Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция мировых финансовых рынков на военную операцию в Ираке


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с профессором Стэнфордского университета Михаилом Бернштамом.

Юрий Жигалкин: Я думаю, что, на взгляд непосвященного человека рынок ведет себя сейчас странно, казалось бы, преддверие войны, а он идет вверх - как это объяснить?

Михаил Бернштам: Только тем, что исчезает неопределенность. Рынок беспокоился о том, что затянется неопределенная ситуация, что будет нехватка нефти, что успеют устроить минные поля вместо нефтяных полей в Ираке, что будет продолжаться неопределенность и спад в крупных экономиках мира. Сейчас, когда ситуация разрешилась, неопределенность ушла, рынок ожидает экономического подъема. В ожидании экономического подъема люди покупают акции. Спрос на акции поднимает цены акций. Заметьте, что поднимаются и "Dow Jones" и "S&P", то есть промышленный индекс, который включает в себя и технологические акции, и даже поднимается "NASDAQ," который очень сильно раньше упал - это самые современный технологический рынок.

Юрий Жигалкин: То есть, как это ни парадоксально, но война может быть необходимым психологическим бумом для американской экономики?

Михаил Бернштам: Так точно. Рынок смотрит в будущее, и рынок считает, что война будет быстрой, что все это кончится, и что замедление экономического подъема в Америке, которое произошло в четвертом квартале 2002-го года, снова перейдет в ускорение, и 2003-й год будет годом высокого роста, соответственно, высоких прибылей, высоких инвестиций, и в ожидании всего этого люди покупают акции. Рынок - это активность по покупке акций. Если такая активность развивается, цены поднимаются.

Юрий Жигалкин: Но если мы так осторожно скажем, что война может быть благоприятной вещью для американской экономики, как она может отразиться на российской экономике? Есть, насколько я понимаю, опасения относительно того, что падающие цены на нефть могут негативно отразиться на России, то есть, война будет плоха для России.

Михаил Бернштам: Для России не сама война, а то, что может произойти после войны, - а именно падение мировых цен на нефть, уже оно началось, уже сейчас падают нефтяные цены, будущие, так называемые фьючерсы, на май они уже упали ниже того развода, который сделал ОПЕК - между 22 и 28 долларами за баррель, уже сейчас они 27 - ниже верхней планки этой разводки, соответственно, для России, для российского бюджета это будет плохо, потому что каждый доллар за баррель дает России дополнительный миллиард долларов, если она возвращается - валютная выручка. И тут возникает второй вопрос: ведь, на самом деле, важна не только цена на нефть, но и процент возврата валютной выручки, и сейчас совершенно, в общем-то, не вовремя и неудачно для российской экономики, и для будущего бюджета, и для будущего развития принимается закон о том, что разрешается снизить норму обязательной продажи валютной выручки с 50 процентов до 30. Эта мера - она либеральная, но как она отразится на бюджете - отрицательно, как она отразится на экономическом росте, если не будут поступать деньги назад в российскую экономику и не будут ускорять платежи - тоже отрицательно.

XS
SM
MD
LG