самих налоговых инспекторов. По поводу преследований бояться не надо. У нас имеются больше 20 дел с органами налоговой инспекции, которые мы решали в арбитражном суде, все дела мы выиграли, то есть выиграли предприниматели, и никаких карательных санкций после этого не последовало, наоборот, налоговая инспекция начинает после этого предпринимателя уважать.

Ольга Писпанен: В принципе такое письмо говорит о том, что люди, которые имеют маленький какой-то бизнес, но которых со всех сторон пытаются клевать, а не помогать ему развиваться и расти, они просто запуганы. По мнению некоторых специалистов, существующие проблемы малого и среднего бизнеса - это вина региональных властей. Ваше мнение?

Александр Мишин: В том числе и региональных. При прошлом губернаторе малый бизнес вообще никто в упор не хотел видеть. Сейчас вроде бы начинаются какие-то подвижки. Но мы уже год прождали и ждем все-таки каких-то реальных шагов от нынешней власти по поддержке малого предпринимательства. Пока их как-то особенно не видно.

Ольга Писпанен: Они, кстати, отмечают, что местные власти просто не имеют никаких стимулов для поощрения и развития этого малого бизнеса. То есть все равно налоги уйдут мимо.

Александр Мишин: Стимул в принципе есть, потому что надо думать о том, что будет с нашей страной: либо это будет развитое государство, либо мы придем к той же пропасти, от которой мы уходим. Основа для этого развитого государства - малый бизнес, который будет составлять средний класс.

Слушатель: Санкт-Петербург. Я согласен с тем, что с малым бизнесом нехорошая ситуация, то есть вполне могут, например, разобраться со своим конкурентом - возбудить против него уголовное дело, поместить в психиатрическую больницу с карательной целью. А вопрос у меня следующий. Понятно мнение городской администрации, тех, кто лоббирует интересы московской фирмы. Но можно же обратиться выше. Обращались ли предприниматели, скажем, в представительство президента по Северо-Западному федеральному округу? Если да, то какая реакция была там?

Александр Мишин: У меня таких данных нет, потому что проблема возникла совершенно недавно. Но, по ориентировочным данным, планируется обращение, в том числе и к полпреду по Северо-Западу.

Ольга Писпанен: Кстати, насчет обращения. Существуют же общественные объединения какие-то призванные защищать интересы малого бизнеса, они создаются по всей стране, принимаются программы поддержки малого бизнеса, разрабатываются концепции развития малого и среднего бизнеса. Чем же определяется такая низкая эффективность всех этих программ, всей этой болтологии?

Александр Мишин: Потому что большинство общественных организаций очень далеки от малого бизнеса. Например, такая солидная организация, как Российских союз промышленников и предпринимателей о малом бизнесе вообще ничего не знает и знать не хочет, она защищает интересы крупного бизнеса.

Ольга Писпанен: То есть опять же идет борьба интересов крупного бизнеса, которому в принципе не нужен малый бизнес, который просто мешается под ногами?

Александр Мишин: И который с помощью влияния на властные структуры, в том числе и финансово, включает административный ресурс для устранения конкуренции таким образом со стороны мелких предпринимателей. Тому пример сегодняшнее лоббирование интересов сетевых супермаркетов в нашем городе.

Ольга Писпанен: В принципе должны быть и сетевые супермаркеты, и ларьки должны быть маленькие, которые стоят рядом с твоим домом.

Александр Мишин: Развивая супермаркеты, не надо уничтожать малый бизнес. А когда приоритет отдается сетевым магазинам за счет малого бизнеса, а малому бизнесу ухудшаются условия, так о какой равноправной конкуренции можно говорить?

Слушатель: Тамара Николаевна, пенсионерка, ветеран труда. Я живу в Московском районе, и меня очень возмущает, что убирается мелкая торговля. Мы, пенсионеры, малоимущие, покупали продукты в этих ларьках, потому что у нас Московский район превратился в какой-то супермаркет с наемными продавцами, нигде не купить натуральных продуктов. Нужно ехать куда-то на Звездную, заполнять транспорт, чтобы что-то себе купить. Я живу на улице Севастьянова, недалеко от "Электросилы", у нас поблизости нет ни одного магазина, где можно было бы купить продукты. Одни игровые автоматы, джек-поты, всякие компьютерные центры, где вечером какие-то сомнительные люди собираются. Выйти из дома просто страшно. Моя мама, она родилась в 1917 году, говорит: "Каждый 10 лет в России уничтожается малый бизнес". Она была репрессирована в Сибирь и говорит: "Как только мы начинали поднимать голову, как нас тут же, лет через 5-10, душили". Как только собирали какие-то деньги, чтобы поднять голову и подняться из нищеты. Я возмущаюсь, потому что у моей племянницы три таких магазина. Она закончила институт, работы не было, они с мужем день и ночь работали, построили эти остановки, а теперь бульдозером сносят их. Это просто возмутительно. Простому русскому народу не дают жить совершенно.

Ольга Писпанен: Бульдозерами никто не сносит. Валентина Ивановна Матвиенко обещала, что все-таки такого не будет. Была же бульдозерная выставка, еще не хватает бульдозерных ларьков.Александр Александрович, по-вашему мнению, что нужно сделать? Понятно, что нужно как-то объединиться в конце концов малому бизнесу, принимать какие-то совместные решения. Но что еще нужно сделать для того, чтобы он все-таки не стоял на месте, как-то развивался?

Александр Мишин: Чтобы как-то развивался, нам надо выходить и на правительство города, тем более оно говорит, что готово к диалогу. Сейчас есть управление по развитию малого предпринимательства при губернаторе. Есть общественный совет при губернаторе. На сегодняшний день он носит карманный характер, потому что большинство членов совета подбиралось по принципу личной преданности чиновникам, и поэтому общественный совет на сегодняшний день практически не работает.

Ольга Писпанен: Но в принципе это же в ваших руках - как-то воздействовать?

Александр Мишин: Этой осенью планируются перевыборы, постараемся, чтобы общественные организации, которые представляют действительно интересы малого бизнеса, были более представлены в данном совете.

XS
SM
MD
LG