Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменения в экономических отношениях России и Белоруссии


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Геннадий Шляхов и Виталий Цыганков, и экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков.

Андрей Шароградский: Экономические отношения России и Белоруссии станут более прагматичными - таков основной итог переговоров в Сочи президентов двух стран Владимира Путина и Александра Лукашенко. Означает ли это, что Минск отныне будет платить за российский газ по мировым ценам, а не по внутрироссийским ценам так называемого пятого смоленского пояса? Сегодня эксперты пытаются расшифровать смысл новой формулы сотрудничества – как строить союз России и Белоруссии на рыночной основе? В открытие теме репортажи наших корреспондентов в Сочи и Минске Геннадия Шляхова и Виталия Цыганкова:

Геннадий Шляхов: Белоруссию явно не устраивает новая цена на газ, предложенная "Газпромом". С января 2004-го года она возрастет, приблизившись к мировой. Правда, вырастет и тариф за прокачку газа транзитом через Белоруссию к Европу. В этом вопросе Россия по итогам неформальных переговоров в Сочи, похоже, пошла на уступки Александру Лукашенко. А в остальном вопрос опять спущен на уровень экспертов и соответствующих ведомств. Им уже в который раз предстоит разбираться в газовой проблематике, кто кому должен и какие преференции представляет. Симметрично складывается ситуация и в вопросе о единой валюте. Александр Лукашенко согласен: введение рубля на территории союзного государства - это правильный путь, и выработанные документы добротные, вот только нужно все предварительно обсудить на совете министров союзного государства, а затем вынести на обсуждение Госсовета. Владимир Путин соглашается.

Виталий Цыганков: "Лукашенко до сих пор трудно поверить что мухи и котлеты это всерьез и надолго", – так оценил результаты встречи в Сочи обозреватель интернет-газеты "Белорусские новости". Белорусские политики и аналитики в своих комментариях, прежде всего, отмечают слова Путина о том, что Россия и Белоруссия перейдут на рыночные отношения в газовой сфере. Это означает, что Россия продолжает расчетливо сворачивать поддержку белорусского режима. "Хочешь иметь энергоносители по внутрироссийским ценам - становись частью России и губернатором Северо-Западного края. А будешь упрямиться – перейдем на рыночные отношения", – так оценивает нынешнее состояние белорусско-российских отношений правозащитная организация "Хартия 97". Большинство комментаторов считает, что этот раунд переговоров Лукашенко проиграл. Экономист Ярослав Романчук, заместитель председателя оппозиционной "Объединенной гражданской партии", утверждает, что заявление Путина серьезным образом повлияет на экономику Белоруссии, ее бюджет и социальную сферу. Если цена на газ поднимется, последствия этого решения сравнимы с дефолтом в России. Белоруссию ожидает снижение расходов социального плана и работа в режиме затянутого ремня – считает Романчук.

Андрей Шароградский: К нашему разговору присоединяется экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков. Евгений Евгеньевич вот идет разговор о том, на каких принципах может строиться союз России и Белоруссии. Как вы считаете, он вообще может строиться на рыночной основе?

Евгений Гавриленков: Вы правильно поставили вопрос, что именно идет разговор, разговор этот идет давно уже, много-много лет, я не исключаю, что этот разговор может и еще продолжаться, а в принципе при смене политики в Белоруссии, я думаю, можно говорить о том, что это союз может происходить на рыночной основе. Конечно, при нынешних условиях, при нынешней бюджетной политике, при нынешних рыночных институтах, которые существуют в России и Белоруссии, они пока несопоставимы, и поэтому в данных условиях говорить о полноценном союзе, скажем, подобному тому, что существует внутри Европы, не представляется возможным.

Андрей Шароградский: То есть, главная проблема, это изменения экономической политики – именно в Белоруссии, или в обеих странах?

Евгений Гавриленков: Россия, скажем так, тоже нуждается в определенных изменениях, пусть медленно, но какие-то преобразования в России идут. По крайней мере, правительство периодически заявляет о желании повышать качество государственных услуг, начать административную реформу, проводятся какие-то налоговые реформы. Идет реформирование электроэнергетики, оно недавно началось. Тем не менее, процесс реформ по всему спектру с пробуксовкой в разных отраслях, разный, но, тем не менее, какой-то процесс системы построения рыночных институтов запущен. Фондовый рынок, банковская система, все это в Росси продвинулось подальше, чем Белоруссия. В Белоруссии еще существует масштабное субсидирование промышленности, вообще слишком велика роль государства, и в этих условиях тяжело говорить о таком полном объединении. Но Россия, как я уже говорил, нуждается тоже, как и Белоруссия, в реформировании.

Андрей Шароградский: Вот если говорить о конкретной проблеме – Москва говорит, что может начать поставлять российский газ в Белоруссию по мировым ценам. У Белоруссии есть какой-то потенциал, чтобы ответить на это адекватными экономическим мерами в отношении России?

Евгений Гавриленков: Теоретически - да. Я не уверен, что газ будет идти полностью по мировым ценам. Внутри СНГ тарифы ниже, чем мировые, но Белоруссия получала газ по еще более низким ценам, чуть ли ни в два раза ниже, чем Украине. Я думаю, на первом этапе просто произойдет подтягивание уровня цен для Белоруссии до средних по СНГ. У Белоруссии, безусловно, тоже есть рычаг воздействия, речь идет и о небольшом транзите газа, всегда есть возможность поднять тарифы.

Андрей Шароградский: А президент Белоруссии Александр Лукашенко все-таки может каким то образом изменить позицию Владимира Путина и России, скажем, согласившись на введение российского рубля как общей валюты, каким-то образом снять с повестки дня вопрос о повышении цен на российский газ?

Евгений Гавриленков: Я думаю, это будет сложно сделать, потому что мы вроде бы оперируем простыми терминами - поднять цены на газ, или взамен согласиться на введение рубля в качестве единого платежного средства в Белоруссии. На самом деле, за этими простыми словами стоит целый ряд других мер экономических. Это целая конструкция. Чтобы можно было ввести рубль в качестве платежного средства в Белоруссии, для этого существенно должна измениться макроэкономическая политика в Белоруссии, и это достаточно сложная мера, на которую пока, как я понимаю, правительство Белоруссии не готово пойти.

XS
SM
MD
LG