Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цена нефти в США превысила 50 долларов за баррель


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Иван Трефилов.

Андрей Шарый: Цена нефти в США превысила 50 долларов за баррель. Это самый высокий показатель без малого за последние четверть века. Увеличивающие объемы экспорта сырья приносят России значительные доходы. Однако правительство страны до сих пор не пришло к определенному выводу о том, как правильнее распорядиться преимуществами благоприятной внешней экономической конъюнктуры. Рассказывает экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Иван Трефилов: Высокие мировые цены на нефть - это радость и одновременно беда российских властей. Президент потребовал от правительства удвоить ВВП страны к 2010 году. Наиболее легкий способ добиться выполнения этого - наращивать экспорт сырья, чем сейчас все ведущие национальные компании и занимаются. Аналитики подсчитали, что сегодня на экспорте нефти завязано чуть менее 50 процентов российского ВВП. Следовательно, благоприятная внешняя экономическая конъюнктура вполне способна решить за правительство поставленную перед ним задачу.

При каждом удобном случае российские чиновники говорят о слишком сильной зависимости экономики от сырьевого фактора, призывая разрабатывать программу ее диверсификации. Получается это не слишком удачно. До сих пор вклад других отраслей российской промышленности в ускорение темпов роста остается незначительным.

Казалось бы, у правительства сегодня есть все возможности для маневра. Налоговые поступления от разницы между прогнозируемой и реальной ценой российской нефти поступают сегодня в специальный финансовый резерв государства, так называемый стабилизационный фонд. На 1 января 2005 года, как ожидается, в нем уже будет собрано более 570 миллиардов рублей, а к концу года, по оценкам властей, этот фонд увеличится до 800 миллиардов. Имея такие запасы, правительство вполне могло бы согласиться на заметное снижение налогов и более радикальные структурные реформы всей экономики. Именно этого, по мнению аналитиков, не хватает России, чтобы сделать ее экономический рост более динамичным.

Но правительство предпочитает пока никак не использовать ресурсы стабилизационного фонда. Как говорит министр финансов России Алексей Курдрин, они припасены на «черный» день.

Алексей Кудрин: Какими бы оптимистическими не были прогнозы, но на ближайшие годы по цене на нефть ни разу не было предсказано серьезное быстрое падение цен на нефть. Это не было предсказано ни разу. Мы должны помнить об этом и готовиться к тому, что мы должны когда-то будем пройти испытание низкими ценами на нефть. До сих пор России не удавалось хорошо пройти этот период и в 1998 году, и в 1990 году, и в предыдущие годы. Каждый раз это вызывало не только снижение жизненного уровня, но и в том числе некоторые политические изменения в России.

Иван Трефилов: Тем временем, как подсчитали в Счетной палате России, резервы стабилизационного фонда, лежащие мертвым грузом, постепенно обесцениваются. Аудиторы утверждают, что за первые семь месяцев 2004 года федеральный бюджет потерял на этом около 9 миллиардов рублей. В следующем году правительство планирует до 170 миллиардов рублей из финансового резерва потратить на внешние выплаты кредиторам, а еще почти 75 миллиардов - на погашение дефицита бюджета Пенсионного фонда. Как раз эта статья расходов наиболее спорная.

Эксперты говорят о том, что вброс такой суммы в экономику обязательно приведет к увеличению темпов инфляции. Впрочем, потребительские цены в России растут чрезмерно быстро и сейчас. В этом также виноваты слишком высокие цены на нефть.

Российские нефтяные компании, предпочитая отправлять до 60 процентов сырья на экспорт, уже довели внутренние цены на нефтепродукты, в частности, на бензин, до мировых показателей.

Андрей Шарый: Чем вызваны высокие цены на нефть и чем они чреваты для мира и для производителей? На эту тему наш корреспондент в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседовал с экспертом в области энергоресурсов, сотрудником Вашингтонского института Кейто Джерри Тейлором.

Юрий Жигалкин: Господин Тэйлор, всего два-три года назад аналитики любили напоминать, что исторически кривая цен на нефть шла безошибочно вниз. Что изменили последние два года, когда они неуклонно шли вверх?

Джерри Тейлор: Говоря коротко, изменилось соотношение спроса и предложения. Если производство нефти слегка выросло, то спрос на энергоносители вырос значительно. В результате экономического бума в крупнейших потребителей нефти превратились Китай и Индия. Поэтому цены, скорее всего, будут оставаться на нынешнем уровне до тех пор, пока не замедлится экономический рост в этих странах или производители не расширят экспорт. Но я не думаю, что скачок цен - признак новой тенденции. Мы и в прошлом испытывали подобные потрясения, которые всегда приводили к падению стоимости нефти, что произойдет и на этот раз.

Я думаю, что цены стабилизируются и начнут опускаться, как только рынок убедится, что Саудовская Аравия остается стабильной, Нигерия не станет жертвой гражданской войны, что история преследования «ЮКОСа» завершится без потерь для мирового производства нефти.

Юрий Жигалкин: Но что если, как опасаются некоторые экономисты, цены настырно задержатся на этом уровне или даже поднимутся? Ведь кое-кто предупреждает о возможности глобальной рецессии?

Джерри Тейлор: Такие цены станут главной причиной их собственного падения. Поставьте себя на место производителя. Себестоимость самого дорогостоящего барреля нефти составляет не больше 7,5 долларов. Нефтедобывающая индустрия предстанет, как показывает опыт, перед неодолимым соблазном добыть и продать больше. Подобное случилось в конце семидесятых годов. Фантастический уровень цен на нефть привлек в эту сферу инвестиции, и в начале восьмидесятых мир вполне удовлетворил свои аппетиты на энергоносители. Тем более, что нам почти ничто не мешает расширить производство нефти, как и в случае с другим сырьем. Но пока проблема не выглядит серьезной. В конце концов, закупки энергоносителей составляют лишь 2 процента валового национального продукта США, в семидесятых годах это были 7 процентов, так что подъем цен слабо отражается на экономическом здоровье страны.

XS
SM
MD
LG