Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Достоинства и недостатки "плавающего" курса рубля


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров.

Андрей Шароградский: Министры финансов стран, входящих в так называемую "Большую семерку", призвали крупнейшие государства мира перейти к более гибкому курсу образования национальных валют. В ответ представители Центрального банка России сообщили, что уже в следующем году денежные власти страны могут уменьшить свое влияние на формирование курса рубля. Подробнее - Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Призыв ведущих мировых держав в первую очередь адресован Японии и Китаю. Центральные банки этих стран искусственно сдерживают рост своих валют и, тем самым, оказывают заметную поддержку национальной промышленности. Однако члены "Большой семерки" считают, что обменные курсы должны отражать фундаментальное состояние экономик государств, а потому развитие международной финансовой системы должно основываться исключительно на рыночных механизмах.

То, что фиксация курса валют с точки зрения экономической теории является противоестественным явлением, признают и в России. Но, как говорит первый заместитель председателя Центрального банка страны Олег Вьюгин, полностью зависящее от рынка курсообразование является идеалом и абстракцией. Поэтому Россия, не впадая в крайности, проводит политику управляемого плавающего курса рубля. То есть, Центральный банк с помощью точечных интервенций не допускает резких колебаний на внутреннем валютном рынке. В последнее время делать это приходится весьма часто - в России наблюдается переизбыток долларов, полученных от продажи нефти и, чтобы не уронить курс американской валюты, ее приходится скупать.

Сейчас же финансовые власти страны говорят о том, что уже в будущем году корректирующее вмешательство банка может быть уменьшено. Олег Вьюгин надеется, что стабилизационный фонд, который впервые появится при бюджете в будущем году, сможет хотя бы частично аккумулировать составляющую высоких цен на нефть. Но отпустить рубль в свободное плавание Центральный банк сможет лишь после того, как убедится в эффективности существования фонда.

Впрочем, нефтедоллары - это не единственный фактор риска для валютного рынка страны. Олег Вьюгин не исключает, что после завершения выборного цикла международные агентства повысят российский рейтинг до инвестиционного уровня. Следовательно, страна может получить еще и проблему притока капитала. В этих условиях, по словам заместителя председателя Центрального банка, предстоит принимать решения об ответных действиях - либо усиливать рубль в ущерб национальной промышленности, либо скупать приходящую в страну валюту, подогревая тем самым инфляцию.

Андрей Шароградский: В нашей программе принимает участие старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров. Владимир, давайте спустимся с макроэкономических высот и взглянем на ситуацию с точки зрения обывателя. Представим себе, что цены на нефть остаются высокими, российский рынок наводнен долларами, Центробанк не вмешивается, в результате курс доллара рушится. Получается, что если я получаю зарплату в рублях, то ее долларовый эквивалент растет, мне легче купить какую-то импортную стереосистему, иностранный автомобиль, путевку за границу – я правильно рассуждаю?

Владимир Тихомиров: Совершенно верно. Для потребителей рост курса рубля по отношению к иностранным валютам открывает совершенно другие возможности, и в плане путешествий, и в плане покупки потребительских товаров, и в плане, в общем, потребления товаров более высокого качества, становятся таким образом доступными более дорогие и качественные импортные товары. Но здесь проблемы заключаются не в потребительской части денежной формулы, а в другой части - в части производителя. Местный производитель в этой ситуации оказывается под существенным давлением со стороны импорта. Импортные товары, которые становятся дешевле относительно, в рублевом эквиваленте, заставляют местных производителей либо подтягивать свои цены, снижая, либо они рассчитывали на другой сегмент потребителей с более низкими доходами, заставляют их еще более активно снижать цены, фактически работая в себе убыток. Такая классическая ситуация, мы ее уже видели ранее в этом году и в конце прошлого, когда российские автомобильные заводы приостанавливали свое производство на неделю, на две, на три.

Андрей Шароградский: В течение многих лет эксперты рекомендовали населению хранить сбережения в долларах. Значит ли это, что с введением плавающего курса держать накопления в американской валюте станет невыгодно?

Владимир Тихомиров: Теоретически возможна такая ситуация, но давайте посмотрим на российскую недавнюю историю. Если мы будем смотреть на историю последних 8-10 месяцев - да, действительно, мы видели существенный приток валюты в страну, потому что были высокие цены на нефть, и вообще сырьевые ресурсы, которые Россия поставляет на мировые рынки, соответственно, мы за них много денег получали, было много долларов, рубль стал дорожать, и это все видели. И в итоге сложилась ситуация, когда действительно выгоднее было вкладывать средства в рубли, чем в доллары. Потому что с учетом процентов, которые платят банки, просто-напросто эти сбережения прирастали многим более быстрыми темпами, чем долларовые. Но если мы обратимся к ситуации, которая была 3-4 года назад, то тогда цены на нефть отнюдь не были такими высокими, тогда был период низких цен, тогда рубль был дешевле. Тогда приток валюты в страну был небольшой. Если мы будем, так сказать, продлевать нынешнюю ситуацию и считать, что в будущем мы постоянно будем иметь высокие цены на нефть – да, действительно, объективно рубль будет дорожать, это будет нормальная тенденция, потому что товар, который Россия поставляет на мировые рынки, стоит очень дорого, поэтому российская национальная валюта и будет стоить дорого. Но, к сожалению, это очень сложно и, видимо, неверно прогнозировать, что вот, наступил такой период, когда цены на сырье не будут падать.

Андрей Шароградский: Вообще, политика Центрального банка, которая позволяет какие бы то ни было скачки курсов валют, она может быть выгодна, отвечать интересам российской экономики? Ведь вообще обычно именно скачки, какие бы то ни было, вызывают основные потрясения, и, прежде всего, обычно страдают именно потребители?

Владимир Тихомиров: На самом деле, здесь два момента, которые я хотел бы подчеркнуть. Первое: конечно, любые скачки в валютном курсе расшатывают и валютный рынок, и в целом денежную систему, они создают совершенно ненужные чувства тревоги, или панические чувства среди населения. Если курс будет меняться на один-два-три процента в день, скажем, упадет на 3 процента, уверяю, что многие наши граждане сразу побегут либо продавать доллары, либо покупать доллары, в зависимости от того, куда пойдет курс. Это совершенно ненужно. Это приводит к большим издержкам и в финансовой системе, потому что любые компании, любые банки, которые работают с двумя валютами, скажем, с рублем и долларом, будут соответственно закладывать возможности резкого изменения в свои операции, и таким образом возрастет и стоимость финансовых услуг. Я думаю, что это совершенно ненужно, и Центральный банк в данном случае поступал совершенно верно стараясь в последнее время снивелировать эти колебания в курсе. Это один момент. Второй момент, который я хотел бы подчеркнуть, когда мы уже вначале как бы говорили, когда вот говорили о преимуществах укрепления курса рубля и недостатках, дело в том, что если мы увидим процесс усиления рубля, то параллельно мы увидим то, что очень многие россияне, которые работают на предприятиях, нацеленных на внутренний рынок, будут под угрозой потери работы или сокращения рабочих мест. В итоге значительная част россиян просто-напросто лишается, или существенно сокращает свой доход. Выгоден ли россиянам более сильный рубль, но меньшие доходы при этом – вот это вопрос.

XS
SM
MD
LG