Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теневая экономика в России, ее масштабы и причины возникновения


Программу ведет Иван Толстой. Участвуют: американский экономист, профессор Кэртэдж-колледжа в штате Висконсин Юрий Мальцев, корреспондент Радио Свобода Ян Рунов и эксперт по вопросам экономики московской газеты "Газета" Мария Селиванова.

Иван Толстой: Как сообщил замсекретаря Совета безопасности России Вячеслав Солтаганов, выступая на вторник на конференции по проблемам борьбы с отмыванием грязных денег, объем теневой, или ненаблюдаемой, экономики в России оценивается в 20-25% ВВП. Он подчеркнул, что это составляет около 2-2,5 триллионов рублей, что примерно равно доходам федерального бюджета страны за 2002-й год. В этой сфере занято порядка 9 миллионов человек, отметил он. По словам Солтаганова, криминальный сектор добавляет в теневую экономику примерно 5 процентов ВВП. Несмотря на принимаемые меры по снижению теневого сектора экономики, в частности, налоговую реформу, бюджет страны несет огромные потери, в частности, от сокращения поступлений от различных отраслей - топливно-энергетической, транспортной, металлургии, алкогольной промышленности, финансово-кредитной сферы, и других отраслей. По словам Солтаганова, объем нелегального вывоза капитала, несмотря на поступательное снижение, по-прежнему остается высоким, и в 2002-м году составил около 12 миллиардов долларов, что практически на треть позволило бы покрыть расходы федерального бюджета. Солтаганов, также подчеркнул, что недобросовестные участники внешнеэкономической деятельности прибегают к новым изощренным механизмам мошенничества, в том числе с помощью фирм-однодневок. По его словам, особого изучения со стороны правоохранительных органов требует вопрос выплат по возмещению НДС экспортерам. Какой процент ВВП занимает теневая экономика в США? Что способствует существованию российской теневой экономики, и как оценивают ее роль и ее долю американские эксперты? Об этом - наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов: Вот как прокомментировал выступление заместителя секретаря Совета Безопасности России Вячеслава Солтаганова на конференции по проблемам борьбы с отмыванием денег американский экономист, профессор Кэртэдж-колледжа в штате Висконсин, Юрий Мальцев:

Юрий Мальцев: Во-первых, для меня удивительна была эта цифра - 20-25, потому что совсем недавно русские экономисты полагали, что, по крайней мере, 45-50 процентов русской экономики находятся в тени, то есть, за пределами официальной экономики. Я помню, что в самом начале пути России по пути независимости, в 1992-м году, теневая экономика, по данным русских экономистов. составляла более 60 процентов всего ВВП. 20-25, на мой взгляд, крайне консервативная оценка. Мне кажется, что господин Солтаганов тут скорее немного приуменьшает, нежели преувеличивает размеры теневой экономики.

В чем причины того, что в стране бывает теневая экономика? Это очень высокий уровень государственного регулирования, вмешательства в экономику, засилья бюрократизма, это и дает теневую экономику. По оценкам американских экономистов, в США теневая экономика составляет 15-20 процентов, и не секрет, в какой сфере эта экономика развивается. Это, в основном, наркотики, которые запрещены, это проституция, которая запрещена во всех штатах кроме одного, это азартные игры, которые ведутся за пределами официальных казино, которые добывают прибыль в бюджеты штатов и городов. В связи с этим мне кажется, что криминальный и теневый сектор в России - это очевидность, ничего с этим поделать нельзя, так как русское государство, русское правительство вмешивается в экономику, пожалуй, намного больше, чем правительство любого западного государства. И как раз здесь господин Солтаганов предлагает опять традиционный ответ на все на это - увеличить выплаты, скажем, НДС в бюджет, увеличить налоги, призвать к тому, чтобы налоги все платили. Это приведет только к еще большему увеличению теневой экономики, потому что теневая экономика как раз и паразитирует на государственных запретах, на излишнем вмешательстве государства в экономическую жизнь, паразитирует на коррупции. Наличие законов, наличие различных указаний и декретов, которые бессмысленны сами по себе, может остановить любую экономическую деятельность. И обход этих условий, установленных государством, дает возможность людям зарабатывать на свою жизнь. 9 миллионов человек худо-бедно как-то кормятся от теневой экономики. Некоторые кормятся очень хорошо, я думаю, лучше, чем в открытой, белой экономике. Я не говорю, что это хорошо, но это естественный результат слишком активного государственного вмешательства в экономику в личные дела людей.

Иван Толстой: Мы позвонили в редакцию московской газеты "Газета" и связались с экспертом по вопросам экономики Марией Селивановой. Мария, я хочу задать вам большой вопрос, но как эксперта прошу вас ответить точно и коротко: каковы причины возникновения теневого сектора в российской экономике?

Мария Селиванова: По оценкам различных аналитиков, таких причин несколько. Прежде всего, это высокие налоги, и особенно единый социальный налог, который способствует тому, что бизнес скрывает свои доходы, делает серой заработную плату. Второе - это, безусловно, серьезное вмешательство государства в экономику, это регулирование деятельности бизнеса, различное лицензирование, и, пожалуй, неблагоприятная законодательная база для развития малого и среднего бизнеса, потому что именно этому бизнесу все-таки легче уходить в тень, поскольку завод спрятать все таки достаточно сложно. А вот не платить налоги фирмам, которые можно отнести к малым и средним, достаточно просто.

Иван Толстой: А в состоянии ли российские власти, с вашей точки зрения, бороться с теневой экономикой?

Мария Селиванова: Бороться с ней, безусловно, нужно, но я думаю, что это все-таки проблематично. Борьба эта займет достаточно много времени, на мой взгляд, и я пока не могу назвать какие-то сроки, когда можно было бы преодолеть этот барьер. Еще мне бы хотелось сказать такую вещь: по оценке Солтаганова, теневая экономика занимает 25 процентов. Я занималась этим вопросом, и мнение аналитиков не совпадает с точкой зрения Солтаганова. Они говорят, что это очень оптимистичные цифры, в частности, аудитор Счетной палаты Владимир Пансков говорит, что это минимум, а эксперты, например, фирмы СБК говорят, что не менее 35 процентов ВВП находятся в тени на сегодняшний день. Есть и более неприятные цифры.

XS
SM
MD
LG