Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Татнефть" покупает турецкий нефтеперерабатывающий холдинг


Программу ведет Мелани Бачина. Участвует экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Мелани Бачина: Российские нефтяники расширяют свой бизнес за счет приобретения зарубежных активов – последним примером экспансии стала покупка компанией "Татнефть" турецких нефтехимических производств. Однако аналитики сомневаются в том, что эта сделка окажется экономически оправданной. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Турецкие власти санкционировали продажу контрольного пакета акций холдинга "Tupras". Доля его нефтеперерабатывающих производств на местном рынке достигает восьмидесяти пяти процентов. Покупатель в составе российской компании "Татнефть" и турецкого концерна "Zorlu" предложил за ценные бумаги "Tupras" наивысшую цену - более миллиарда трехсот миллионов долларов.

В том, что очередная российская компания пытается расширить географию своего бизнеса, нет ничего удивительного. Более крупные конкуренты "Татнефти" уже давно занимаются выстраиванием структур, в которых объединены не только добыча нефти, но также ее переработка и сбыт. Однако российские аналитики называют приобретения "Татнефти" достаточно рискованными. Они утверждают, что отвлекая ресурсы на покупку зарубежной собственности, компания может столкнуться с нехваткой денег для пополнения разведанных запасов сырья. Тем более что в последние годы наращивание нефтедобычи в Татарстане происходило лишь благодаря специальным налоговым льготам. Уже сейчас президент республики Минтимер Шаймиев признает, что увеличить поставки сырья "Татнефть" не может:

Минтимер Шаймиев: Мы сегодня должны были бы добывать, по данным и прогнозам нашего института, у нас один из самых авторитетных институтов в нефтяной отрасли - Бугульминский научно-исследовательский институт - мы должны были сегодня добывать 17 миллионов тонн нефти в год. Мы добываем почти 30 миллионов - 29 400 тысяч тонн нефти. За эти годы мы постепенно стабилизируем и добиваемся определенного роста. Я открыто ведь говорю, это не мое желание или нежелание, это просчитано со всех точек зрения – мы сейчас не занимаемся увеличением добычи нефти. Некоторый рост идет, связанный с внедрением новых методов повышения нефтеотдачи, и так далее, и мы выйдем где-то на 30 миллионов. И это надолго. Ближайшие 30 лет у нас устойчиво будет добываться 30 миллионов тонн нефти.

Иван Трефилов: Власти Татарстана – наиболее крупного акционера "Татнефти" – не скрывают, что месторождения, на которых сегодня работает компания, уже истощены. Поэтому необходимые для извлечения сырья расходы все более возрастают. По крайней мере, продолжает Минтимер Шаймиев, условия работы местных нефтяников никак нельзя сравнивать с тем, как ведут свой бизнес другие российские компании:

Минтимер Шаймиев: Конечно, рассчитывать на высокую рентабельность "Татнефти" не приходится, хотя данная рентабельность дает нам, как говорится, возможность заниматься и инвестиционной деятельностью, и неплохо, потому что мы работаем уже на самом старом месторождении Ромашкинском, откуда уже добыто 2 миллиарда 600 миллионов тонн нефти. В Татарстане, чтобы добыть килограмм нефти, или литр нефти, надо закачивать 80 литров воды в недра под большим давлением, повышать на этой основе пластовое давление, выдавливать нефть, откачивать ее с этой водой обратно наверх, потом отделять от воды, вот в каких условиях мы работаем на старом месторождении. А новые месторождения у нас есть, мы через создание малых нефтяных компаний их осваиваем, более 4 миллионов сейчас они добывают, раньше этого не было, но там тяжелая нефть и с большим содержанием серы.

Иван Трефилов: Но даже с тем сырьем, которое "Татнефть" добывает, существуют проблемы – компания просто не может наладить производственный цикл из-за отсутствия у нее достаточных перерабатывающих мощностей. В России такие заводы раскуплены, поэтому остается присматривать активы за границей. "Татнефть" уже приобрела производство в Украине, а затем и в Турции. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев предполагает, что последняя сделка окажется выгодной:

Минтимер Шаймиев: Нам нужны выходы на переработку. Так оказалось по размещению производительных сил в стране в свое время, что в Татарстане хотя годовая добыча доходила до 103 миллионов тонн нефти в год, он оказался без единого завода по нефтепереработке. У нас есть завод при Нижнекамске, при "Нижнекамской Нефтехимии", который разделяет сырье, 7 миллионов тонн, но это не нефтеперерабатывающий завод. Он делит нефть на грубые фракции, чтобы обеспечить сырьем нефтехимический комплекс. Сейчас мы также занимаемся строительством нового завода, ведем переговоры с компанией южнокорейской, и учитывая, что Кременчуг, и сейчас турецкая компания, я думаю, мы будем в состоянии размещать, перерабатывать и на этой основе повышать эффективность. Ведь еще эффективность компании зависит от чего – она должна быть интегрирована, должны быть перерабатывающие мощности. Если у добывающей компании их нет, то рентабельность снижена.

Иван Трефилов: Российские эксперты пока достаточно осторожно оценивают новые приобретения "Татнефти". Существующие опасности понимают и миноритарные акционеры компании, которые через суд требуют приостановить продажу "Tupras". О других рисках этой сделки рассуждает шеф московского бюро агентства "Bloomberg" Владимир Тодрес:

Владимир Тодрес: Предстоит увидеть, насколько эта сделка эффективна. Дело в том, что в нее вложено очень много денег – 1 миллиард 300 миллионов долларов собирается заплатить за "Tupras" альянс "Татнефти" и турецкой компании "Zorlu". Дело в том, что турецкая компания "Zorlu", хоть и уважаемая и известная в Турции, она не особенно большая, и трудно поверить, что они могут взять на себя хотя бы половину затрат. То есть большая часть этих затрат ляжет на "Татнефть", которая уже имеет задолженность больше 700 миллионов долларов, о чем собственно и беспокоятся инвесторы, потому что американские депозитарные расписки "Татнефти" торгуются в Нью-Йорке, а существует опять же довольно много долгов "Татнефти", которые торгуются. В этом и есть весь вопрос - не переплачивает ли "Татнефть". Хотя все понимают, что "Татнефть" находится в довольно отчаянном положении. У нее очень старые нефтяные поля, на них очень трудно, фактически невозможно поднять производство нефти, можно только не допустить, чтобы оно упало, и в самой России не осталось нефтеперерабатывающих заводов на продажу. И "Татнефти" приходится что-то делать. Вопрос в том, насколько оптимальны эти затраты. Предстоит увидеть, что дешевле: купить в Турции, почти на европейском рынке, уже существующее производство, или построить с нуля что-нибудь в Татарстане – это тоже будет стоить не меньше миллиарда долларов. Как говорят, нужно посмотреть.

Иван Трефилов: Кроме того, через суд добиться аннулирования результатов приватизации турецкой компании желают и местные профсоюзы. Их лидеры говорят, что давая разрешение на проведение тендера, власти страны нарушили действующие антимонопольное законодательство.

XS
SM
MD
LG