Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выездное заседание Всемирного экономического форума в Москве


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и главный экономист инвестиционной компании "Тройка Диалог" Евгений Гавриленков.

Андрей Шароградский: В Москве открылось выездное заседание Всемирного экономического форума, традиционно проходящего в швейцарском городе Давос. Одна из главных тем на повестке дня - дискуссия о том, способна ли Россия ускорить свое экономическое развитие. Рассказывает экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Команду резко увеличить темпы экономического роста российское правительство получило от Владимира Путина еще в мае. В его ежегодном послании парламенту содержался пассаж о том, что за десятилетие страна должна, как минимум, удвоить валовой внутренний продукт. С тех пор российские и западные экономисты спорят, насколько выполнимы указания главы государства. Большая их часть не сомневается, что у правительства России есть все возможности достичь обозначенной цели. Экономический советник президента Андрей Илларионов говорит, что удвоение ВВП может произойти даже раньше. Выступая на российской сессии Давосского форума, он призвал власти страны проводить разумную экономическую политику. Илларионов считает, что правительству следует более внимательно относиться к изменению реального эффективного курса рубля. Советник сравнил Россию с Казахстаном. Российская валюта укрепляется, а реальный курс казахстанской, наоборот, снижается. Это, по мнению Илларионова, позволяет властям Казахстана поддерживать конкурентоспособность промышленности и добиваться ускорения экономического роста.

Другие же не менее известные специалисты называют поставленную президентом задачу некорректной. Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин говорит, что выполнение плана по удвоению ВВП может замедлить проводимые в России структурные изменения экономики. Страна не сможет провести реформирование газовой отрасли, энергии, жилищно-коммунального хозяйства и добиться увеличения реальных доходов населения, если не пойдет на некоторые шаги, которые могут восприниматься, как угроза экономическому росту, предполагает Ясин. Оказалось, что и в самом российском правительстве не все готовы слепо выполнять указания главы государства. Заместитель министра экономического развития Аркадий Дворкович назвал проблему удвоения ВВП плохой задачей, ставить и прогнозировать которую невозможно из-за ее глобальных масштабов. Чиновник предлагает сначала с помощью реформирования экономики добиться извлечения потенциала, который сейчас не используется, а лишь потом думать о том, как это повлияет на темпы роста ВВП.

Андрей Шароградский: Прокомментировать перспективы ускорения экономического развития в России я попросил главного экономиста инвестиционной компании "Тройка Диалог" Евгения Гавриленкова. Господин Гавриленков, Евгений Ясин говорит, что за удвоение ВВП за короткий срок придется платить структурными реформами, а значит, видимо, замедлением темпов экономического роста в будущем. Вы согласны с такой постановкой вопроса?

Евгений Гавриленков: Здесь я взялся бы, наверное, построить с Евгением Григорьевичем, очень уважаемым мною человеком – это абсолютно не следует. Конечно, наша прошлая история учит нас тому, что когда мы хотели достичь высоких темпов роста, происходило это, именно в советскую историю, за счет экстенсивного развития, когда качеству роста внимания не уделялось. Но в рыночных нынешних условиях я не думаю, что такой путь в принципе возможен. Более того, я глубоко убежден, что если российская экономика будет расти, если она собирается расти высокими темпами, то это возможно только в случае диверсификации экономики. Нынешняя структура ее, ориентированная в основном на тяжелую промышленность, имеется в виду энергетика, в первую очередь, топливная отрасль, она в принципе не способна достигать высоких темпов роста. Высокие темпы роста возможны только при серьезных структурных изменениях одновременно.

Андрей Шароградский: То есть такой вариант, скажем, что чтобы выполнить задачу, поставленную Владимиром Путиным - построить дополнительно несколько нефтепроводов, увеличить экспорт нефти, и за счет этого удастся добиться, по крайней мере, формального увеличения ВВП, такой вариант, вы считаете, невозможен?

Евгений Гавриленков: Да, безусловно, потому что, во-первых, вся эта нефтяная отрасль и те, кто ее обслуживает, та отрасль, те сегменты, даже если они будут расти какими-то высокими темпами, скажем, те же самые 7-8 процентов, которые нужны в целом для экономики, это абсолютно не будет означать, что вся остальная экономика тоже будет развиваться. Если же вся остальная неэнергетическая экономика будет расти меньшими темпами или стагнировать, то соответственно мы будем иметь и более низкие темпы роста. Как я еще раз хочу подчеркнуть, высокие темпы роста возможны только, если вот будут развиваться по всему спектру те отрасли, которые сейчас, может, не находятся в лучшем состоянии.

Андрей Шароградский: А если высоких темпов роста все-таки удастся добиться, насколько России грозит такое явление, как "перегрев" экономики? Если я не ошибаюсь, так было в Китае, где во второй половине 80-х годов после нескольких лет реформ товары производились в огромных количествах, но для экспорта они не годились, а на внутреннем рынке не находили сбыта.

Евгений Гавриленков: Я думаю, что в России это вряд ли возможно, постольку, поскольку Китай все-таки был достаточно закрыт в то время, экономика, и он начинал расти с очень низкой базы, низкой точки, поэтому этот перегрев и произошел. Россия уже сейчас достаточно открыта в этом плане, как для экспорта, так и для импорта, поэтому, скорее всего, такого не произойдет. Вряд ли мы будем производить те товары, которые не находят спроса. Это было очевидно и по прошлому году, когда экономический рост существенно затормозился, именно потому, что внутренний спрос как бы на эти товары, которые мы готовы были производить, перестал существовать, снизился, соответственно затормозился и рост производства. Кроме того, надо понимать, что в те годы особенно, да и сейчас, китайская экономика, во многом государственная, особенно в середине 80-х годов, тогда я, конечно, больше бы списал это на издержки планирования.

В случае же с Россией, я думаю, что высокие темпы роста вполне возможны, хотя бы потому, что многие-многие десятилетия Россия еще не разу не испытала серьезного устойчивого притока иностранного капитала. Вывоз капитала, который был серьезным явлением в 90-е годы, о чем всегда говорилось, который способствовал резкому торможению экономического роста, это явление отнюдь не новое. Это явление существовало всегда, правда в других формах. Россия десятилетиями была страной, вывозящей капитал. И поэтому вот этот еще способ роста, когда капитал со всего мира приходит в страну и способствует диверсификации экономики, увеличивает темпы роста, как это произошло в Восточной Европе, как это произошло в том же Китае, мы этого еще не проходили. А вывоз капитала в предыдущие десятилетия - я имею в виду то спонсирование дружественных коммунистических режимов, строительство всяких укреплений, военных баз в государствах Восточной Европы - это другая форма, по другим каналам, государственная, но это форма того же вывоза. С макроэкономической точки зрения развитие в советское время мало чем отличается от развития 90-х годов. Поэтому, если мы будем способны создать такие условия, когда капитал сюда будет приходить добровольно, и элементы такого мы видели в первом полугодии нынешнего года, когда компании активно стали занимать за рубежом, моментально темпы роста увеличились до семи процентов в годовом исчислении.

XS
SM
MD
LG