Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с коррупцией в России и запутанность налогового законодательства


Программу ведет Арслан Саидов. Над темой работал экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Арслан Саидов: Президент Владимир Путин ставит перед новым главой правительства задачу ужесточить борьбу с коррупцией и уклонением от уплаты налогов. Однако эксперты опасаются, что в отсутствие современного и понятного для всех законодательства власти лишь усилят карательные действия в отношении бизнеса. Слово экономическому обозревателю Радио Свобода Ивану Трефилову:

Иван Трефилов: Призывая новое правительство России добиваться ужесточения налоговой дисциплины, Владимир Путин, похоже, делает ставку на людей, компетентных в решении таких задач. Михаил Фрадков, будучи главой налоговой полиции, запомнился весьма жесткими заявлениями и действиями в отношении неплательщиков налогов. Именно его ведомство предложило отменить принцип деятельного раскаяния, а также разобраться со схемами оптимизации бюджетных выплат. С момента кончины налоговой полиции прошел год. Но порядок в фискальной политике власти до сих пор не навели. Налоговые ставки снижаются, однако механизм их взимания только усложняется. Как утверждает председатель экспертного совета при бюджетном комитете Государственной Думы Михаил Орлов, это противоречит указаниям президента:

Михаил Орлов: Наверное, уже два или три подряд бюджетных послания содержат тезис о том, что реформа налоговой системы должна привести к снижению административных издержек налогоплательщиков и государства. Но после налоговых посланий появляются законопроекты, которые, как создается впечатление, пытаются реализовать прямо противоположную задачу: усилить нагрузку на налогоплательщиков. И удивительно, что потом чиновники удивляются: "Мы снизили для вас налоги, а вы все равно не платите". Да потому что их невозможно платить.

Иван Трефилов: Ничего не могут власти сделать и с практикой оптимизации налоговых вычетов, с которой сегодня знакомы все российские предприниматели. Но как утверждают эксперты, государство само провоцирует бизнес на сокращение отчислений в бюджет. Говорит заместитель председателя комитета Совета Федерации по бюджету Олег Чиркунов:

Олег Чиркунов: Налоговая оптимизация у нас в стране существует, это раз, и второе: она существует благодаря законодателю, который либо неточно прописал законодательство, либо второе - он специально предоставил некие режимы по отдельным категориям налогоплательщиков. Теперь хотелось бы понять, что такое риски, и какие риски вообще существуют при применении налоговой оптимизации. На мой взгляд, они существуют в двух сферах: собственно в налоговой, когда предприятие рискует экономически, и может быть оштрафовано, или понести какие-то другие санкции, но самое печальное – есть другая сфера рисков - это сфера рисков уголовная, статьи 198-я и 199-я Уголовного кодекса, которые недавно приняты в новой редакции.

Иван Трефилов: Названные сенатором статьи УК предусматривают ответственность за неуплату налогов, если такие действия были совершены с умыслом и направлены на уменьшение отчислений вопреки существующим налоговым правилам. Однако эти нормы настолько юридически двойственны, что правоохранительные органы могут применять их по своему усмотрению. Такие обвинения, например, предъявлены сегодня совладельцам "ЮКОСа". Нефтяной бизнес, очевидно, будет особой сферой внимания Михаила Фрадкова. Еще возглавляя налоговую полицию, он обращал внимание на злоупотребления, которые допускают российские нефтяники. Речь шла и о трансфертных ценах и о низком уровне налогообложения отрасли, поэтому не исключено, что новому премьеру придется по душе идея повышения ставок налоговых отчислений. Правда, сами нефтяники утверждают, что отдавать государству им больше нечего. Как говорит начальник управления внутреннего аудита "ЮКОСа" Галина Антонова, нефтяной сектор и так платит в казну миллиарды долларов:

Галина Антонова: 2002-й год, вся выручка от реализации продукции составляла 57 миллиардов. В 2003-м году ожидаемая выручка от реализации продукции - 71,8 миллиарда. Куда уходят эти деньги? Это операционные затраты, себестоимость добычи и переработки нефти - 18 миллиардов. Транспорт нефти и нефтепродуктов - 12,3 миллиарда. Инвестиции, то есть капитальные вложения - 12 миллиардов. Налоги – ожидаемая цифра, оценочно в этом году около 28 миллиардов. Вот оставшаяся сумма, она говорит сама за себя, поэтому никаких мифических 40 миллиардов, или 20 миллиардов, и даже 10 миллиардов свободных средств в отрасли нет.

Иван Трефилов: Тем не менее, предложение об изменении налога на добычу природных ископаемых в правительстве существует. Нефтяники в принципе не против корректировки законодательства, однако они не понимают, как регулирующие органы собираются устанавливать разные налоговые ставки на каждую нефтяную скважину. К тому же, по словам председателя наблюдательного совета инвестиционной группы "Ренессанс Капитал" Александра Шохина, такая система только усилит коррупцию среди государственных чиновников:

Александр Шохин: Дифференциация налогов не должна резко повышать степень усмотрения чиновников. Когда Минэнерго предлагает, скажем, во-первых, объем изъятия увеличить примерно до 6 миллиардов долларов, и ввести несколько оснований для дифференциации НДПИ, мы считаем, что это резко повысит субъективность принятия соответствующих решений, и, стало быть, коррупционность налогового механизма в этой области тоже возрастет. В этой связи, если НДПИ дифференцировать, то, на наш взгляд, основания для такой дифференциации должны быть прописаны, напрямую желательно, в законе, и число таких оснований должно быть минимально.

Иван Трефилов: Казалось бы, аргументы оппонентов правительственного варианта налоговой реформы вполне убедительны. Но пока российские власти не делают ничего, чтобы сделать законодательство более прозрачным и понятным для всех. Более того, как утверждает эксперт бюджетного комитета Государственной Думы Михаил Орлов, новая инициатива министерства лишь усложняет систему:

Михаил Орлов: К сожалению, дальнейшие сегодняшние шаги, которые принимаются ведомствами, ответственными за налоговую реформу, свидетельствуют о том, что тенденция к ужесточению администрирования будет прослеживаться и впредь, и мне кажется, что если тенденция реформирования налоговой системы, которая будет сопровождаться формальным снижением налогового бремени, но одновременно усилением административной нагрузки, если эта тенденция не будет сломлена, то бессмысленно рассчитывать на выход налогоплательщиков из тени, и бессмысленно рассчитывать на то, что наш бюджет будет пополняться достаточно налогами, и что все фирмы будут "белыми, пушистыми" и прозрачными.

Иван Трефилов: Тем временем, запутанность налоговой системы дает возможность правоохранительным органам избирательно применять ее нормы для наказания неугодных властям представителей бизнес-сообщества. То есть только суд теперь будет способен отличить добросовестного налогоплательщика от нарушителя закона. Заместитель председателя комитета Совета Федерации по бюджету Олег Чиркунов считает это неправильным.

Олег Чиркунов: Я считаю, что это достаточно сложная и страшная позиция, по нескольким причинам: социально-классовый состав судей - наше общество не любит богатых, не любит успешных, это в том числе отражается и на тех людях, которые решают их судьбу. Если стоять на классовых позициях защиты интересов государства, помнить, что у нас в стране масса нищих, больных и стариков, за которых мы несем ответственность, то, стоя на этой позиции, любая неуплата налогов является жутким и страшным преступлением.

Иван Трефилов: Впрочем, не исключено, что существующая конфигурация российского законодательства о налогах, наоборот, будет выгодна Михаилу Фрадкову. По крайней мере, так будет проще выполнить поставленную президентом задачу об усилении борьбы с налоговыми уклонистами.

XS
SM
MD
LG