Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В какой валюте хранить сбережения?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Ткачук, которая беседует с бывшим председателем Центрального банка России Виктором Геращенко.

Андрей Шароградский: Уже несколько дней официальный курс доллара в России составляет менее 30 рублей - это самая низкая стоимость американской валюты, начиная с декабря 2001-го года. По мнению аналитиков, ситуацию на рынке определяет ожидание притока капталов после повышения рейтинга страны до инвестиционного уровня. Об этом с бывшим председателем Центрального банка России Виктором Геращенко беседовала корреспондент Радио Свободы Татьяна Ткачук.

Татьяна Ткачук: Виктор Владимирович, повышение рейтинга России до инвестиционного уровня много плюсов, они, наверное, очевидны. Вы видите какие-то минусы?

Виктор Геращенко: Вы знаете, на каком-то теоретическом уровне можно говорить, что мы готовы или не готовы, предположим, к наплыву инвестиций. Но ведь повышение рейтинга не значит, что эти инвестиции сразу пойдут. Они показывают, что в принципе наше экономическое положение таково, что туда можно вкладывать деньги, но кто хотел вкладывать деньги, он уже вложил. Возьмите табачную промышленность, пищевую промышленность, нефтянка на Сахалине, покупка акций у крупных компаний и так далее. Это, я бы сказал, больше сигнал для такого, может быть, среднего бизнеса, финансовых организаций, банков, что с этой страной можно работать, можно предоставлять кредиты, можно идти сюда как собственник. А то, что говорится, что чрезвычайный наплыв валюты у нас вызовет большие проблемы, ну это говорит о том, что мы не знаем, куда мы хотим, чтобы те или иные инвестиции шли, в какие отрасли.

Татьяна Ткачук: Как раз об этом был следующий мой вопрос, потому что многие специалисты называют цифру около триллиона рублей, ожидаемых в ближайшее время инвестиций. Если это произойдет, как бы вы определили степень готовности российской экономики иметь такие суммы?

Виктор Геращенко: Я считаю, у нас, я извиняюсь, такой запас природных ресурсов, на который и спрос, и в то же время достаточно свободных рук, не говоря уже о том, что свободные руки всегда можно найти в близлежащих странах СНГ. Потому что в принципе, если говорить о какой-то стратегии, мы же знаем, что у нас разведанных или тех количеств жидкого топлива, который мы добываем, не настолько много лет, все равно рано или поздно вопрос идет к возвращению к углю, а угля у нас на 150 лет. И в этих источниках, как энергии, так и сырья, потому что есть очень ценный высококосующий уголь в Восточной Сибири, Якутии и так далее, нужны громадные вложения не только в добычу самого угля, но и в возможность его транспортировки, строительство тех же железных дорог. Я не думаю, что эта какая-то сумма, которая должна кого-то пугать.

Татьяна Ткачук: Доллар падет, и уже опустился ниже отметки 30. Это невыгодно экспортерам, товар дорожает. Что, с вашей точки зрения, все-таки нужно делать в этой ситуации - укреплять реальный курс рубля или отпустить инфляцию?

Виктор Геращенко: Вы знаете, такой вопрос - а что мы экспортируем? У нас ведь 805 экспортной выручки дают чуть ли не 15-20 компаний. Это энергетика, это металлы. Если смотреть на энергетику, я считаю, что там такой большой запас прочности мировых цен и себестоимость, что говорить об этом. То есть формально - да, бюджет получает меньше рублей и так далее. Может, у нас не совсем правильно налоги сейчас берутся с тех компаний, которые пользуются такой вполне натуральной ситуацией на мировом рынке нефти.

Татьяна Ткачук: Скажите, готовы ли вы прокомментировать сегодняшнюю политику Центробанка и его председателя?

Виктор Геращенко: Вы знаете, работая в Центральном банке до сих пор, правда, в другом качестве, я готов высказывать свое мнение, когда его спрашивают и говорить его во внутреннем кругу, но я не привык его выносить за стены Центрального банка.

Татьяна Ткачук: Я попрошу вас прокомментировать высказывание сотрудника Министерства финансов Алексея Валюкаева о том, что, с его точки зрения, надо пересматривать структуру золотовалютных запасов, переходить с доллара на евро.

Виктор Геращенко: Все время, я считаю, даже будучи членом Национального банковского совета, если, пардон, каждый будет вякать, чего хочет - это не очень правильно. Вы обсуждайте такие вопросы на Национальном банковском совете. Я понимаю, что, например, зависимость только от доллара она не очень хороша, хотя по предсказаниям некоторых экономистов-теоретиков, в будущем останется три валюты - доллар, евро и юань, они даже про иену не вспоминают. И естественно, поскольку основными нашими торговыми партнерами на Западе являются европейские страны, было бы разумно, если бы у нас многие расчеты осуществлялись в евро, но почему-то они осуществляются в долларах. В данном случае это зависит от желания двух сторон. Я не думаю, что наши импортеры могут навязать, в чем котировать цены. Зачастую машины и оборудование мы покупаем за евро, а вот экспорт идет в основном, например, за нефтепродукты опять же он всегда традиционно в старые времена шел за доллары - такова традиция. Тем более у них, при более либеральном валютном регулировании, потому что они достигли такой степени, у них нет проблемы, в какой валюте платить.

Татьяна Ткачук: Насколько здесь серьезная дискуссия возможна между Министерством финансов и Центробанком?

Виктор Геращенко: Я не знаю, Валюкаев высказывался как первый зам министра финансов или как член Национально банковского совета или как экономист. Я думаю, что это опять же, как у нас бывает, из ничего пресса делает какой-то многозначительный вывод.

Татьяна Ткачук: Но люди встряхнулись, потому что многие решают этот вопрос для себя на очень низком бытовом уровне: в чем хранить средства - в долларах, в евро? За чем будущее?

Виктор Геращенко: В рублях выгоднее, чем в долларах, выгоднее уже второй год. Но когда я столкнулся с тем, что я более регулярно стал выезжать за границу, поскольку ездишь в основном в Европу, я пошел в банк и открыл карточный счет в евро - вот как бы прагматический подход. Скажем, депозит, который я там имею в сбербанке в долларах, месяцев 15 назад надо было в евро перевести, но поскольку он у меня на определенном сроке - бегать, снимать... Для основной массы - это крохи. А если вы в бизнесе, то у вас деньги должны работать, а не лежать в депозитах.

XS
SM
MD
LG