Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский союз промышленников и предпринимателей борется за соблюдение корпоративной этики


Программу ведет Андрей Шароградский. Над темой работала корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Андрей Шароградский: Российский бизнес становится все более цивилизованным, и все больше внимания уделяется соблюдению норм корпоративной этики. Такое мнение выражают представители Российского союза промышленников и предпринимателей. Рассказывает Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева: Не так давно Русская православная церковь разработала десять заповедей предпринимателей, почти пародию на библейский текст. Митрополит Кирилл пригрозил: кто заповеди соблюдать откажется, того публично осудят. В Российском союзе промышленников и предпринимателей к инициативе церкви отнеслись со сдержанным скепсисом, хотя бы потому, что деловое сообщество уже несколько лет как само разработало и старается соблюдать так называемую Хартию корпоративной и деловой этики. Пунктов в ней поменьше, чем заповедей - всего 8, зато они к предпринимательской деятельности имеют непосредственное отношение. Например, такое обязательство: с уважением относиться к своим конкурентам, не прибегать к незаконным формам борьбы. Говорит председатель комиссии РСПП по корпоративной этике Борис Титов.

Борис Титов: Как будет существовать корпоративное сообщество у нас, насколько ты гарантирован в своих инвестициях, в том, что у тебя не будет проблем, каковы риски, которые ты несешь, они во многом зависят от состояния делового сообщества, от этичности, от правил корпоративных, которые выполняются или не выполняются. Поэтому РСПП и другие наши организации, они очень озабочены этой проблемой. Надо сказать, что сегодня уже стало лучше, уже меньше конфликтов, для бизнесменов все больше и больше значат такие понятия, как деловая репутация, у нас в стране. Они уже не готовы рисковать своей деловой репутацией ради каких-то конъюнктурных сиюминутных финансовых прибылей.

Лиля Пальвелева: Заметные позитивные сдвиги, по наблюдениям Бориса Титова, произошли за последний год.

Борис Титов: Этика пробивает себе дорогу в сознании бизнеса в России и в какой-то степени комиссия, которой я руковожу, объединенная комиссия по корпоративной этике, а это по существу общественный арбитраж, который дает возможность разобраться, этично или правильно корпоративная структура поступала, или нет в тех или иных конфликтах или спорах, она способствует тому, что уровень этический бизнеса у нас в стране рос. Если нарушается этика, Хартия, которую мы приняли, то есть куда обратиться. Есть арбитры, которые профессионально, авторитетно скажут, что да, здесь была нарушена корпоративная этика, и против этой компании будут приняты определенные общественные санкции.

Лиля Пальвелева: Вы могли бы какой-то конкретный пример привести, чьи дела вы разбирали в последнее время, и каков был повод для конфликта?

Борис Титов: К нам вообще очень много обращений. Некоторые решают свои проблемы по ходу, даже не придя, не сделав заявление в комиссию, сообщив только своим противникам, к которым у них претензии, о том, что они собираются идти в комиссию, это уже приводит к тому, что конфликт разрешается. Конкретный пример - это конфликт Московского жирового комбината, где стороны по очереди всех информировали через прессу, что они пойдут в комиссию по корпоративной этике. В результате ни одна из них не пришла в комиссию, но конфликт у них разрешился. Даже само существование комиссии уже имеет значение.

Лиля Пальвелева: Для более сложных случаев существует двухэтапная схема разрешения конфликтов. Первый этап называется медиаторским.

Борис Титов: Сторона приходит, мы даем возможность, предоставляем авторитетного медиатора, посредника, который пытается регулировать конфликт. Вот на этой стадии у нас уже был урегулирован конфликт по "Тверь полиэфиру", где стороны договорились через нашего медиатора о том, чтобы одна из сторон выкупила акции другой. Конфликт, который был с применением различным способов и методов на заводе был практически решен. К нам обращается очень много разных людей, в частности, уже и трудовые коллективы начали обращаться на акционеров своих предприятий. Есть конфликты между партнерами на одном предприятии, которые вместе работали, потом какие-то вопросы, и они просто просят найти выход. Они не хотят никаких обвинений друг другу, но они друг с другом по эмоциональным причинам, по психологическим причинам найти сегодня выход не могут, и они просят дать им медиатора для того, чтобы решить этот вопрос.

Лиля Пальвелева: Если медиаторство не помогает, в Союзе предпринимателей, сообщает Борис Титов, прибегают к арбитражным рассмотрениям споров.

Борис Титов: Когда выбирается два арбитра, каждая из сторон выбирает арбитра, они выбирают председателя. И здесь задача уже не найти компромиссное решение, которое не удалось найти на первом этапе, а здесь определить, кто прав, кто виноват. И если было нарушение корпоративной этики, сделать это достоянием общественности, выработать мнение по поводу того, что произошло, и сообщить нашим коллегам, бизнесменам, что эта фирма вела себя не в соответствии с нормами корпоративной этики, принять меры. Можем исключить из наших союзов.

Лиля Пальвелева: Предусмотрено более жесткое наказание - занесение неблагонадежных партнеров в "черный список".

Борис Титов: К радости, пока там ни одной компании еще нет, но, я думаю, что любая компания, которая окажется в этом списке, она чувствовать себя будет не очень уютно, бизнес у нее не будет развиваться, по крайней мере, не будет развиваться такими темпами, какие были раньше. На самом деле, мы считаем, что если это произойдет, то компания практически вынуждена будет закрыться. При этом еще понятно, что это общественное мнение, и здесь не важны названия компаний. Можно эту компанию закрыть, зарегистрироваться в другой, продолжать работать. Это общественное мнение, мы говорим о людях, а не о названиях. Поэтому, если Иванов сегодня вел себя неэтично, а завтра сделал компанию другую, он продолжает ей руководить, это будет распространяться на Иванова в любой другой компании, где бы он ни работал.

Лиля Пальвелева: До составления "черных списков" дело не доходит, по всей видимости, потому, что процедура арбитражного рассмотрения очень серьезна. Вот один лишь пример.

Борис Титов: В частности, конфликт достаточно крупный, Орско-Халиловский металлургический комбинат, где было обращение "Стилтекс", металлургической компании, против "Альфа-ЭКО", которая якобы не расплатилась с откупными за то, что они передали права управления заводом третьей структуре. Там были назначены арбитры, руководил Ходорковский панелью арбитров, он был избран, избрали по своему арбитру стороны, эти два арбитра избрали третьего. И Ходорковский стал первым арбитром, избранным в рамках нашей комиссии. Решение было очень правильным, как мне кажется: обе стороны вели себя неэтично, потому что они заключили между собой контракт на преднамеренное банкротство предприятия. Они объединились для того, чтобы установить контроль на предприятии, выгнать акционеров, хотя предприятие было достаточно сильное финансово и можно было санировать предприятие вместо того, чтобы банкротить. Они объединились специально, чтобы назначить своего внешнего управляющего, назначили его, хотя не имели контрольного пакета долгов, и внешний управляющий просто перевел потоки на эти две компании. Потом пришла третья, сказала - я хочу у вас это купить, и они передали управление третьей компании, по существу продали внешнего управляющего, хотя он государственный служащий. Мы категорически против таких договоренностей, таких действий корпоративных структур. Поэтому мы осудили в принципе преднамеренное банкротство.

XS
SM
MD
LG