Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика нескольких стран Европейского Союза испытывает проблемы. Как высокий курс евро сказался на динамике производства и торговли?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Евгений Бовкун, Наталья Голицына беседует с профессором Лондонской школы экономики Ричардом Джэкманом, Сергей Данилочкин беседует с руководителем проекта фонда "Открытая Россия" Ириной Ясиной.

Андрей Шарый: Подводя итоги развитию германской и европейской экономики в первые два квартала текущего года, ведущие экономисты и политики ФРГ отмечают возросшую зависимость стран ЕС от курса международных валют и развития экспортно-импортных сделок.

Евгений Бовкун: Германская экономика сморщивается как шагреневая кожа, концерны сокращают рабочие места, министр финансов ФРГ говорит о необходимости новых мер экономии, СМИ нагнетают обстановку кризиса, а рядовой бюргер начинает испытывать раздражение при слове «реформы». В этой напряженной обстановке федеральный канцлер Шредер и министр экономики Клемент пытаются выглядеть оптимистами, высказывая осторожную надежду на улучшение конъюнктуры в последние месяцы текущего года. Это еще не экономический спад, а только временный застой, доказывают ведущие политики СДПГ. При этом они ссылаются на оценки некоторых финансовых экспертов, согласно которым кризис в экономике наступает только, когда валовой внутренний продукт в течение двух кварталов подряд сокращается минимум на пол процента. За последнее полугодие он упал, правда, лишь на ноль и две десятых процента. Однако большинство ведущих экономистов Германии все же говорят о кризисе. Основные экономические показатели ФРГ сейчас немногим лучше, чем во время предыдущих кризисов – восемьдесят второго и девяносто третьего годов. Существенное отличие нынешнего спада состоит в том, что слабость германской экономики теперь гораздо болезненнее отражается на положении соседних европейских стран, в частности, Голландии, валовой внутренний продукт которой упал во втором квартале на пол процента. Паралич германской промышленности лишил подвижности многие отрасли торговли в зоне евро. Германский экспорт – традиционная опора и последняя надежда экономики ФРГ - сокращается быстрее импорта. Такого в Германии не наблюдалось уже давно. Руководители ведущих экономических институтов дают разное объяснение причинам кризиса. Одни ссылаются преимущественно на высокий курс евро по отношению к доллару. Другие увязывают в единый комплекс такие факторы, как последствия войны в Ираке, реакцию американских промышленников на пацифистский курс германского руководства и распространение вируса атипичной пневмонии. Третьи предлагают учитывать также весенние забастовки металлистов в восточных землях ФРГ, из-за которых сильно пострадал автомобильный экспорт. Руководитель отдела конъюнктуры Германского института экономических исследований Густав Хорн, считает, что все перечисленные факторы в той или иной мере повлияли на общее состояние германской экономики, препятствуя росту валового внутреннего продукта. Но главную причину того, что спад экономической активности ФРГ настолько затянулся, многие эксперты видят в непоследовательной политике реформ федерального правительства, которому никак не удается совместить потребности социального государства с реальными законами рынка и возможностями основных производителей.

Андрей Шарый: Наталья Голицына попросила прокомментировать экономические проблемы стран еврозоны профессора Лондонской школы экономики Ричарда Джэкмана.

Наталья Голицына: Профессор Джэкман, в чем, на ваш взгляд, причина экономического спада в странах еврозоны?

Ричард Джэкман: Сейчас во всех странах мира происходит снижение экономической активности. Что же касается стран еврозоны, то экономический спад там усугубляется проводимой в этих странах Центральным европейским банком кредитно-денежной политикой. В результате экономика стран еврозоны обладает значительно меньшими возможностями расширения денежного обращения, чем, скажем, Соединенные Штаты или Великобритания.

Наталья Голицына: А связан ли нынешний экономический спад в Европе с состоянием американской экномики?

Ричард Джэкман: Да, конечно. Полагаю, что именно спад американской экономики повлек за собой спад мировой экономики. Особенно это отразилось на падении акций высокотехнологичных предприятий – на так называемой «новой экономике». Толчком к этому послужила экономическая ситуация в Соединенных Штатах. К тому же с недавнего времени на экономике стран еврозоны отразилось падение курса американского доллара по отношению к евро.

Наталья Голицына: А каково состояние британской экономики в свете экономической рецессии в странах еврозоны?

Ричард Джэкман: Экономическую ситуацию в Великобритании нельзя назвать превосходной, но она несравненно лучше, чем в других европейских странах. Подобно континентальной экономике, мы также испытываем трудности в связи с общим экономическим спадом. Но нам удалось значительно снизить банковскую учетную ставку. Мы проводим разумную политику государственных расходов, эффективную фискальную политику. А потому у Британии больше возможностей противостоять мировому экономическому спаду, чем у других европейских стран.

Наталья Голицына: Есть ли основания надеяться, что уже в обозримом будущем произойдет восстановление экономики стран еврозоны?

Ричард Джэкман: Думаю, что основная надежда на восстановление связана с оздоровление экономики Соединенных Штатов. Если это случится, и доллар вновь окрепнет, произойдет рост европейского экспорта, а стоимость акций на европейских биржах, которые упали в связи с ослаблением доллара, вернется на прежний уровень. Так что перспектива восстановления экономики стран еврозоны в ближайшие 12 месяцев в огромной мере зависит от восстановления американской экономики.

Андрей Шарый: Сейчас мнение российского эксперта. Мой коллега Сергей Данилочкин задал несколько вопросов руководителю проекта фонда "Открытая Россия" Ирине Ясиной.

Ирина Ясина: Сказать, что мировая экономика находится в периоде радужном, как это было в конце 90-х годов до осени 97-го, конечно, сложно. Я полагаю, что, тем не менее, говорить о слабости американской экономики, как это в России, например, стало модно в последний год, как минимум, не приходится, потому что всем бы быть таким слабыми. И то, что там какие-то компании электронные рухнули и их акции оказались дутыми - это совершенно не сказывается на столпах американской экономики. И страна, которая торгует мозгами по всему миру, то есть продуктами интеллектуального труда, а отнюдь не сырьем, это, конечно, крайне сильная экономика. Что можно сказать о странах юго-восточной Азии и Латинской Америки? Вы знаете, тут комментировать российскому эксперту достаточно сложно хотя бы потому, что все, что знаем мы здесь - это в основном те же самые сведения, которые почерпывается из газет, которые читаются нами в столбцах цифр отчетов фондовых бирж. Естественно, такие страны, как Аргентина, находятся в тяжелой ситуации. И Россия где-то удовлетворенно почесывает себе животик и говорит: вот мы все-таки не самые плохие, мы еще держимся, забывая, естественно, о том, что наша стабильность пока базируется на высоких ценах на нефть. Поэтому, пожалуй, все, что можно сказать на эту тему.Что касается самой главной страны не еврозоны - Великобритании европейской, то, я полагаю, что по мере того, как евро будет оставаться сильным, в Британии все будет более-менее неплохо.

Сергей Данилочкин: Ирина, скажите, пожалуйста, мы говорим сейчас о негативных тенденциях экономики стран зоны евро. Россия имеет своих главных торговых партнеров именно в этой зоне. Как в этой связи следует относиться к тем процессам экономическим, которые происходят в России? Пойдет ли экономика России вниз на поводу у еврозоны или это совершенно независимый процесс?

Ирина Ясина: Не вижу я особой зависимости здесь. То есть, конечно, она есть, но это не та зависимость, которая у нас от мировых нефтяных рынков или газовых рынков. Германия не будет потреблять существенно меньше газа, если у нее будут не очень высокие темпы роста. Все равно нам будет куда девать основные экспортные товары. Я выражаюсь простым языком, но, тем не менее, я думаю, что это звучит достаточно профессионально. Потому что Германия и другие страны Европы привязаны к российскому газу, и это наше большое счастье, наша большая геополитическая и геоэкономическая удача. Не сильно скажется, намного сильнее сказалось бы мировое падение цен на нефть. Пять лет назад был дефолт, девальвация рубля в России, если вы помните, тогда цены на нефть были 8,5 долларов за баррель, сейчас они 30, Поэтому это то, что действительно влияет на нашу экономику. А снижение темпов роста в Европе и увеличение стоимости евро по сравнению с долларом. Да, конечно, мы будем меньше покупать "Мерседесов" русские богатые и больше покупать "Тойот" и каких-то других автомобилей, но это, согласитесь, не самое серьезное для экономики.

XS
SM
MD
LG