Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ход процесса над ведущими акционерами "Юкоса"


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марьяна Торочешникова и Михаил Саленков.

Андрей Шароградский: Главная тема этого часа - ситуация с компанией "Юкос" и ход процесса над ведущими акционерами "Юкоса" - Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Сегодня государственный обвинитель продолжал зачитывать те материалы уголовного дела, которые, по его мнению, доказывают вину Ходорковского и Лебедева. И на настоящий момент суду представлены доказательства, содержащиеся в первых шести томах уголовного дела (а в деле их более 370). Рассказывает Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: В ходе первой части судебного заседания адвокат Генрих Падва обратил внимание суда на то, что государственный обвинитель Дмитрий Шохин в подтверждение виновности подсудимых четырежды зачитал один и тот же документ - инвестиционный договор АОЗТ "Волна". По мнению Падвы, этот документ действительно представляет интерес для судебного расследования, но тот факт, что прокурор огласил его несколько раз, во-первых, создает обманчивое впечатление о наличии большего количества доказательств, а во-вторых, затягивает процесс.

После перерыва участники судебного заседания продолжили знакомиться с предложенными прокурором доказательствами - и здесь не обошлось без замечаний адвокатов. Рассказывает адвокат Платона Лебедева Елена Липцер.

Елена Липцер: При представлении документов государственный обвинитель на некоторое время замешался и сам не мог понять, что происходит, потому что на определенном листе дела пронумерованные листы закончились, и дальше листы были не пронумерованы. Встал адвокат Падва и сказал, что это защитой было замечено ранее, и что там действительно находятся 15 листов, которые никак не пронумерованы, но которые дублируют те материалы, которые до этого в этом томе содержатся. На что государственный обвинитель сказал: "Ну да, это сдвоенные листы". Что это значит - непонятно, поскольку все материалы дела должны быть прошиты, пронумерованы и в таком виде представлены для ознакомления обвиняемому и его защитникам.

Марьяна Торочешникова: Большая часть времени в сегодняшнем заседании ушла на оглашение обвинителем документации акционерных обществ, через которые проходили акции "Апатита" - "Малахит", "Наутилус", "Буревестник" и другие. Прокурор зачитывал протоколы собраний акционеров этих компаний, их уставы и прочие документы, касающиеся деятельности этих фирм. Таким образом, обвинитель Дмитрий Шохин пытался обратить внимание суда на то, что эти акционерные общества были связаны как между собой, так и с "Менатепом".На этой стадии процесса подсудимые не проявляют большого интереса к слушаниям. На скамье подсудимых Платон Лебедев решает сканворды, а Михаил Ходорковский читает историческое исследование бывшего советника президента Рейгана с говорящим названием "Россия при старом режиме".

Андрей Шароградский: Вчера и сегодня появились сообщения, что главное нефтедобывающее предприятие компании "Юкос" - "Юганскнефтегаз" - может быть продано за 1 миллиард 750 миллионов долларов (гораздо ниже рыночной цены - в оценках многих экспертов). Все эти сообщения вызвали резкое падение котировок акций компании "Юкос". Аналитик инвестиционной группы "Атон" Дмитрий Лукашев полагает, что в случае, если "Юганскнефтегаз" действительно будет продан за 1 миллард 750 миллионов долларов - это будет иметь катастрофические последствия для "Юкоса". С Дмитрим Лукашевым беседовал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Дмитрий, как вы думаете, продажа "Юганскнефтегаза" для "Юкоса" какие будет иметь последствия?

Дмитрий Лукашев: Очевидно негативные последствия. Довольно тяжело дать количественную оценку, все будет зависеть от стоимости продажи, на самом деле. Если таковая, соответственно, будет значительно меньше, чем справедливая стоимость, как это предполагает рынок, тогда именно для стоимости обыкновенных акций "Юкоса" это будет иметь катастрофическое значение.

Михаил Саленков: Вот названная сумма в 1,75 миллиарда долларов за "Юганскнефтегаз" - насколько она соответствует реальной стоимости компании?

Дмитрий Лукашев: Я думаю, что она значительно ниже, чем реальная стоимость компании. Надо просто сознавать, что любая нефтяная компания включает в себя политические риски - не только в России, но и во всем мире. И, в принципе, стоимость любой компании заключается в умении управлять какими-то рисками. Если это, на самом деле, частная компания, не государственная компания, в любом случае у нее есть риски, и стоимость этой компании заключается в умении управлять этими рисками. В нефтяных компаниях существуют, как правило, и геологические риски. И, собственно говоря, это является тем бизнесом, которым компания зарабатывает себе на хлеб и создает дополнительную стоимость для акционеров, кроме стоимости капитала. Очевидно, что в России сейчас существует еще третий риск, очень важный, - это политический риск, который составляет значимую стоимость компаний. И это значит, что стоимость компаний, создаваемая другими рисками, умением управлять другими рисками, уменьшается.

Поэтому трудно оценить стоимость "Юганскнефтегаза". Нужно учитывать, что "Юганскнефтегаз" переживается в определенном политическом контексте, тем не менее, в любом случае 1,75 - это очень низкая оценка. С нашей точки зрения, если компания продается за 1,75 миллиарда долларов, то это значит, что акции "Юкоса" ничего не стоят.

Михаил Саленков: Вчера прозвучала такая фраза, что продажа "Юганскнефтгаза" означает крах компании "Юкос". Вы с этим согласны?

Дмитрий Лукашев: Это означает крах собственности для основных акционеров и очевидно означает крах собственности для акционеров миноритарных. Что касается, например, менеджеров "Юганскнефтегаза", то вполне возможно, что они сохранят работу. Что же касается обычных работников "Юганскнефтегаза", то, вполне возможно, они вообще не заметят никаких изменений.

Михаил Саленков: А как вы думаете, кто может стать покупателем вот этого вот предприятия - "Юганскнефтегаз"?

Дмитрий Лукашев: Я думаю, что любая организация, любое лицо, которому разрешат купить "Юганскнефтегаз", сможет это сделать. "Юганскнефтегаз" - сам по себе довольно самостоятельный актив, который может купить как нефтяная компания, так и любая другая компания или частное лицо. И если найдется компания, организация, которой будет позволено это сделать, очевидно, она найдет способ финансировать этот проект, поскольку очевидно, что он будет продаваться с большим дисконтом, и они смогут найти финансирование именно под этот проект.

Михаил Саленков: "Юганскнефтегаз" продается за такие маленькие деньги исключительно из-за политических рисков?

Дмитрий Лукашев: Он еще не продается ни за какие деньги, поэтому мы не можем об этом говорить. Но если исходить именно из этих терминов - ликвидности и прибыльности, то, наверное, можно то же самое переложить на "Юганскнефтегаз". Ну, и "Юганскнефтегаз" является прибыльной компанией, банкротство происходит не из-за причины неприбыльности компании, а из-за причин непрозрачной ликвидности. Кроме того, не происходит банкротство "Юганскнефтегаза", а происходит изъятие актива из компании "Юкос". И "Юганскнефтегаз" в данном случае ни при чем.

Михаил Саленков: И последний вопрос. Как вы считаете, как это повлияет на отрасль в целом и на фондовый рынок - такая возможная продажа?

Дмитрий Лукашев: Я думаю, что это не скажется на фондовом рынке российском, если вы имеете в виду российский рынок. На самом деле, не ожидаю каких-то катастрофических последствий, поскольку, с моей точки зрения, основной движущий фактор для российского фондового рынка - это цены на нефть, а не ситуация в "Юкосе". Как показывает практика, любой российский и западный инвестор ориентируются скорее на краткосрочную прибыль, а краткосрочная прибыль в основном формируется ценами на нефть в настоящее время. Что касается фундаментальных показателей, политических рисков, - это некие долгосрочные соображения, которые волнуют, конечно, инвесторов, но не в такой степени. Поэтому я думаю, что реально никакой катастрофы на фондовом рынке не будет.

XS
SM
MD
LG