Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько реально стоит "Белтрансгаз"?


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работала корреспондент Радио Свобода Наталья Судленкова.

Андрей Шарый: Правительство Белоруссии заявило, что готово провести международный тендер по продаже контрольного пакета акций "Белтрансгаза". Создание совместного предприятия на базе "Белтрангаза" в то же время остается одним из наиболее сложных вопросов в российско-белорусских отношениях. Стороны не находят взаимопонимания по проблеме оценки белорусской газотранспортной системы. Российский "Газпром" настаивает на том, что необходимо оценивать "Белтрансгаз" по балансовой стоимости и называет цифру 600 миллионов долларов. Минск убежден, что речь должна идти о нескольких миллиардах долларов. Премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский в качестве обоснования белорусских требований привёл пример чешского "Трансгаза", который был продан за почти 4 с половиной миллиарда долларов. Насколько корректно это сравнение? Рассказывает корреспондент Радио Свобода Наталья Судленкова:

Наталья Судленкова: Белорусская сторона неоднократно заявляла о том, что "Белтрансгаз" - это народное достояние, стратегически важный объект, цена которого не может равняться его балансовой стоимости. Какие факторы влияют на оценку газотранспортных систем? Говорит руководитель группы оценщиков чешской газотранспортной системы Йиржи Грбачек, заведующий отделом корпоративных финасов "АБН-Амробанка".

Йиржи Грбачек: Факторов, которые влияют на оценку газотранспортной системы, очень много. Кроме стоимости собственно оборудования компании, необходимо учитывать еще техническое состояние, географическое положение, прибыльность системы и так далее. Когда чешское правительство продавало "Трансгаз", то в комплекс входили также и 8 региональных распределительных компаний, которые доставляют газ непосредственно до потребителей.

Наталья Судленкова: В Белоруссии доставкой газа до потребителей, за исключением самых крупных предприятий, занимается отдельная структура – "Белтопгаз", о продаже которой речь не идет, хотя «Газпром» неоднократно высказывал намерение её приобрести. Без "Белтопгаза" белорусская газотранспортная система – только магистральный газопровод, попросту говоря – "труба".

Йиржи Грбачек отмечает, что при проведении оценки необходимо также учитывать, к примеру, объем газа, который прокачивается через систему. Эксперт белорусского Независимого института социально-экономических и политических исследований Валерий Дашкевич подчеркивает, что если учитывать этот параметр в различных сетях, то сравнение будет явно не в пользу "Белтрансгаза":

Валерий Дашкевич: Если, например, сравнивать со словацкой газотранспортной системой, то надо иметь в виду, что словацкая намного мощнее с точки зрения пропускной способности. Через словацкую газотранспортную систему прокачивается на запад порядка 90-96 тысяч кубических метров газа. Через белорусскую - около 30 тысяч. Правда, надо учитывать и то, что белорусская система длиннее.

Наталья Судленкова: В конце прошлой недели белорусское правительство заявило, что готово провести международный тендер по продаже контрольного пакета акций "Белтрансгаза". Минск рассчитывает на то, что при проведении тендера и участии газовых компаний других государств, а не только "Газпрома", окончательная цена окажется выше, чем предлагаемая российским монополистом. Валерий Дашкевич скептически относится к перспективам такого конкурса:

Валерий Дашкевич: Те компании, которые могли бы быть заинтересованы в участии в таком тендере, являются стратегическими партнерами "Газпрома". И без согласия "Газпрома" никто из них не подаст заявку на участие в тендере на покупку "Белтрансгаза". Они могут действовать вместе, например, как это было в Литве или в Словакии, но, подчеркиваю, без участия "Газпрома" никто из них заявку на тендер не подаст.

Наталья Судленкова: Сравнение "Белтрансгаза" со словацкими или чешскими системами вряд ли корректно уже хотя бы потому, что приватизация в Центральной Европе проходила в условиях рыночной экономики. В этих странах были созданы отдельные независимые структуры, которые контролируют деятельность энергетического сектора. Йиржи Грбачек считает, что наличие таких структур является весьма важным условием нормальной деятельности газотранспортных компаний.

Йиржи Грбачек: В странах Центральной и Восточной Европы газотранспортные компании обычно являются монополистами, поэтому крайне важно наличие в стране комитета по энергетике. Комитет стремится найти правильные и приемлемые для всех участников рынка цены. Решения именно этого комитета определяют прибыльность компании.

Наталья Судленкова: В Беларуси внутренние цены на нефть и газ определяет комитет по ценообразованию Министерства экономики. И эту структуру назвать независимой невозможно. По мнению Валерия Дашкевича, с учетом различных факторов, окончательная цена "Белтрансгаза", определенная независимыми аудиторами, вряд ли превысит 1 миллиард долларов. Но эта оценка потребует времени, поэтому, считает эксперт, совместное предприятие на базе "Белтрансгаза" в этом году создано уже не будет. Заместитель министра экономики Белоруссии Олег Мельников заявил, что оценивать "Белтрансгаз" необходимо не как трубу, а как бизнес. Валерий Дашкевич убежден, что в этом случае цена белорусского предприятия будет еще ниже, чем балансовая стоимость:

Валерий Дашкевич: Прибыльность "Белтрансгаза" составляет порядка 50 миллионов долларов в год. Если посчитать, за какой срок окупятся инвестиции в 5 миллиардов, то это получается срок в 100 лет. Поэтому, если покупать как бизнес, то эта цена, объявленная белорусским руководством, вообще несуразная.

Наталья Судленкова: В качестве третейского судьи в споре об оценке "Белтранасгаза" выступит лондонский офис компании "Делойт энд Туш". Правда, и его оценка будет не последней точкой, а базой для последующих переговоров.

XS
SM
MD
LG