Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госкомстат утверждает: иностранные инвестиции в Россию в первом квартале выросли почти вдвое


Ведет программу Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Иван Трефилов и Юрий Жигалкин, который беседует с сотрудником Центра стратегических и международных исследований Джорджем Хэнди.

Андрей Шарый: В первом квартале 2003 года объем прямых иностранных инвестиций в российский бизнес превысил один миллиард долларов – по сравнению с аналогичным периодом прошлого года они увеличились на четверть. Однако, как считают эксперты, для полной модернизации экономики страны этих денег все равно не хватит. Рассказывает Иван Трефилов.

Иван Трефилов: С января по март объем всех иностранных инвестиций превысил шесть миллиардов долларов - по сравнению с прошлым годом рост составил более шестидесяти пяти процентов. По данным Госкомстата, увеличиваются и прямые инвестиции. Эксперты не видят в этом ничего необычного. Как говорит депутат Государственной думы, бывший министр финансов Михаил Задорнов, размещать капиталы на западных рынках сегодня просто не выгодно:

Михаил Задорнов: Фондовые рынки продолжают падать или, по крайней мере, не растут. Во-вторых, очень низкие процентные ставки как в Европе, так и в США, особенно в США, вкладывать там деньги просо не имеет смысла, поскольку доход равен 2-3%. В России, естественно, рентабельность различных операций гораздо выше и в том числе их долларовая эффективность. Поэтому просто в России сейчас выгоднее условия вложения. Третья причина, столь же очевидная, – макроэкономическая ситуация российская устойчива последние три года и в перспективе в ближайшей, год-полтора, она будет устойчивая. Бюджет сбалансирован, платежный баланс сильный, даже при некотором снижении энергоносителей в России бюджетный баланс останется сбалансированным, это тоже дает уверенность инвесторам. Ну и, наконец, четвертый момент, который особое внимание привлекает прямых инвесторов в российские активы, это то, что в России укрепляется рубль.

Иван Трефилов: Но специалистов смущают предпочтения иностранных инвесторов. По-прежнему наиболее привлекательной отраслью остается торговля – в ней можно быстро получить прибыль. С долгосрочными проектами западный капитал предпочитает не связываться. По мнению руководителя проекта фонда Открытая Россия Ирины Ясиной, тревожиться из-за этого пока не стоит:

Ирина Ясина: Это тоже закономерный этап, ничего ожидать другого на сегодняшний момент нельзя. И даже то, что БП покупает большой кусок ТНК тоже очень важно, это как раз совершенно не торговая сфера, а те миллионы, которые вложила БП, они существенную долю составляют. Просто не бывает так, чтобы сразу начали вкладывать в авиастроение, сначала нужно пройти через что-то попроще. Сначала мы прошли через портфельные инвестиции, через ценные бумаги, теперь мы имеем такие инвестиции. Следующим этапом, если будем себя хорошо вести, это будет что-то посерьезнее, но это тоже хорошо.

Иван Трефилов: Не видит повода для тревоги и главный экономист аналитического отдела Альфа-банка Наталия Орлова – она считает, что российской экономике сначала необходимо доказать свою жизнеспособность:

Наталия Иванова: Это неопасно, просто это отражает предпочтение иностранных инвесторов к проектам с коротким циклом окупаемости и к проектам, где не требуется значительной инвестиции в какое-то производство, в какое-то оборудование. Поэтому, я не думаю, что это опасно развитие торговли и таких отраслей, приближенных к клиентам, это, тем не менее, очень положительно. В целом такая структура – приток инвестиций по секторам, она, конечно, отражает опасения инвесторов вкладывать деньги в Россию.

Иван Трефилов: Несмотря на то, что иностранный капитал расширяет свое присутствие в России, денег для серьезной модернизации национальной экономики все равно не хватает. Ирина Ясина говорит, что для полного обновления производства объемы инвестиций следует увеличить во много раз:

Ирина Ясина: Для того, чтобы полностью модернизировать нашу экономику, которая устарела безумно, это ни для кого не секрет, экономика находится в ужасном состоянии с точки зрения основных фондов, нам нужно триллионы долларов, и, конечно, таких инвестиций у нас быстро не будет. Это инвестиции, которые могут придти в страну в случае, если сохраняется и только улучшается ситуация в течение десятилетий. Именно такой объем нам необходим. В годовом исчислении назвать сложно, потому что это всего лишь затыкание дыр.

Иван Трефилов: С этими расчетами согласен и депутат Госдумы, бывший министр финансов Михаил Задорнов:

Михаил Задорнов: Есть разные подсчеты, которые сходятся на том, что для нормальной модернизации российской экономики нужно от 40 до 60 миллиардов в год, это только инвестиции в виде обновления основных средств, то есть зданий и оборудования. Реально мы имеем меньше, если говорить об обновлении основных средств частного сектора, примерно вдвое меньше имеем инвестиций. Поэтому даже, если мы получили не 800 миллионов долларов, а один миллиард прямых инвестиций, то сами понимаете, при задаче увеличить в 20 миллиардов долларов в год инвестиций прямых это еще капля в море. То есть это хорошо, но совсем недостаточно, еще очень большой потенциал, который необходимо реализовать российским предприятиям.

Иван Трефилов: Когда Россия сможет получить необходимые ей иностранные инвестиции в достаточном объеме, эксперты прогнозировать не берутся. Но, как считает главный экономист аналитического отдела Альфа-банка Наталия Орлова, в ближайшее время эти деньги стране и не нужны:

Наталия Орлова: Есть идея, что инвестиции сейчас необходимо удвоить, чтобы показать те темпы экономического роста, на которые у нас ориентируется правительство и которые президент отмечал в своем послании, обращении к Федеральному Собранию. Но при этом нужно понимать, что здесь вопрос не только в наличии денег, а в рентабельности тех проектов, куда они вкладываются. Если перспективы развития российской экономики будут вызывать сомнения, как у иностранных инвесторов, так и у российских производителей, будет ощущаться присутствие рисков, то совершенно понятно, что рентабельность будет сокращаться, и деньги не будут приходить не потому, что их в принципе нельзя будет получить, а просто будет неэффективно их вкладывать.

Иван Трефилов: А рентабельных производств в России не так уж и много. В основном – это предприятия нефте-газового сектора и металлургические компании. Перерабатывающая промышленность растет весьма медленно, а все усилия властей по ее поддержке заметного эффекта пока не принесли.

Андрей Шарый: Как в Соединенных Штатах реагируют на сообщение о значительном росте иностранных инвестиций в Россию? Известно, что американские компании традиционно жаловались на плохое отношение к инвесторам в России? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин взял интервью у сотрудника Центра стратегических и международных исследований Джорджа Хэнди.

Юрий Жигалкин: Прежде всего, насколько реалистичными вам кажутся неожиданные крупные суммы иностранных инвестиций, которые, по словам Госкомстата, получила Россия?

Джордж Хэнди: В том, что касается сорока трех миллиардов, то эта цифра выглядит вполне правдоподобной, если в расчет берется период со времени прихода Бориса Ельцина к власти, поскольку, например, инвестиции в китайскую экономику за тот же период были приблизительно в два раза больше. Если говорить о рекордных инвестициях в первом квартале года, то они, скорее всего, представляют из себя разовый феномен, результат крупного энергетического контракта, заключенного Бритиш Петролеум. Вместе с тем, совершенно очевидно, что в последний год-два интерес к инвестициям в Россию значительно вырос благодаря серии мер, принятых российскими властями. Это меры в области укрепления прав иностранных инвесторов, миноритарных держателей акций, на отношение к России повлияло и изменение системы налогообложения и, что не маловажно, растущее ощущение стабилизации и политической и экономической ситуации в стране, которое напрямую увязывается иностранными инвесторами с политикой президента Путина и его кабинета.

Юрий Жигалкин: Означает ли это, что совсем недавняя память о исключительно трудном, а для некоторых инвесторов, кровавом опыте ведения дел в России отступает, что фактор риска больше не играет значительной роли для тех, кто идет в Россию?

Джордж Хэнди: Естественно, это все еще одно их основных соображений, принимаемых в расчет иностранными инвесторами. Но для них это не самый главный критерий. Главное для них – потенциальный возврат на вложенный капитал. Значительный риск для инвесторов в России остается. Но на другую чащу весов они кладут относительную политическую стабильность, замечательные перспективы российского энергетического сектора, который как показали последние два года, может функционировать эффективно, ведущие нефтяные концерны России демонстрируют свою готовность действовать в согласии с общепринятыми международными нормами. А если принять в расчет крупные нефтегазовые запасы страны и высокие цены на энергоносители и рост российской экономики в то время, как Европа движется к рецессии, то Россия становится очень привлекательным объектом для иностранного капитала. Так что очевидно, что в сравнении с тем, что было несколько лет и даже год-два назад, возможности для выгодного вложения капитала в российскую экономику значительно возросли в то, время, как фактор риска снизился, хотя он остается довольно заметным.

XS
SM
MD
LG