Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Малый бизнес как часть теневого сектора экономики


Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях заместитель председателя совета петербургского отделения организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Александр Мишин. Александр Александрович, доброе утро.

Александр Мишин: Здравствуйте.

Татьяна Валович: Александр Александрович, вы согласны с высказыванием губернатора Петербурга Валентины Матвиенко, что малый бизнес жив и развивается только потому, что он прочно поселился в теневом секторе экономики?



Александр Мишин: Это имеет под собой объективные причины. Малый бизнес в самом деле находится в основном в теневом секторе экономики, но это не потому, что малый бизнес такой плохой, а это такие правила игры, которые ему навязывает власть, в частности, нашего города.

Татьяна Валович: На сегодняшний день в России есть предпосылки к тому, что малый бизнес будет все-таки выходить из теневого сектора экономики?

Александр Мишин: Говориться об этом очень много, но реальных шагов лично я особых не вижу. В частности, одновременно с пакетом о замене льгот на денежные компенсации принимается отмена закона номер 88 федерального о господдержке малого предпринимательства в РФ. И на сегодняшний день никакой альтернативы или какой-либо замены этому закону нет.

Татьяна Валович: Например, власти Петербурга говорят о том, что выделены деньги для государственной поддержки малому бизнесу, Но, как отметила в своем же послании губернатор Петербурга, эта государственная поддержка будет оказываться тем предпринимателям, которые ведут прозрачный бизнес, выплачивают полновесную заработную плату, честно платят налоги. На сегодняшний день, если предприниматель, малый бизнес будет все так выполнять, у него будет какой-то доход для того, чтобы развивать дальше свой бизнес и оставаться на плаву?

Александр Мишин: Дело в том, что власти города уже давно призывают малый бизнес к тому, чтобы он был прозрачным, чтобы он был социально адаптирован, но вместе с тем создают такие условия, когда выжить, ведя честно предпринимательскую деятельность, просто физически невозможно. И это касается как минимум половины предпринимателей, особенно самых мелких, в частности, самого занятого населения, то есть людей, которые обеспечивают работой себя, своих близких и снимают большую социальную напряженность в городе. Об этом почему-то никто не думает.

Татьяна Валович: Например, Владимир Бланк, это председатель Комитета по экономическому развитию и промышленной политике и торговле администрации города в заслугу городской администрации поставил то, что у нас в городе начал действовать ЕНВД. То есть очень многие малые предприниматели перешли, малый бизнес перешел на единый налог на вмененный доход. И что в связи с этим город недополучит достаточно большое количество денег в бюджет. Таким образом, 270 миллионов рублей правительство Петербурга выделяет на развитие малого бизнеса. Я просто процитировала его выступление. Где же тут координация, власти говорят одно, вы говорите другое. Пытаетесь ли вы рассказать о своих проблемах и насколько вас слушают?

Александр Мишин: О своих проблемах мы, естественно, пытаемся рассказывать и рассказываем. Но насколько хорошо власти города нас слушают, можно хотя бы судить из того, что я принимал участие в работе группы по внесению изменений в закон по ЕНВД. После того, как рабочая группа закончила свое существование, и ряд наших предложений просто был проигнорирован, то есть представителей общественности, изменения в закон начали тихонько дорабатываться в недрах Комитета экономического развития и дорабатывались до такой степени, что мы просто вынуждены были опубликовать заявление членов рабочей группы, которая принимала участие, что мы практически не имеем отношения к тем конечным цифрам, которые получились в результате работы над этими законами среди чиновников. И фактически необходимо сейчас сразу после каникул интенсивно начинать думать и дорабатывать закон, чтобы он имел более-менее нормальный вид, на 2005-й год. В частности, благодаря чиновникам из администрации города в очень сложном положении оказался общепит. Его лишили возможности в начале года остаться на упрощенной системе налогообложения, а с середины года, когда задним числом вступил закон о ЕНВД и общепит был оттуда исключен, общепит оставлен в ситуации, когда он может перейти только на общую систему налогообложения. Упрощенная возможна только с начала следующего года.

Татьяна Валович: Вообще, как влияют на малый бизнес нормативно-правовые акты, которые в последние месяцы или, может быть, в последний год были приняты как на федеральном, так и на городском уровне?

Александр Мишин: Мы не видим реальной заботы о малом бизнесе. Скажем, о чем заявлял господин Бланк, ему заботы малого бизнеса вообще далеки, поскольку он бывший банкир и он с трудом понимает, что такое малый бизнес, он этими категориями не мыслит. Наряду с большим трудом принятыми некоторыми поправками к закону о ЕНВД взамен идет наступление: увеличивается аренда, изменяются условия аренды помещений. К середине года, когда получилось, что бюджет где-то что-то по расчетным своим данным недополучает от малого бизнеса, пошли сейчас снова массированные проверки со стороны налоговой инспекции и штрафуют предпринимателей направо и налево, причем в мотивировках говорят, "ну что, вам жалко что ли 3-4 тысячи заплатить".

Татьяна Валович: А как же тогда все эти громкие заявления и выступление губернатора, который вменяет себе, скажем, организацию совета по малому предпринимательству. Он действует или нет?

Александр Мишин: С заверениями у нас в стране вообще очень хорошо всегда обстояло дело и с обещаниями. Вот с выполнением их у нас дело плохо обстоит. Сейчас на грани забытья, можно так сказать, находится провозглашенная недавно административная реформа, которая не дошла даже до среднего звена чиновников, не говоря о высшем. А общественный совет при губернаторе, да, он существует. Но из 36-38 человек, членов совета, я с трудом могу насчитать человек 7, которым небезразличны интересы малого бизнеса. То есть общественный совет фактически носит карманный характер при администрации города.

Татьяна Валович: Александр Александрович, на ваш взгляд, зачем правительство хочет заменить льготы денежными компенсациями?

Александр Мишин: Во-первых, льготы были в большинстве своем ничем не подкреплены, не сопровождались никаким финансированием. Но, вообще, уменьшение льгот - это благая цель. Потому что деньги всегда лучше, чем мифические льготы, которые в большинстве случаев не выполняются.

Татьяна Валович: А вы считаете, что люди получат достойные деньги?

Александр Мишин: Другое дело, насколько это все соответствует действительности. У меня сильное подозрение, что в результате льготники бывшие не получат почти ничего. Они получат очень незначительную сумму, которую съест ближайший подъем инфляции, и фактически все останется на том же уровне.

Татьяна Валович: Александр Александрович, мы начали говорить о тех нормативно-правовых актах, которые за последние месяцы и год принимались как на федеральном, так и на городском уровне, которые должны помочь развитию малого бизнеса. Потому что прозвучали цифры, что четверть петербуржцев работает в этой сфере. Перед парламентскими каникулами Законодательное собрание Петербурга начало обсуждать очень благой вопрос, наверное, для всех - это повышение минимального размера оплаты труда до 3 тысяч. Скажите, пожалуйста, это как повлияет на развитие малого бизнеса?

Александр Мишин: Об этом была уже публикация в "Деловом Петербурге" от имени редакции, где было сказано, что под собой эта инициатива имеет в первую очередь увеличение городского бюджета на 100 миллиардов рублей. Для сравнения, сейчас он 81, на 2004 год. То, что провозгласила наш губернатор в своих послевыборных обещаниях. И основная тяжесть по увеличению наполнения бюджета ляжет опять на малый бизнес. Дело в том, что власть нас призывает к социальной ответственности, причем почему-то о социальной ответственности власти не говорит ничего. Для того, чтобы поднимать до такой величины МРОТ, во-первых, его желательно бы все-таки увязывать с федеральной величиной, которая на данный момент составляет 600 рублей. Во-вторых, нужно же подходить дифференциировано, потому что далеко не все смогут поднять зарплату до этого уровня.

Татьяна Валович: Почему? Ведь это наоборот, должно способствовать развитию бизнеса, то есть выходу из теневого сектора. Ведь не секрет, что очень многие предприниматели сейчас платят в конвертах, а это сказывается и на пенсионном законодательстве, то есть люди получают меньше пенсию. Получается замкнутый круг. С одной стороны, мы говорим о том, что да, малый бизнес весь находится в теневом секторе, а когда увеличивают зарплату, МРОТ до 3 тысяч, вы говорите, что это будет плохо.

Александр Мишин: То, что касается успешных предприятий, я с вами согласен. Но большое количество предпринимателей, особенно без образования юридического лица, которые фактически обеспечивают сами себя, имеют максимум одного наемного работника, для них, когда это находится на уровне рентабельности, такой подъем МРОТа будет непосилен.

Татьяна Валович: Вы сказали, успешные предприниматели. Значит, нужно стремиться к тому, чтобы твоя предпринимательская деятельность была успешна. Насколько может, скажем, предприниматель пойти к государству и попросить у него какой-то кредит для того, чтобы бизнес обеспечить?

Александр Мишин: Любой предприниматель может пойти и попросить, только он ничего никогда не получит. Потому что на сегодняшний день реального кредитования малого бизнеса, и в нашем городе, и вообще по Российской Федерации, практически нет. То, что существует, скажем, на Западе, в развитых капиталистических странах, где только работай, только создавай свое дело - все тебе будет, у нас такого нет. У нас такие кредиты, что они ведут к разорению.

Татьяна Валович: Александр Александрович, как же тогда быть? Проводятся ли какие-то расчеты в городе по существованию малых предприятий, и кто это должен делать?

Александр Мишин: Для этого имеются соответствующие службы администрации города и комитет экономического развития, и комитет финансов, и налоговая инспекция, у которых имеются все необходимые данные для всех необходимых расчетов. Но почему-то все экономические инициативы городской власти, они происходят без всякого экономического обоснования, чисто волевым решением.

Татьяна Валович: А "Опора России"? Разве вы не можете привести вот эти цифры для того, чтобы показать, "ну, господа, посмотрите, что же вы делаете, просто не выжить предприятиям", для того, чтобы, извините за грубое выражение, ткнуть лицом в те цифры, чтобы люди посмотрели, может быть они, действительно, в каких-то облаках витают, чиновники, и рассуждают только категориями большого бизнеса?

Александр Мишин: Дело в том, что чиновники, хотя они обязаны заниматься экономическими расчетами, они занимают выжидательную позицию и ждут, когда им предприниматели принесут свои расчеты, чтобы они говорили, вот этот расчет плохой, этот расчет неправильный. То есть они ждут, когда мы сделаем за них их работу, они получат за это зарплату. То есть, я против этого. Мы можем проконтролировать то, что они насчитали, если они будут с нами советоваться, но выполнять их служебные обязанности, я против этого.

Татьяна Валович: Участвует ли малое предпринимательство в глобализации, как вы считаете?

Александр Мишин: В глобализации малое предпринимательство является пострадавшей стороной. Идет объединение крупного капитала и продвижение его интересов. Это мы наблюдаем во всем мире и эти процессы происходят и в России.

Татьяна Валович: Как вы считаете, Александр Александрович, почему в России вообще сложилось такое положение, что увеличение зарплаты и увеличение льгот начинается с чиновников, а снятие льгот - с пенсионеров, с инвалидов?

Александр Мишин: Потому что у нас практически складывается бюрократическое государство, об этом говорил и президент, что необходима дебюрократизация, и была провозглашена административная реформа в стране. Но сам себя реформировать чиновник может с трудом, я так думаю.

Татьяна Валович: Я хочу привести данные результатов опроса, который как раз проводила "Опора России" на своем сайте. Отвечали люди, которые, видимо, занимаются именно малым предпринимательством. На вопрос, чего вы ждете от административной реформы, почти треть ответила, что ничего, и все-таки треть пожелала, чтобы были созданы благоприятные условия для предпринимательской деятельности. И в то же время на вопрос, что вы считаете главной причиной коррупции в России, 50 процентов ответили, что это узаконенная безответственность власти, а 22 процента, это на втором месте, - пассивность гражданского общества. Александр Александрович, мы говорили о том, что вы не сторонник того, чтобы представлять какие-то цифры, разработанные "Опорой России" или самими предпринимателями, государству и государственным чиновникам. Как же тогда сдвинуть с мертвой точки ту ситуацию, которая сейчас сложилась? Как заставить чиновников работать в том русле, в котором было бы выгодно развитие малого бизнеса?

Александр Мишин: Мы готовы сотрудничать с чиновниками в любых формах, если это будет на благо малому бизнесу. Но то, что нет ответственности у них за свою деятельность, на мой взгляд, это основная причина того, что у нас дело не движется с мертвой точки. То есть мнение общественных организаций, оно мало учитывается. Мнение рядового гражданина, оно учитывается еще меньше. И пока не будет порядка в исполнении чиновниками своих служебных обязанностей, трудно ожидать каких-то сдвигов. Те данные, которые чиновники хотят получать от предпринимателей, - предприниматели давно уже не верят должностным лицам. Чаще всего сведения используются во вред тем же самым предпринимателям.

Татьяна Валович: Александр Александрович, кстати, обсуждение сегодняшнее Госдумой во втором чтении этого законопроекта, там как раз и об инвалидах очень большой пакет будет обсуждаться. Скажите, пожалуйста, инвалиды, которые хотят обеспечить себя, хотят открыть свое дело, они на сегодняшний день какую-то реальную поддержку от государства получают?

Александр Мишин: Вообще, я затрудняюсь ответить на этот вопрос, потому что у меня нет фактов, что имеется какая-то реальная забота об инвалидах. То есть на декларативном уровне это пожалуйста, сколько угодно. Реальная забота об инвалидах, желающих заниматься предпринимательской деятельностью, забота о развитии и создании ими бизнеса, создание льготных условий, в чем они в самом деле нуждаются, потому что они не в равных условиях находятся с остальными людьми, - практически на сегодняшний день, я думаю, этого нет.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: Михаил Юрьевич, Санкт-Петербург. Скажите, пожалуйста, если наша страна вступит в ВТО, как будет законодательство соответствовать тому, как открываются предприятия за границей?

Александр Мишин: Вопрос, конечно, достаточно сложный, потому что прогнозировать, что будет в будущем, я затрудняюсь. Потому что мы не знаем даже, что нас ждет завтра, какие инициативы.

Татьяна Валович: Но законодательство, может, и будет разработано.

Александр Мишин: Может быть и будет. Может быть и будет что-то исполняться. Но все зависит в том числе и от нас. Нужно чиновников теребить, чтобы они все-таки повернулись лицом к народу, и самим не пассивными созерцателями оставаться, а активно вмешиваться в этот процесс изменения жизни в нашем государстве.

Татьяна Валович: "Опора России" будет какие-то акции проводить в ближайшее время, чтобы общество из пассивного состояния переходило к активным действиям?

Александр Мишин: Мы постоянно занимаемся защитой интересов предпринимателей как отдельно взятых, так и на общем уровне, это в плане законодательства, изменения каких-то условий деятельности предпринимателей. Но мы же не экстремистская организация, чтобы звать на баррикады.

XS
SM
MD
LG